МАКСИПОЛИНОВЦЫ
Вторник
17.07.2018
14:40
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Фанфик от Маська "Две половинки одного целого" - ФОРУМ | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: любознашка  
ФОРУМ » ТВОРЧЕСТВО » Литературный » Фанфик от Маська "Две половинки одного целого" (Максим/Полина)
Фанфик от Маська "Две половинки одного целого"
ЛисенаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 19:00 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 3445
Репутация: 2694
Статус: Offline
Дорогие друзья! У нас новый автор - Маська.
Сегодня даю старт ее произведению. Надеюсь, поддержим?
;)

Название Две половинки одного целого

Жанр: драма, комедия
Пейринг: Максим/Полина и др.
Размер: макси
Статус: закончен
Рейтинг: PG -13, R

Аннотация:Максим с Полиной познакомились до СВУ. Любовь с первого взгляда, причём взаимная. Запреты существуют, чтобы их нарушать, ведь настоящая любовь не знает границ. Верно? Одним словом, мой вариант развития отношений, как ни странно навеяно Кремлёвскими курсантами.


Живите настоящим днем, каждым днем, как будто он может закончиться на закате, и как только ваша голова касается подушки, отдыхайте и знайте: вы сделали все, что в ваших силах.
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 21:59 | Сообщение # 2
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Наступал последний месяц лета. Хоть и днём ещё было довольно тепло, а иногда даже жарко, но вечером, ближе к ночи, на улице становилось прохладно, дул лёгкий ветер. Время от времени сновали прохожие, спеша домой с работы. Тверь погрузилась в сумерки позднего вечера. По проспекту Мира шумно брела компания изрядно выпивших подростков, обсуждая события минувшей клубной дискотеки.
- Кстати, Макар, гони мою флешку! - докапывалась девушка до парня, - я тебе её отдавала.
- Нет у меня её, ты в клубе, наверное, оставила, ну или по дороге посеяла.
- Блин, Макар, давай вернёмся? Я уже все карманы прошерстила - флешка как сквозь землю провалилась.
- Ну, куда мы сейчас вернёмся? вон троллейбус последний едет, - ответил парень, указав рукой на дорогу.
- Ну, Маакс..., - не унималась Светка.
- На держи, - сдался Макс и протянул девушке флешку. - Без Бритни своей умрёшь! Давайте бегом в троллейбус, а то пешком добираться будем.
И толпа ринулась в подошедший транспорт.
- Троллейбус идёт в парк. - Оповестила ребят кондуктор.
- девушка, так нам и надо в парк! - ответил Макс, одарив при этом кондуктора нахальной улыбкой.
- Молодые люди, туда проводов нет. Покиньте троллейбус! - потребовала женщина.
- Девушка, девушка, у нас есть провода! – не унимался Макс, дёргая наушники.
- Так, всё! Я иду за милицией! - рассердилась кондуктор и направилась к выходу.
-Девушка, зачем милицию? Лучше бабая позовите! Мы бабая больше боимся, ага!- крикнул ей в след Макаров. По салону раздался дружный хохот.
- Куда это она?- спросил Компот.
- Как куда? За бабаем, наверное!- засмеялся Макар и прыгнул на место водителя.
- Э-э, Макар! Уже не смешно,- испугался Компот. - Открой двери, я выйду!
- Спокуха, у меня категории A, B, C, D и Т! – от души веселился Максим.
-Т? - Нет такой категории!
- Т – это троллейбус, валенок! Уважаемые пассажиры, будьте осторожны, двери закрываются! Оденьте этому длинному памперсы и пристегните ремни. Следующая остановка- парк Горького!- оповестил Макс и нажал на газ…

Квартира Макаровых была огромная: двухуровневая с дорогой современной мебелью. На первом этаже располагались гостиная, столовая с кухней. Чуть дальше по коридору – кабинет Петра Макарова и напротив него - ванная комната. На втором этаже находились ещё один санузел с душевой, спальня супругов и комната их сына Максима.
Лариса Макарова сидела на диване в гостиной и красила ногти. Это была солидная женщина лет сорока. Лариса часто посещала салоны красоты, иногда, чтобы убить время, сама делала маникюр. Как вдруг раздался звонок мобильного. Лариса поставила лак на журнальный столик и ответила: - Алло?... Да, я… Из какой милиции?... Боже, что он опять натворил?... Как угнал троллейбус???... Хорошо, я скоро буду! - Женщина отключила телефон. – «Нет, ну надо же, когда это всё закончится? Сил моих больше нет. И почему у меня не девочка, а этот несносный пацан! »- думала Макарова по пути в милицию.
Зайдя в кабинет участковой, Лариса увидела сына. Она смерила его строгим взглядом присела за стул напротив капитана Сухановой.
- Что мы с ним будем делать, Лариса Сергеевна? У нас с вами уже десятый привод за последние два месяца. Между прочим, после третьего привода уже отправляют в исправительную колонию,- распалялась капитан.
- Вы что, не поняли? Это шутка была! - встрял Макс.
- Закрой свой рот и выйди в коридор! - закричала на него мать. Максим встал и, опустив голову, молча, поплёлся за дверь. - Я не знаю, что с ним делать! Он какой-то пуленепробиваемый. – У Макаровой зазвонил телефон:
- «Да, я слушаю! Это Вас». – Лариса протянула мобильный капитану.
- …Капитан Суханова. … Нет, протокол я ещё не составляла… Хорошо, поняла! – капитан сложила лист пополам и разорвала его на части.
- Ну, что там? - спросила обеспокоенно Лариса.
- А там всё как обычно, – ответила Суханова. – Оказывается, троллейбус вчера вообще никуда не выезжал.
Пётр Макаров нервно ходил по гостиной, сцепив руки за спиной.
- Ммм… Я всем своим конкурентам рты закрыл! А тут, невероятно! Собственный сын. Я убью его! Пусть лучше на глаза мне не попадается. Саша, что там пишут в газетах? Всё перехватили?
- Да, Пётр Иванович! Ещё бы полчаса и было бы уже на первой полосе. Пишут что «если у мэра Макарова хватает собственных средств, то пусть поднапряжётся и купит своему сыну электричку. Там все-таки железная дорога и людей меньше»…
- Ага. Всё?
- Резюме тут сильное: Горожане, задумайтесь, сможет ли действующий мэр навести порядок в городе, если он не может навести порядок в собственной семье.
- Спасибо тебе, Саша! - Макаров пожал ему руку.
- Пётр Иванович, ну мне-то спасибо, ладно. А вот ребята – то работали.
-Ах, да! Извини! Сколько?
- Пятьсот…
- Сколько???
- Выборы…
Иваныч рассчитался с помощником, и тот ушёл. Макаров – старший разозлился не на шутку: - Не понимаю, чего ему не хватает? Я с утра до ночи пашу на работе как вол. И всё в дом! Всё в дом! Только бы вам было хорошо! Ну что, ты ногти красишь?- сорвался он на жену.
- А что ты на меня смотришь? - Закричала Макарова в ответ.- Частный садик, частный лицей, каждое лето на Кипр! Это ты его таким сделал!
- Я не учил его троллейбусы угонять! - В это время хлопнула входная дверь, в коридоре показался Макс, бросил родителям «Хай» и скрылся в свою комнату. Лариса продолжила спорить с мужем: - Что ты мне выговариваешь? Вот он пришёл! Ему это всё и втирай!
-Я его видеть вообще не хочу! - у Петра зазвонил мобильник: Да, я слушаю… Нет, без меня не начинайте… Я сейчас приеду!
- Петя, куда ты собрался? Поговори с ребёнком! Закричала Макарова, но муж уже вышел из квартиры.
Всю ночь Максим размышлял о том, как его достали бесконечные отцовские дела. Он уже забыл, когда последний раз разговаривал с папой. Вот так просто без криков и без истерик. Похоже, они вообще не разговаривали, не считая скандалов. Приходит поздно, уходит рано - вот такой вот у отца график без выходных. Сутками на работе практически. Как же это всё бесит Макса.
Утром Макар проснулся, натянул на себя футболку с джинсами и спустился на кухню, где уже колдовала над чем-то мать. Увидев сына, Лариса поставила перед ним на стол тарелку с творожниками, налила в стакан апельсиновый сок.
- Ма, где отец? - спросил Максим, уплетая завтрак.
- В кабинете работает…
- Десятый час?
- Максим, у него выборы на носу, жёсткий график. Ты же знаешь!
– Ну да, конечно. А на семью свою он когда время выкроит? - Макар начинал закипать.
– Ты мне лучше скажи, сынок, когда ты за ум возьмёшься? Сколько это всё будет продолжаться?- сменила тему Лариса Сергеевна.
– Мам, ты про троллейбус что ли? Я же уже говорил, что пошутили мы! Ну, переборщили немного…
- Переборщили… Они переборщили! Максим, ты вообще себя слышишь?
– Блин! сорвался Макс и перешёл на крик.- В этом доме уже даже поесть спокойно нельзя.
– Максим, сто раз тебе говорила, не блинкай!
– А ты прекрати кудахтать!
Пётр Иванович услышал крики и прибежал на кухню. - Ты как с матерью разговариваешь, сопляк!
Максим вышел из-за стола. – О, явление Христа народу! Что, вспомнил про семью?
- Заткнись, щенок! - Не выдержал Макаров старший и съездил сыну кулаком по лицу. Из носа пошла кровь.
– Ах, так? Хрен вы меня больше увидите в этом доме! - закричал Макс и выбежал из квартиры, громко хлопнув дверью.
- Петя, ну что ты стоишь, догони его! - плакала Лариса.
-Придёт! Никуда не денется! Жрать захочет – вернётся! – Кипел Макаров старший.
Макар шёл по улице, зажав нос рукой. Кровь почти остановилась. Ещё ни разу отец его не бил, а тут надо же заехал прямо в рожу. Мальчик был очень зол и обижен за это. Теперь он был готов идти, куда глаза глядят, только не домой. Так, размышляя о наболевшем, Макс не заметил, как стемнело. Но, не смотря ни на что, он продолжил просто бесцельно идти по тротуару.
– Помогите! - Вдруг услышал Максим женский голос, доносящийся из темноты, какой-то шорох и возню. Макс вгляделся в темноту: два здоровых амбала зажимали девушку, она кричала и вырывалась. Макар бросился её спасать. Благо, был чемпионом России по рукопашному бою. Сейчас все бойцовские навыки ему очень пригодились:
- Грабли убрали от неё, уроды! - Макаров схватил одного амбала за шкварник и с силой бросил его в сторону. Затем, заслонив собой девушку, сцепился со вторым. Удар, ещё удар, и амбал отправлен в нокаут, правда, у Макса теперь помимо носа был разбит ещё и лоб. Девушка протянула ему платок, парень вытер кровь.
- Ты как? - отдышавшись, спросил Максим девушку.
- Н- нормально- ответила она. – С-спасибо тебе!
-Да не за что! Главное, что всё обошлось. Чего дрожишь? Меня боишься? - улыбнулся Макар. – Не бойся, я девушек не бью! Кстати, Я Макс. - парень протянул руку незнакомке.
-Полина. - Улыбнулась девушка и протянула руку в ответ.
- Рад знакомству! Где живёшь? Давай я тебя провожу?
- Пошли, здесь рядом, да и раны тебе обработать нужно.
Квартира Полины была небольшая, но уютная. Девушка, обработав раны Максу, успела его мельком разглядеть: небольшого роста светловолосый голубоглазый парень. «Довольно красив»- подумала девушка про себя. А Максим тем временем рассмотрел Полину, украдкой, естественно: Рыжеволосая девушка с зелёными глазами, худенька, маленькая. «Красотка» - пришёл к умозаключению Макар.
- Как ты там оказалась – то в такое позднее время? - спросил он девушку.
- Да, от подруги шла, засиделись немного. А ты куда направлялся?
-А, я просто так гулял. С родоками поцапался накануне и вот забрёл, так сказать, на твоё счастье. – Макс улыбнулся и посмотрел на Полину.
Так, болтая ни о чём, они не заметили, как пролетело время, и стрелки на часах перевалили за полночь. На улице тем временем пошёл ливень. Полина предложила Максу остаться у неё, постелив ему в зале на диване. Макар отправил смс-ку Компоту: «если что, я сегодня ночевал у тебя» и, в скором времени уснул, отключив телефон.
Утром следующего дня Лариса Сергеевна заваривала очередную чашку кофе. Нервы женщины были на пределе, и ночь она почти не спала. Ведь её любимый сыночек не ночевал дома, и она понятия не имела, где он и что с ним. Наконец, Макарова не выдержала и стала звонить друзьям Максима. Первым она набрала «Муху», но тот сказал, что понятия не имеет, где макар. Потом кое-как дозвонилась до «Компота», который сообщил что её сын ночевал у него, а телефон у того якобы разрядился. «Компот» прикрывал Макара уже не в первый раз и схему отмазки выучил наизусть. Наконец, в двери заскрежетал замок, вернулся Макс.
- Ну, слава Богу! – вздохнула с облегчением мама и вышла в коридор. – Где тебя черти носили? Что, трудно было позвонить? – набросилась с вопросами Макарова на сына.
- Ма, я у Компота был, а телефон разрядился. И вообще, не трещи! Голова болит.- Ответил Макар и, пройдя в гостиную, приземлился на диван.
- А что у тебя с лицом? Откуда рана на лбу? – обеспокоенно спросила Лариса.
- Так, ерунда. На ветку напоролся.- Придумал на ходу парень.
- Ветка значит… ну что ж, хорошо. Посмотрим, что на это отец скажет.
- Ой-ой-ой, запела. Надеюсь, он придёт как всегда далеко за полночь. – Воскликнул мальчик и убежал к себе в комнату.

Полина вышла прогуляться. Настроение у неё улучшилось. На улице ярко светило солнце и щебетали птицы. Девушка, не спеша, шла по тротуару и думала о последних событиях, произошедших с ней. Она была очень благодарна парню, который спас её накануне вечером. «Весьма обаятельный молодой человек, с чувством юмора. «Интересно, почему он из дома ушёл? И что сказали его родители по поводу того, что он неизвестно где ночевал?» размышляла девушка про себя. Как вдруг её окликнул мужской голос:
- Полина! Подожди!
Девушка обернулась: - Яша? Ты разве не должен быть на работе?
- Да какая к чёрту работа! Ты где вчера была? Я весь вечер пытался до тебя дозвониться! Что с твоим телефоном? То не доступен, то трубку не берёшь! » - кричал на неё Яков.
- Телефон у Ксюшки забыла. Мы засиделись вчера у неё, и я уже поздно домой возвращалась. – защищалась девушка. Она действительно забыла телефон у подруги. О происшествии Ольховская решила умолчать.
-Ну, хорошо,- сказал Лазуцкий, - Пойдём в кафе поедим что-нибудь, и я на работу поеду?
- Яш, ты извини, мне как-то не хочется! – отказалась Полина. Ведь они вчера утром с Яшей поругались, и Ольховская не собиралась его пока прощать.
- Полиночка, ну неужели ты до сих пор дуешься на меня? Я же тебе всё уже объяснил! - затороторил Яшка. – Ну, подумаешь, выпил. … Ну, перебрал – с кем не бывает?
- Яш, ты не просто перебрал! Ты пришёл в хлам под утро! И это не первый раз! Всё, извини! Мне телефон у Ксюхи забрать нужно, пока она ещё дома. - Девушка развернулась и ушла, а Яков так и остался стоять.
«Ещё неизвестно, где ты была весь вечер и всю ночь». … Надо у соседей спросить, вдруг они что-то видели… - думал Лазуцкий, направляясь к дому Ольховской.
Яша, подойдя к дому своей девушки, спросил у старушек, сидящих на скамейке, не видели ли они вчера вечером Полину. Одна из бабушек, охотно рассказала Якову, что она как раз выводила свою собачку на улицу совершать вечерний туалет и столкнулась с Ольховской на лестничной площадке. Так же она поведала, что девушка была не одна, а в сопровождении молодого человека, который покинул квартиру Полины только утром. «Ну, Ольховская даёт…» думал офигевший от предоставленной информации Яшка, ожидая Полину у подъезда.

Максим лежал на диване в своей комнате и думал о Полине. Почему-то девушка не выходила у него из головы. «Что же я телефон у неё даже не спросил… интересно, у неё парень есть? Врятли. Иначе, почему она одна поздно вечером возвращается?» Так за размышлениями его и застал отец, вернувшись с работы.
- Значит так, сын! Ты меня уже достал! Где ты шлялся всю ночь?
- Да задрал ты меня! Извиниться не хочешь для начала? Хотя нет, не нуждаюсь я в твоих извинениях! И вообще, выйди из моей комнаты! А если ещё раз ты меня хоть пальцем тронешь, я уйду из дома насовсем! – возмущался Макар.
- Ты мне дома и не нужен!
- Что значит, я тебе дома не нужен?- перебил парень отца.
- Дома из тебя человека не получается! Упустил. Не понятно, где, но упустил. – Пётр Иванович задумчиво покачал головой и взглянул на сына. - О, в Суворовское пойдешь!
- Куда???- обалдел Макаров младший.
- В Суворовское училище! Точно! Я так решил! Через неделю готовься. – Пётр Иванович хлопнул по столу рукой.
- Ты так решил… А меня ты об этом спросил?
- Нет! - взорвался отец. – И не собираюсь!
- Так значит, да? Я не пойду никуда! И вообще я туда не поступлю! – кипел сын.
-Пойдёшь! Поступишь! - Поставил его перед фактом папа и вышел из комнаты.
Максим решил погулять по городу последние деньки на свободе, ведь скоро его должны запереть в Суворовском за высоким забором на ближайшие три года. В семье Макаровых слово отца было закон - как он скажет, так и будет. Ноги сами принесли его к дому спасённой им девушки. Ещё из далека он увидел, что его Полину хватает за руки какой – то лысый тип…
Когда Поля возвращалась от подруги, возле дома на неё налетел Яков:
- Ольховская, ну я от тебя не ожидал! Это ты так отомстить решила? Да?
- Яш, я не совсем понимаю, о чём ты? Удивилась девушка.
- Она не понимает… всё больше заводился Лазуцкий. – «С кем ты вчера вечером поздно домой возвращалась и откуда? »
- Яков, я не собираюсь перед тобой отчитываться! И уж тем более мстить тебе! – обиделась Полина.
- Ну и как он тебе в постели?- зашипел Яша.
- Яш, ты что несёшь? В какой постели? Кто?
- Ну не в моей же! Любовник твой вот кто! Ну что, потрахались на славу?
Полина отвесила ему звонкую пощёчину. Лазуцкий схватил её за руки и начал трясти, оскорбляя в ответ. Девушка заплакала, и в этот момент к подъезду подлетел Макс.
- Клешни свои убрал от неё! - заорал на лысого Макар и кинулся на него. Яков обалдел и принялся обороняться. Завязалась драка. Макаров его чуть не убил, нанося один удар за другим.
Полина вмешалась вовремя. - Максим, не надо, пожалуйста. Всё в порядке. - Плакала девушка. Максу ничего не оставалось кроме как остановиться. Он отпустил еле живого Яшу, и проводил Полю домой. Самому ему при этом тоже немного досталось.
Девушку трясло от страха.
- Полин, ну не плачь! Я рядом и не дам тебя в обиду. – Обнимал её парень, пытаясь успокоить, а Ольховская уткнулась ему в плечо.
- Максим, как ты тут оказался?- спросила девушка, немного придя в себя.
- Не поверишь, гулял! - улыбнулся Макар.
- Ой, опять у тебя кровь!- посмотрела Полина ему на лицо и дотронулась до раны рукой. Макс закусил губу, его бросило в жар. Но не от боли. Что-то как-то сердце забилось часто-часто. Парню вдруг захотелось поцеловать девушку. Он поспешно отстранился от неё от греха подальше. Макаров не мог понять, что с ним происходит. У него было много девушек, но, ни одна из них не заставляла так часто биться сердце.
- Слушай, я, наверное, пойду, в одно место ещё заскочить надо. Тебе лучше? - спросил Макс.
- Да, спасибо, уже нормально, – улыбнулась девушка. – Конечно, если нужно, ты иди, я у тебя и так кучу времени отняла.
- Да времени у меня вагон, - ответил парень. - Просто вспомнил, что обещал одному товарищу помочь.
Полина проводила Максима до двери, и они попрощались. Макс пошёл на остановку, чтобы ехать домой. Про товарища он выдумал, просто не мог больше находиться рядом с девушкой. Ему безумно хотелось её поцеловать, а этого делать было нельзя, во всяком случае, пока. Полина тоже думала о своём новом знакомом. Он ее спасал уже второй раз. Парень ей нравился.

Прошла неделя. Макарова привезли в военное училище на чёрном БМВ охранники отца. Они повсюду следовали за ним, чтобы тот не удрал. Парень активно сопротивлялся и возникал всю дорогу, огрызаясь с амбалами. Но последние не обращали внимания на его выпады, молча выполняя установку своего шефа. И как не старался Максим, запороть медосмотр и завалить экзамены ему всё же не удалось. Мальчик был зачислен в число суворовцев и поступил в распоряжение офицеров – воспитателей. Макар вёл себя отвратительно: отказывался от еды, грубил командирам, курил, нахватал двоек. Но добиться своего отчисления ему не удалось. А вот увольнений его лишили. Кроме того, он всё это время думал о рыжеволосой красавице, девушке, которую он спас. Макс даже уже подумал о самоходе, чтобы навестить Полину, но его планам не суждено было сбыться. Через несколько дней Максим прикалывал лычки в бытовке. Его, только что, повысили в звании до вице-сержанта, за то, что он на днях умудрился откосить от строевой, обведя вокруг пальца своего офицера – воспитателя. Сказать, что все, в том числе и сам Макар, были в шоке - ничего не сказать. Майор Василюк решил попробовать таким способом взвалить ответственность на плечи мажора. Может тогда он образумится.
В расписании появился новый предмет « Этика и эстетика ». Третий взвод готовился к занятиям по этикету, бурно обсуждая заслуги новоиспечённого вицесержанта. Макаров вошёл в класс.
- Товарищ вицесержант, третий взвод к уроку этики эстетично построен - трепался Трофимов.
- Очень смешно!- ответил Макс. - Вольно, садитесь!
- Братцы! Вицесержант разрешил нам сесть. - Не унимался Трофим. Раздался дружный хохот. – «Кстати, говорят этот предмет какая – то молоденькая вести будет. Интересно, как её зовут?»
- Этикетка! – загоготал Максим, а остальные подхватили. Он думал, наконец-то сможет поспать, направляясь к третьей парте, которая оказалась занята.
- Тяк, я чёт не понял, ты чё здесь делаешь? – обратился он к Сухомлину, который занял его место.
- А вицесержант должен сидеть на первой парте во главе взвода! - ответил мальчик, указав рукой вперед.
- Эт кто сказал? – ухмыльнулся Макс.
- Офицер – воспитатель сказал.
- Так, ну-ка, поднял свою задницу и бегом на первую парту! - разозлился Макар.
В этом момент дверь в аудиторию открылась, все встали. Вошла преподаватель.
- Здравствуйте, садитесь! - проговорила она. Все сели, и только Максим так и остался стоять, обалденно пялясь на учителя. Это была Полина. Его Полина…
«Вот это попадос» думал парень. Он совершенно забыл, где находится.
- А вы почему стоите? - Обратилась к нему Ольховская.
- Я? – мальчик пребывал, мягко говоря, в лёгком шоке.
- Вы. Представьтесь, пожалуйста! - посмотрела на него Полина.
- Суворовец Макаров! – наконец вышел из ступора Макс.
- Вицесержант Макаров!- поправил его Трофим.
- Отлично! Вицесержант должен сидеть здесь! - изрекла Поля, указывая на первую парту рукой. - Или вы боитесь преподавателя?
- Волков боятся, в лес не ходить! - Проговорил Макар и прошёл за первую парту.
- Офицер должен быть не только физически развит и образован, но и воспитан - продолжала тем временем учитель. - Мы будем изучать с вами живопись, музыку, а так же будем заниматься бальными танцами…
- С вами?- перебил её мажор. Девушка решила опустить реплику и продолжила: Предмет мой называется «Этика и эстетика». А зовут меня…
- Этикетка - нагло перебил её Мазуров.
- Слыш, хавальник свой завали! – осадил его вицесержант.
- А зовут меня Ольховская Полина Сергеевна! - продолжила Полина, когда все стихли. – И только что вы стали свидетелями грубого нарушения этикета. Молодой человек позволил себе хамство, по отношению к женщине. Остальные смеялись. И если у молодого человека, к тому же суворовца, есть хоть капля достоинства, он должен встать и извиниться!» - она выжидательно посмотрела на Мазурова. Тот продолжил сидеть, при этом нахально спросил: - а что вы делаете сегодня вечером?» Макаров не ожидал от сокурсника такой прыти. Он вскочил с места и ударил обидчика кулаком в рожу. Завязалась драка. Остальные суворовцы их разнимали. Прозвенел звонок. Все вышли из класса.
- Суворовец Макаров, задержитесь, пожалуйста! - попросила Ольховская. Макс подошёл к столу. Губа у него была разбита, сочилась кровь. – Макаров, почему вы себя так ведёте?
- Как так? - спросил Макс.
- Зачем вы начали драку?
- Я же сказал, пока я рядом, тебя в обиду не дам! Макар в упор посмотрел на неё.
- Вы понимаете, что, если я доложу начальнику училища, вас выгонят? – продолжила Ольховская.
- Ну, давай, расскажи ещё про пару драк за забором накануне поступления! – начал заводится вицесержант. – Полина, ты что?
- Не «ты», а «вы»! разозлилась девушка. - И Полина Сергеевна!
- Ах, простите, милостивая сударыня! Там так по этикету, да? Значит мы уже с тобой на вы?
- Максим, почему ты мне соврал, что тебе восемнадцать?
- Ну, знаешь, ты тоже не сказала, что ты училка! - кипел Макс.
- Значит так, Макаров, я твой учитель, а ты мой ученик. Попрошу соблюдать субординацию! Про драку я докладывать не буду, но впредь, пожалуйста, держите себя в руках! - Полина нервничала.
- Всё, всё! Я понял! Извините, больше такое не повторится! – сдался Макс. – Можно я уже пойду?
- Да, конечно! Идите.
- До свидания, Полина! – бросил Максим, направляясь к двери.
-Сергевна!- поправила его девушка.
- Сергеевна, Сергеевна! Извините, я забыл!- ответил парень и ушёл.
А Полина ещё долго размышляла над сложившейся ситуацией. Она не могла поверить, что её защитник окажется её учеником. При этом он не такой уж жёлтый и пушистый, каким казался ей до встречи в училище. А самое сложное, то, что этот мальчишка успел её зацепить. И хоть девушка недавно помирилась с Яшей, Максим прочно поселился в её мыслях. Она даже подумывала порвать с Лазуцким, но теперь это оказалось невозможным. «Ольховская, выбрось парня из головы! Ты же не пойдёшь на связь с учеником! Несовершеннолетним! господи, да это же статья. И о чём я только думаю».
Войдя в казарму, Макар сел на тумбочку и стал думать, что же ему делать дальше. Этикетка не выходила у него из головы, а на уроке вообще он её жутко приревновал к сокурснику. Он понимал, что теперь Полина будет держать дистанцию. «Неужели я влюбился? Не может быть, бред какой-то. Тогда, что
со мной происходит». Его размышления прервал Сухомлин:
- Макар, что это было?
- Сухой, ты о чём? – включил дурака Макс.
- Ну, сегодня на этике? Чё ты на Мазура кинулся?
- Отвянь, Сухой… - Максим попытался свернуть разговор.
- Тааак… всё с тобой понятно…
- Чё те понятно? – раздражался Макар. – Я же сказал, тема закрыта.
Ребята несколько раз пытались подколоть сержанта, но Илья дал понять, что тот в последнее время не в духе и лучше к нему не лезть, иначе вилы.
Макар заступал в наряд и был этому безумно рад. Может, хоть так он не будет думать о Полине. Теперь сын мэра не собирался вылетать из училища, стал активно исправлять двойки и палочки. Офицеры думали, что это заслуга сержантских лычек.
На следующем занятии по этике третий взвод изучал тему Язык цветов.
- Создание языка цветов приписывают Японии и Китаю - рассказывала Полина.
- Сотни лет назад японцы и китайцы посылали цветы в качестве сообщений. Тот, кто владел этим языком в совершенстве, мог без слов доносить свои чувства до другого человека. Здесь учитывалось всё: цвет, количество. Например, один цветок означал «ты всё, что у меня есть», три цветка - «хочу уехать за тобой на край света», пять – «я тебя люблю»».
- А миллион алых роз что означает? – спросил Степан.
- Миллион алых роз означает, то, что ты, художник, бомж! - ответил ему Макар. Раздался дружный хохот. Полина была приятно удивлена проявлением интереса у полного деревенского парня к данной теме.
- Перепечко, а вы часто дарили девушкам цветы? - спросила преподаватель.
- Каждый день! корове сено! - ответил за пухлого Сухой, и снова все заржали.
-Так, Сухомлин, может быть, вы поделитесь своим опытом?- решила осадить приколиста Полина.
- Могу. Я лилии дарил. Жёлтые.- Ответил Сухой.
- Отлично. Жёлтые Лилии означают экстравагантность, неординарность, но так же, капризность, легкомысленность. Вы этим хотели, как бы сказать - присмотрись ко мне! Я не такой как все…
- А-А-а, ты, значит, мужику дарил, да? - Повернулся к Сухому Макар. По кабинету раздался хохот. А Полина качала головой, смотря на Макса. «Вот сорванец. Ну и мысли, - думала она про себя.
- Полина Сергеевна, а я полевые дарил! Что это значит? – заинтересовался Перепечко.
- Ну, смотря какие?
- Одуванчики! – ответил ему вицесержант.
- Сам ты одуванчик! – огрызнулся печка. – Я вьюнки дарил.
- Вьюнки означают - присмотрись ко мне, я украшу твою жизнь. Часто вьюнки дарят опытные ловеласы. Цветами можно выразить любые чувства. От бурной страсти, о которой девушки скажут каллы, до сдержанного восхищения её красотой – об этом скажут китайские розы.
- Полина Сергеевна, а с вами кто-нибудь разговаривал на языке цветов? -Спросил Стёпа.
- Со мной? - Ольховская задумалась. Ей давно не дарили цветы, а уж на языке цветов говорить таким, как Яша, в голову не придёт. – Урок окончен - решила она закрыть тему. Вицесержант всё это время внимательно смотрел на девушку. В голове у него уже созрел план.
Через два дня Макаров решил подмазать дежурного на КПП, Сообщив тому, что у него есть важное дело на пару сотен.
- Твоё дело Очки шуршать! - огрызнулся старшекурсник.
- Ладно, раз тебе три сотни лишние… Макар направился к выходу.
- Погоди, где там твои пятьсот рублей? - сдался дежурный.
- Четыреста!
- Хорошо, что надо купить?
- Китайские розы. Пять штук. Завтра к утру. – Сообщил Максим.
На следующий день Максим забрал букет и, поставив его вазу на столе в кабинете, закрыл дверь на ключ, спрятав последний в карман. Теперь оставалось только ждать. У кабинета этики столпился третий взвод. Кабинет закрыт. Ключа нет. Все ждали преподавателя, который задерживался.
- Так, почему не заходим? Звонок уже был! - спросила девушка, заметив толпу ребят в коридоре.
- Так кабинет закрыт! – сообщил Сухомлин.
- «Ну, сходите на вахту!
- Я там уже был, – ответил Сухой. – Ключа нет. Он на вас записан.
- Так, ничего не понимаю. – Полина подошла к кабинету и увидела ключ в замке. – По крайней мере, это не смешно! Бегом в класс!- рассердилась девушка, открывая дверь и запуская учеников. Взвод столпился теперь уже в кабинете у дверей. – «Да что ж такое – то! Почему не рассаживаемся? - Недовольно буркнула Полина, протискиваясь сквозь толпу и, замерев, обалдела от увиденного: на столе в вазе красовался букет китайских роз. – Таак, ну, и чья это была идея? - Взвод расположился за партами. Все молчали. Ольховская села за учительский стол и посмотрела на букет: - Китайские розы. Пять штук. Я смотрю, кто-то хорошо усвоил прошлую тему урока. - Она посмотрела на ребят. – Это была коллективная идея или чья-то личная? Дежурный, вы можете это как-то прокомментировать?
- Никак нет! – ответил Сухомлин.
- Значит, личная! - сделала вывод учитель. – Ну, и кому я должна объявить благодарность за восхищение моей красотой?
- Полина Сергеевна, а записки нет?- Спросил Трофим. Полина внимательно осмотрела букет в поисках записки.
- Увы… - записки в букете не оказалось. – «Так, Макаров, это твоя работа?- спросила сержанта Полина. Надо сказать, она в тайне надеялась, что букет от него.
- А чё сразу Макаров – то? – сделал удивлённые глаза вицесержант и завертел головой по сторонам. – Так, пацаны, ну-ка, колитесь, кому тут делать нечего?
- Ладно, разберёмся, Не одна, так с офицером – воспитателем! - Сообщила Ольховская.
- Это я!- воскликнул Перепечко.
- Что, я? - Полина словила шок.
- Ну, цветы – это я принёс! – Пояснил Степан.
У Макарова отвисла челюсть. «Ну, печка.… Ну, козёл… Я тебе устрою…» - думал он. А Ольховская, всех отпустив, попросила пухлого задержаться. Через несколько минут девушка вышла с кабинета, неся в руках букет и, не заметив стоящего в нише на ступеньках Макса, прошла мимо. А Максим развернулся и влетел в кабинет, стукнув печку по плечу, заорал на него: - «Слыш, ты, гоблин! Тебя кто просил вскакивать, а? Это что, твой букет был?»
- А что, твой? - спросил Перепечко.
- Не твоё дело! Ты чё выперся, а? - злился Макаров.
- Ты же слышал, она за взводным хотела послать, – пытался оправдаться Степан.
- За взводным? Слыш, ты, дитя агронома! Девушка только начала кокетничать, а он тут же нарисовался! Рыцарь, блин, лишенный мозгов, - возмущался Макар.
- Просто я подумал… - Мямлил печка.
- Что ты подумал!? - перебил его вицесержант. – «Надо было табличку над доской повесить».
- Какую? – не понял Стёпа.
- Какую? Здесь впервые подумал Перепечко!.
- Да пошёл ты! – обиделся пухлый и, схватив тетради, хотел было уйти.
- Подожди! - остановил его Максим и уже более спокойным тоном спросил: -« Что она сказала?
- Ничего! – продолжал дуться печка.
- Ну, извини! Я серьёзно, что она сказала?
- Ну, спросила, где я взял букет, – перестал обижаться Стёпа.
- А ты?
- Сказал, что секрет, – продолжил Перепечко.
- Молодец! И всё? - одобрил Макаров.
- И ещё сказала, что между нами ничего не может быть, – повествовал Стёпка.
- Серьёзно? Прям так и сказала? – радовался Максим. – Жестокая женщина! - Макс закусил губу и ухмыльнулся. – Ладно, живи, Перепечко! - он хлопнул парня по плечу и направился к выходу. Тут Степан его окликнул:
- Слыш, Макс! А ведь это твой букет был, да?
- Видимо табличку над доской надо поменять! Здесь Перепечко подумал дважды- хмыкнул мажор и вышел из кабинета.
Прапорщик Кантемиров, по прозвищу философ, построил взвод, раздал метёлки и отправил всех на улицу мести территории. Максим, не спеша, ковырялся с метлой, как вдруг его окликнул Трофим:
- Слыш, Макар! Обскакал тебя Перепечко!
- Скакалка ещё не выросла! – ухмыльнулся Максим, продолжая работать метлой. А Стёпа, услышав разговор, подошёл к Макарову:
- Слушай, Макс, хочешь, я к ней схожу и скажу, что это от тебя был букет?
Максим позеленел от злости. «Печка, кабан, нахрена на всю ивановскую орать – то» - подумал он, а вслух сказал:
- «Перепечко, блин! Тебя только в клетку засунуть и за деньги людям показывать!
Их разговор услышали все на плацу.
- Вот это поворот!- не удержался от комментария Трофимов Сашка. - Макар, ты, что, реально втрескался? Она же старая!
- Сам ты старый! - ответил вицесержант.
- Ну, сколько ей реально? Года двадцать два? – не унимался Трофим.
- Ну и что? - не видел в это ничего особенного Максим. – «Вон, идите своих пипеток на дискотеке позажимайте: «а я такая подошла, а он такой… мммм…»- нарочито пискляво передразнил Макаров.
- Да ладно, Макс, амур не выбирают! – похлопал его по плечу Сухомлин. Только вот несерьёзно всё это! Всё равно тебе с ней ничего не светит.
Полина была дома и ждала Ксюшку в гости. Она решила всё же поделиться с ней своими переживаниями. Девушка поставила чайник и достала из холодильника тарелку с пирожными. Ольховская подошла к вазе с цветами и, закрыв глаза, вдохнула волшебный аромат роз. Поля была уверена, что цветы ей подарил отнюдь не Перепечко. «Это сделал Максим. Вот только признаться смелости не хватило. Ну, ничего. Мне всё равно безумно приятно». Полина улыбнулась. И даже грандиозный скандал, который устроил ей Яков накануне по поводу цветов, не испортил ей настроения. В дверь позвонили. Пришла Ксения.
- Привет, подруга! Ну, рассказывай, что там у тебя стряслось? – спросила Ксюха, проходя на кухню. – О-фи-геееть… - Воскликнула она, увидев букет. – Это просто шикардос! Так, розы, пять штук. Это, что лысый твой расщедрился???
- Мимо, Ксюша! - ответила Полина. – «У лысого мозгов не хватит даже на ромашки».
- Заинтриговала! – ну, тогда, это, наверное, тот мужик, который твоему Яшке череп затонировал пару месяцев назад? – начала гадать Ксения.
- «Почти угадала»- улыбалась Поля.
- В каком смысле почти?
- Это не мужик, а мальчишка… ему 15 лет.
- Ну, нифига себе… - Подруга поперхнулась пирожным.
- Это ещё не всё, - продолжила Ольховская.
- Давай, вываливай! – приготовилась Ксения, на всякий случай, отодвинув чашку с кофе и отложив десерт.
- Ксюш, я влюбилась в своего ученика. Что мне делать, а?
- Кхм… подожди, дай переварить… Слушай, ну а он что?
- Что- что…букет видишь? Вот тебе и ответ на твой вопрос. Вздохнула хозяйка.
- Слушай, ну раз чувства взаимны, что тогда ты паришься? Бросай своего лысого гамадрилу, и встречайтесь на здоровье!
- Ксюш, ты что, хочешь, чтобы меня посадили за совращение несовершеннолетнего? И потом, с чего ты взяла, что у него ко мне серьёзно? В этом возрасте все влюбчивы.
- Но, ты же насиловать его не собираешься? Кстати, букетик – то недешёвый. Он что, из богатой семьи?
- Ксюш, он не просто из богатой семьи. У него папа- мэр нашего города. Я когда узнала, чуть в обморок не упала. – Выдала Поля.
- И ты решила на мне отыграться? Я прям с порога, как к тебе зашла, так и не могу из шокового состояния вылезти. Блин, Полька, я так хочу посмотреть на твоего Ромео. – Подруга чуть не визжала от восторга.
- Издеваешься да? Он не мой! И врятли когда-то им будет.
Подруги поболтали ещё некоторое время, и Полина проводила Ксюшу.


Болею МиП...

Сообщение отредактировал маська - Воскресенье, 03.06.2018, 22:18
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 22:23 | Сообщение # 3
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Максим сидел в казарме и травил анекдоты с парнями:
- Пацаны, вот ещё один:
Три алкаша в подворотне.
Разлили по последнему стакану.
Один говорит:
– Не могу больше. Вырвет.
Собутыльники ему в ответ:
— Да не переживай. Никто не вырвет, все свои». – По казарме разносился хохот. Зашёл философ: - «Макаров, мухой на КПП.»
Макс, подойдя на КПП, никого не увидел.
- Слыш, кто там ко мне приехал? - спросил он у дежурного.
- Машина у выхода. Отец, наверное.
Максим отправился на улицу.
- Компот? Здорова! - удивился Макс, – какими судьбами?
-Да вот, решил тебя навестить. А то не звонишь, не пишешь. – Наехал на него Компот.
- Слушай, я тут постоянно загружен. Клёвая тачка! - оценил Макаров машину.
- Отец презентовал на совершеннолетие! – похвастался Компот и, нырнув ненадолго в салон, вытащил коробку, протянул её Максу. – Сигары. Твои любимые!
- Да я уже полтора месяца как бросил, - Ответил Максим.
- Головой что ли ударился? Поди, ещё и по утрам бегаешь? – съязвил удивлённо друг.
-Бегаю! - Кивнул Макс. - Ладно, мне идти надо! - он собрался уходить, но Компот его окликнул:
- Э, Макар, подожди! У меня для тебя ещё кое-что есть. В следующее мгновение из машины выскочило «кое - что», а точнее, «кое - кто» и, повиснув на Макарове, впилась ему в губы и стала целовать его взасос. Это была Светка. Максим охренел, но, придя в себя, оттолкнул бывшую подружку и машинально вытер губы.
- Макар, ты чего? – Теперь уже в шоке была Светка.
- Извини, не признал! Слишком много краски! - дерзил Максим.
- Слыш, Макар, прыгайте в машину? Пятнадцать минут- то у тебя будет По-любому! – начал уговаривать его Компот.
- Я же сказал, я занят! Ни минуты свободной нет! - ответил Макс, возвращая компоту коробку с сигарами. Повернулся и пошёл прочь, бросив напоследок: счастливо!
- Макар, я не понял, вам что, баб по выходным привозят? Или вы друг - друга? – не унимался Компот.
Макс повернулся к нему : - «да пошёл ты!»
- Да ладно, я шучу! – попытался сгладить неклеящийся разговор Компот. – Кстати, Макар, я хотел у тебя спросить, чё мухе дарить будем? – резко сменил тему друг.
- Дихлофос ему подари! Он же любит, когда его плющит!- ответил Макс и скрылся за дверью.

Осенью немало ненастных дней, но встречаются среди них те, что отличаются каким-то особенно светлым и лиричным настроением. В такие дни обычно с утра начинает потихоньку накрапывать дождик – тихий, неторопливый, порой даже и не дождь вовсе, а морось, дождевая пыль, рассеянная в воздухе. И небо не такое серое и низкое, как обычно в это время года, а лишь немного нахмуренное, как будто небо слегка загрустило, задумалось о чём-то… И даже язык не поворачивается назвать этот дождь осенним – он лёгок и светел, лишь слегка печален. Но, несмотря на непогоду за окном, Полина улыбалась. Она держала в руках китайскую розу, которую обнаружила под дверью в коробочке, возвращаясь с работы. В лепестках цветка девушка нашла записку, которая гласила: «Ты – всё, что у меня есть». «Милый мой светловолосый мальчик, что же ты со мной делаешь…» - думала Поля. Она узнала его почерк. Размышления прервал стук в дверь. Полина открыла её, продолжая держать в руках цветок. На пороге стоял Яша.
- Можно? - спросил лысый, и, не дожидаясь ответа, прошёл в квартиру. – Откуда цветочек? - ревниво спросил он, заметив сей предмет у Ольховской. – Что, опять малолетний Ромео нарисовался?
- Это не твоё дело! – разозлилась на него девушка.
- Ах, вот оно что! Ошибаешься, Полиночка! Ты пока ещё моя девушка! Так что это очень даже моё дело! - Закричал Лазуцкий.
- Яш, нам нужно расстаться! – заявила Полина.
- Ты что, серьёзно? - обомлел Яков. – Ты, что, спишь с пацаном за цветочки?
- Послушай, у меня с ним ничего нет и быть не может! Я просто поняла, что не люблю тебя! – попыталась образумить его Поля.
- Значит так, Ольховская, советую тебе очень хорошо подумать! Иначе твоему Ромео будет очень больно! - Лазуцкий вышел из квартиры, громко хлопнув дверью.
Максим играл в шахматы с Соболевым в комнате досуга, как вдруг его вызвали на КПП. Парень вышел и увидел Лазуцкого.
- Нифига себе, какие люди! - Удивился Макс – «Чем обязан?». - Лысый молча ударил его под дых, затем последовали пара резких ударов в печень. Макар, корчась от боли, согнулся пополам. В глазах потемнело. В следующее мгновение пара качков скрутили парня и забросили его в машину. Макс даже пикнуть не успел. Тачка рванула с места. Яша схватил его за волосы, заглянул ему в лицо: -Я тебя предупреждал, чтобы ты к Полине не подходил?- рычал он сквозь зубы.
- Руки развяжи, поговорим! Ответил мальчишка, тяжело дыша.
- Короче, повторяю для особо одаренных, щё раз ты со своими цветочками влезешь в наши отношения, я тебя на батон намажу! Советую хорошо подумать! –шипел Лазуцкий.
- Что, девушка дала отворот-поворот? - улыбался Максим. – А подумать надо бы тебе! Мой отец всю вашу контору сотрёт в порошок!
-Ты мне угрожаешь что ли? – удивился Яшка, - парни, работайте! – качки отправили пацана в нокаут. Они вытащили Макса из машины.
Макаров пришёл в себя, осмотрелся и понял, что он в лесу. Амбалы заметили, что парень очнулся, и продолжили его «лечить». Макс стиснул зубы, пытаясь сдержать крик. Лицо было всё в крови. Удар под дых – парень захрипел. Снова удар в челюсть – Максим упал. Ещё удар и мальчишка без сознания.
Тем временем в училище третий взвод первокурсников готовился к вечерней поверке. А Макса всё не было. Никто не знал, где он и что с ним.
- Значит так, если к утру не явится, будем подавать в розыск. - окладывал майор Василюк Ноздрёву. – Мало ли, загулял где.
- Это ты верно подметил, будем ждать, – согласился с майором полковник. – Родителям сообщили?
- Позвонили, они за границей. Рейс только минимум завтра утром. А это значит, в городе они будут только завтра вечером, ближе к ночи.
- Ну, хорошо, держите меня в курсе, если, вдруг, хоть малейшая информация.
Максим очнулся. Было темно. Он лежал в траве. Попытался встать, вскрикнув от боли, рухнул обратно. Отдышался, попытался сесть – получилось. Парень огляделся, и понял, что он недалеко от территории, охраняемой часовым. «Чтобы добраться до КПП, нужно обойти часового, так, чтобы тот его не заметил, иначе пристрелит» - рассуждал Макар. Делать нечего, решил рискнуть. Он встал и осторожно пошёл вдоль забора, цепляясь за ветки деревьев. Так он прошёл несколько метров. Теперь нужно было пересечь охраняемую территорию. Можно, конечно, обойти по периметру. Но сил итак не было. Каждый шаг давался с большим трудом. Мучила жажда. Немного отдышавшись, парень вошёл на охраняемую территорию. Вдруг, он запнулся о корягу и с воплем рухнул на землю. – Стой, кто идёт? – услышал крики часовой. Макар попытался встать, но только застонал от пронизывающей боли.
- Стой, кто идёт? – повторил часовой и, держа перед собой автомат, двинулся в сторону воплей и шорохов.
Наконец, У мальчика получилось подняться. Он осторожно двинулся навстречу часовому.
- Стой, стрелять буду! – часовой, действуя по уставу, донёс патрон в патронник и направил автомат на парня, щёлкнув предохранителем.
- Вавилов, это я, Макар, первый курс третий взвод! В следующий миг у Макса закружилась голова. Он упал, потеряв сознание. Часовой нажал на курок.
Начальник училища сегодня остался в суворовском. Он решил дождаться новостей о пропавшем суворовце вместе с Ноздрёвым. - А домой к нему отправляли кого-нибудь? – спросил Матвеев у заместителя.
- Конечно! И звонили, и отправляли, и даже соседей опросили – никто его сегодня не видел. Дома никого, - отрапортовал Александр Михалыч.
В дверь постучали: - «Разрешите, товарищ генерал? - в кабинет вошёл обеспокоенный философ.
- Что у тебя, Иван Адамыч?
- Макарова похитили!
- Присаживайся, рассказывай, - Леонид Вячеславович указал на стул.
- Да собственно информации у меня немного. Перепечко видел, как его скрутили и затолкали в машину. Степан растерялся и сразу не сообщил. Вот номер и марка автомобиля. – Прапорщик протянул генералу лист.
- Да уж, негусто… Видишь ли, если похитители действовали наверняка, то машина, скорее всего, числится в угоне, либо липовые номера… Плюс время играет против нас, - рассуждал генерал – майор. – Но, проверить всё равно надо! Мне тут Пётр Иваныч сбросил номер своего помощника, через которого мы будем действовать, в случае чего»,- сказал генерал, набирая номер.
- Алло! Александр Михалыч? Извините за поздний звонок. Мне Макаров сказал, что в случае чего, я могу с вами связаться в его отсутствие! Тут вот какое дело: один из моих подопечных утверждает, что видел как похитили сына мэра… Хорошо, записывайте…
Зазвонил телефон внутренней связи, генерал ответил на звонок: - «Да, я слушаю!... Начальник караула на месте?... Щас буду!» Матвеев, бледный, как стена, положил трубку. – В карауле ЧП… Кого- то подстрелили, - промолвил Леонид Вячеславович. Офицеры, вскочив со стульев, помчались на пост.
Часовой держал под прицелом парня, лежащего неподвижно в траве. Начальник караула отдал приказ сменить часового. Генерал склонился над телом. – «Это же Максим! Максим Макаров!» - воскликнул начальник училища, взглянув на парня, нащупывая пульс. – Слава Богу, живой! - Его отправили в госпиталь. Полковник Ноздрёв сообщил о находке помощнику мэра. Тот уже, кстати, пробил машину по номерам и подготовил план захвата лысого предпринимателя.
Яша, весь довольный от проделанной работы, спокойно ехал по делам. «Ещё немного, и Полина приползёт ко мне. Мои рексы так вздрючили этого Ромэо недоделанного, что он теперь по третьему транспортному будет обходить не только её дом, но и её саму» - думал Яков. Как вдруг резко дал по тормозам: его подрезала белая газель с тонированными окнами.- Какого хрена.… Ни туда ни сюда - удивился Лазуцкий и борзо вылез из машины. - Э, убирай своё корыто! - злился Яша, размахивая руками. В следующую секунду из так называемого корыта выскочили люди в чёрном с автоматами и с криками «Стоять, сука! Руки за голову! Мордой на капот» скрутили лысого. - «Ой, как хорошо, что я накануне сходил в туалет, иначе тут делов было бы - стыд сказать, грех утаить…» - роились мысли в лысой голове. А спецназ, тем временем, потрошил его тачку, выворачивая наизнанку всё её содержимое. Короче, устроили полный погром.
- Ну, что там? - из машины чуть погодя вышел помощник мэра.
- Ствол – сообщил человек в маске, извлекая пистолет из кармана. Второй, тем временем, вылез из машины, держа в руках солидную пачку зелёных купюр – Фальшивые! - Изрёк он.
- Это не моё! - возмущался лысый. – Мне всё подбросили!
- Лазуцкий Яков Анатольевич, 1978 года рождения, предприниматель. - Огласил тем временем полное досье Александр Михайлович. – Опааа.… А вот это уже минимум на два пожизненных потянет!» - воскликнул АМчик, наблюдая, как два члена группировки бросают друг другу пачку чего-то белого, ооочень похожего на порошок. У лысого от увиденного волосы на голове зашевелились. Его пробил холодный пот.
- Я ничего не сделал! - пропищал дрожащим голосом предприниматель. Меня подставили!
- Ну что? Вспомнил? - резко рванув лысого с капота на себя так, что тот выпрямился, спросил помощник мэра.
- Да что я должен вспомнить? – пищал Яша чуть не плача.
- Мож дорогу кому перешёл? Или какому – нибудь пионеру уши надрал, да кости помял?
- Так это что? Из-за него всё? - испугался Яков.
- Тебе фамилия Макаров о чём нибудь говорит? - нарочито вкрадчиво спросил Александр.
- Нннууу, этто евво фамилия…
Чьяа?
- Ну, того суворовца… я его не сильно…
- «Во народ, а! Уже фамилию собственного мэра не знает» - удивлённо сказал Помощник. «Полный попадос… суши вёсла» - думал про себя Яша. - «Значит, так запомни!» - продолжал тем временем АМчик, - «Маленьких обижать – Ай – яй - яй! Не хорошо! Нельзя! Всё, парни, сворачиваемся!» - отдал распоряжение Александр Михайлович и направился в машину. Остальные, последовали за ним.
- Братцы, подождите! - Кричал Яша, подбегая к газели. – Вот, возьмите! Вы забыли! – он протянул пачку с белым порошком спецназовцу.
- Блины себе напеки! – ответил тот и оттолкнул Якова от машины.
- В ссмысле? – переспросил лысый.
- Мука это, придурок!- двери захлопнулись, газель рванула с места.

С утра у Полины раскалывалась голова. Отведя первый урок, она поспешила в медпункт.
- Марианна Владимировна, у вас нет таблетки от головы? - спросила девушка, входя в кабинет, у врача.
- Есть, конечно! Ваня мой всю ночь на них.… Да и не только Ваня. Офицеры тоже с головной болью со вчерашнего вечера мучаются. Дверь в кабинет прямо не закрывается. Вот я и заказала, на всякий случай сразу упаковку. – Затороторила медик и протянула девушке таблетку.
- А что случилось? – Удивилась Ольховская. Неужели, вирус какой?
- Ой, если бы вирус! – вздохнула Марианна. – Мальчишка вчера пропал, суворовец наш. Говорят, похитили. Ну, офицеры весь вечер как заведённые шуршали. Это ж какое ЧП! А потом, ночью его нашли.… Весь избитый. Сначала доложили, что его часовой застрелил. думали всё – ТОГО пацана. Но на деле тот стрелял в воздух. Ой, жалко - то как, господи, боже мой. Что твориться. Говорят, среди бела дня скрутили, в тачку забросили и увезли в неизвестном направлении. Теперь вот, в госпитале. Вроде обошлось. Но шороху навёл о-го-го.
- А какого пацана? Испуганно спросила Полина.
- Так этого, с первого курса, третий взвод – Макарова! – объяснила медичка.
- Максима???- голос девушки задрожал. – В каком он госпитале? Как он? Кто? За что? – Ольховская зарыдала.
- Полина, ты что? Упокойся! Ну - ка, на вот, выпей! – засуетилась Марианна Владимировна и протянула девушке стакан с успокоительным. Девушка выпила.
- Пожалуйста! В какой он больнице? Мне нужно к нему!
- Вот приди сначала в себя, а потом поедешь! А я пока узнаю, можно ли к нему, - ответила доктор, набирая номер больницы.
Придя в себя и немного успокоясь, Ольховская приехала в больницу. Уточнив, где лежит Максим, она направилась к нему. Макаров лежал в отдельной палате со всеми удобствами: Холодильник, телевизор, и даже душевая отдельная. В общем, полный комплект со всеми удобствами, как и полагается для VIP- персон. Так распорядился помощник отца сына мэра, по личной просьбе, а точнее приказу Петра Ивановича. Полина трясущейся рукой открыла дверь и вошла в палату. Девушку предупредили на посту, что парень сейчас спит, накаченный снотворными. Но Поля не стала дожидаться, когда он проснётся, ей разрешили зайти к нему раньше.
Ольховская присела на стул возле кровати, взяла парня за руку. - Господи, как же ты меня напугал! Родной мой мальчик, если бы ты знал, как я тебя люблю! Ты только выздоравливай! - Полина даже не сообразила, что говорит всё это вслух. Голос её дрожал. Девушка склонилась к Максу, не переставая плакать, легонько коснулась губами его щеки, рукой стала гладить светлые волосы.
Максим открыл глаза, мельком глянув на девушку, притянул её к себе. Нежно коснулся губами её таких любимых и желанных губ. Его язык скользнул внутрь её рта. Полина удивилась, но не отпрянула, наоборот, ответила на поцелуй. Макса пробила сладкая дрожь. Его дыхание участилось, стало шумным. Он настойчиво ласкал все потайные уголки её рта. Полина издала глухой короткий стон.
- Полин, я всё слышал! - хрипло проговорил Макс, когда им удалось-таки оторваться друг от друга.
- Что всё? - Испуганно спросила девушка.
- Всё, что ты мне нашептала! – улыбался парень. – И, хочу сказать, отныне, я самый счастливый человек во вселенной!
- Так ты же… - Ольховская пребывала в состоянии лёгкого шока.
- Я не спал! – прервал её вицесержант. - Полиночка, родная моя, я люблю тебя! Не могу без тебя! – признавался ей Макаров. – Пожалуйста, не отталкивай меня! Ты ведь тоже меня любишь!
- Максим, но ведь тебе всего лишь…ты… - бормотала девушка, но Максим не дал ей договорить. Он резко прижал её к себе, накрыл её губы своим ртом и снова поцеловал, теперь уже более жадно и требовательно.
Пётр Макаров возвращался в Тверь из-за границы вместе с женой. Выйдя из самолёта, они сели в машину, но, не проехав и половины пути, застряли в пробке. Мэр нервно курил, а Лариса сначала выскакивала из машины на улицу, проверяя, долго ли им ещё стоять, а потом и вовсе готова была зареветь в голос:
- Петя, что же нам делать? Впереди всё колом, чёрт бы их всех побрал! Мы не успеем в больницу.
- Лариса, перестань! Я делаю всё возможное, - успокаивал её муж.
- Значит, плохо делаешь! Мы ни на метр не сдвинулись! Сыночек мой, как ты там без нас...- не унималась супруга.
- Лара, наш сын уже взрослый. К тому же, находится в надёжных руках лучших врачей. Если не успеем сегодня, навестим его завтра. Это не проблема. Во всяком случае, не такая, чтобы из-за неё так убиваться.
- Нет, Петя! Я до завтра не выдержу! Хоть ночью, но я должна быть у него, как только мы приедем! Это ты у нас броня непробиваемая, а я мать! Понимаешь, мать! У меня уже скоро экзема начнётся на нервной почве.
- А я, к твоему сведению, отец! И тоже переживаю! Но сейчас не время для истерик. Этим делу не поможешь и проблему не решишь. Ну, хорошо, как скажешь, если вдруг не успеем, заедем в больницу ночью. Но, имей в виду, он, скорее всего, будет спать. Ему снотворные колют на ночь.
Когда пробки рассосались и Макаровы добрались до больницы, часы пробили полночь. Пётр Иванович объяснил ситуацию и в палату пустили, правда, только жену, и не больше, чем на полчаса. Но Лариса Сергеевна и этому была рада. Она тихо сидела возле сына, держа его за руку, пытаясь побороть подступающий к горлу комок.
На следующий день Макса навестили его закадычные друзья: Сухой, Трофим, Соболь, Печка, Мажор и Кислый.
- Макар, ты извини, но из суворовцев только четверым разрешили, остальных не пустили, но они передают тебе привет!- Сказал Илья.
Спасибо, пацаны! Остальным привет передавайте от меня тоже. Трофим, а ты чего такой загруженный?- Спросил Макс.
- Да, так… Залёт у меня из-за этики.… Эта курица тупорылая пару влепила, теперь в нарядах зависну. К тебе – то кое-как отпустили. Чё ты на меня так смотришь? Этику сегодня вместо твоей Полины вела Сорока! – Выпалил ему Сашка.
- А где Полина Сергеевна? – засуетился Максим.
- Вроде как заболела, но точно не знаем, нам не докладывают.
- Понятно… - Макаров напрягся. Но виду не подал, во всяком случае, старался не подавать. « Пацаны уйдут, я ей позвоню » - думал парень.
- Ну, а ты чего такой пасмурный? – обратился вицесержант к Перепечко.- Тоже этикетка загрузила? – решил отвлечься от сердечных переживаний Максим.
- Если бы… - вздохнул Степан, бросив на него какой-то виноватый грустный взгляд. – Макар, ты это… прости, если сможешь… Блин, я не могу, прости, брат!- вскочив, промолвил Печка и выбежал за дверь. В палате ненадолго повисла тишина.
- Пацаны, чего это он? – обратился Макаров к суворовцам.
- Да, понимаешь, Макар, тут такое дело…. – начал объяснять Сухомлин, пытаясь подобрать слова. – Печка видел, как тебя Лысый прессанул, и как увезли на тачке… Видел, но не вмешался. Поначалу растерялся. А когда хватился, было уже поздно. Командирам он доложил только ближе к ночи. Теперь он считает себя предателем.
- Ну и хорошо, что он не вмешался! А то бы двоих нас точно грохнули и прикопали бы где-нибудь. До сих пор бы не нашли, – воскликнул Макаров.- Передайте ему, что всё нормально. А с лысым я как-нибудь сам разберусь!
- Слушай, Макар, это что, из-за Полины что ли он тебя чуть не мочканул?
- Трофим, я же сказал, сам разберусь! А про этот инцидент, вернее про то, что видел Печка, попрошу никому не растрепать, особенно Полине!
- Ладно, мы пойдём – засобирались суворовцы. А то нам ещё в училище успеть надо, увал заканчивается. А ты давай выздоравливай! А по поводу Полины знай, что бы у вас с ней не было, ты всегда можешь на нас рассчитывать!
- Спасибо, ребят, давайте, удачи!
В палате остались Андрей Кисляк и Игорь Соколовский. С ними Максим дружил с самого раннего детства. Это были ребята из числа золотой молодёжи. Кислый серьёзно увлекался хоккеем. А второй, Мажор - так его звали друзья и близкие, учился в МГИМО. Их родители и родители Макса тоже дружили. Отца Кисляка недавно повысили в должности до прокурора области. А отец Соколовского – местный олигарх.
- Ну, давай, теперь всё по порядку, вываливай, кто такой этот лысый? – задал вопрос Макару Мажор. – Ты же понимаешь, что мы не можем просто сидеть, сложа руки, и наблюдать, как этот урод тебя прессует. Обещаю, жить будет!
Но Макс попросил пока не вмешиваться, пообещав, в свою очередь, свистнуть, если что.

Полина с подругой сидели на кухне, пили чай и делились новостями. Вообще, притащить Ольховскую к себе в гости Ксении удалось не сразу. Та была настолько подавлена, что решила вообще никуда не выходить, даже на работу. Но Ксюха так просто никогда не сдавалась. Её уже порядком бесило такое траурное настроение подруги и ей, с большим трудом, но, всё же, удалось уговорить Полину прогуляться хотя бы до её квартиры. А там, глядишь, и за чашечкой чая она ей всё выложит.
- Ну, подруга, рассказывай! – выжидательно посмотрела Ксюха на гостью. – Что с настроением? Ты меня знаешь, я просто так не отстану.
- Понимаешь, Ксюш, - сдалась, наконец, Полина, - Я была у него в больнице.
- У мальчишки этого что ли? – спросила в предвкушении хозяйка.
- Ну да, я же тебе говорила, точнее, писала, что Максима увезли на скорой.
- Ну, и что? Ну, проведала, что в этом такого?- Не нашла в этом ничего сверхъестественного Ксюшка. Причина попадания парня в больницу девушке тоже была известна.
- Он меня поцеловал.… То есть, не совсем он, скорее мы целовались…- Полина нервно теребила платок в руках.
- Кхм…. Ну, то, что он тебя поцеловал – это как раз ожидаемо, а вот ты…
- Ксюш, мы не просто целовались, я ему перед этим в любви призналась… Не знаю как это получилось, я думала, он спит, а он всё слышал представляешь? Я даже не знаю, что хуже – поцелуй этот или моё признание…
Ксения выпала в осадок: - Капеец, Поля - это похлеще сантабарбары. Слушай, - разошлась Ксюшка, - да ты оказывается развратная училка! Соблазнила бедного богатого мальчика!
- Ксюш, ну что ты такое говоришь.… Хотя, наверное, ты права. Со стороны
примерно так и выглядит, – вздохнула Полина. Он же теперь надеется на то, что у нас с ним всё может быть.… Вон, уже весь телефон СМСками забросал…
- А ты что, не отвечаешь что ли? – удивилась подруга. – Давай, пиши ответ - пусть ждёт тебя сегодня в гости.
- У меня баланс на нуле, а ответить на звонок я не успела, и он больше не звонил, только пишет.
- Ну, значит тем более нужно его навестить! Давай, собирайся!
- Ксюш, я не могу! Там, наверное, к нему родители пришли, да и вообще, что я ему скажу? – начала впадать в панику девушка.
- Ну, отлично, заодно и познакомитесь! – обрадовалась Ксюша.
- Ну а как же Яша? Что с ним прикажешь делать? – Полина уже била тревогу по сложившейся ситуации.
- А что Яша? Ты его любишь? Нет! Так и скажи.
- Ксюш, я ему уже сказала. Он не понимает, ну или не хочет понимать. И потом, Максим ведь как раз после того злополучного разговора и пропал. А вдруг это Яков? С его - то связями… - рассуждала вслух Поля.
- Может это не он? – предположила Ксюшка. – Как-то слабо верится, чтобы Лысый ради тебя мог так накуролесить.
- Ты его плохо знаешь, он очень мстительный! Максим его тогда хорошо припечатал. Бьюсь об заклад – Яша его запомнил. Представляешь, он мне сегодня утром СМСку прислал – что-то типа «как там наш общий знакомый? Кости не ломит? Пойдёшь навестить, привет передавай!»
Подруги поговорили ещё немного, и Полина поехала к Максу в больницу.
Максим лежал в палате, уставившись в одну точку. Недавно подскочило давление, врачам кое-как удалось его снизить. Ещё утром медперсонал считал, что кризис миновал, и вот вам, пожалуйста, на десерт – давлёнка скачет и температура держится, некритичная, но всё же. В обед ему вкололи снотворное, но вместо нормального сна они наблюдали следующее – весь сончас пацан ворочался, бредил и пару раз выкрикивал женское имя. А теперь он лежит и о чём-то напряжённо думает. «Ну, где же ты, Полиночка? Трубку не берёшь. В училище тебя нет, с СМСками - полный игнор, Полина Сергеевна.. Полный… Что же могло случиться…. Неужели серьёзно простыла? А вдруг этот урод лысый ей жизни спокойной не даёт… блин, чё делать, а… неужели опять оттолкнёт меня…» Его размышления прервал звук открывающейся двери.
- Полина, ну наконец-то! – облегчённо выдохнул Макс. Я уже не знал, что думать.
- Максим, извини, у меня деньги на балансе закончились, а ответить на звонок не успела. Я тебе витамины принесла. – Ответила девушка, водрузив на тумбочку пакет с соком и апельсинами. – Ну, как ты?
- Да что я, ты мне лучше ответь как ТЫ? А мне уже лучше. Вот ты пришла, и я сразу пошёл на поправку. Мне тут донесли, что ты в училище не появлялась, заболела?
- Да нет, уже всё нормально. – успокоила его Полина.
В палату зашёл врач: - « О, ну красавец!» - воскликнул он, глядя, на парня. – «Мы значит, тут с ног сбиваемся, ищем причину его резкого ухудшения самочувствия, а он значит, тут с девушкой разговоры разговаривает. Смотри - ка, и щёки порозовели. А то лежал накануне, ни жив, ни мёртв, бледный, как полотно. Ну-ка, давай сюда градусник! » - Скомандовал доктор. Макс протянул ему термометр. – « Опа, надо же, и температура спАла… Девушка, вы почаще приходите! Глядишь и выпишем с такими темпами – то. – Удивился довольный доктор и вышел из палаты. - Михална! Реанимацию пока отменяем. Там у него пилюля такая, что прямо на глазах выздоравливать начал». - Доносился удаляющийся голос врача из коридора. Полина смутилась. А Максим, хитро улыбаясь, нежно взял её за руку. От его прикосновения у девушки побежали мурашки по телу. Вдруг парень зажмурился и, закусив губу, замычал: - «Ммм… блииин… Полин, глянь, что-то в глаз попало!» - попросил он девушку.
Ольховская испугалась не на шутку и машинально склонилась над головой парня: – ЧТО? – ГДЕ?
Максим, воспользовавшись таким удобным положением, пробормотав: - «Ты же слышала, что врач говорил? Мне нужна пилюля!», впился в губы девушки своим ртом. Он не давал ей вырваться, крепко обнимая за плечи. Да и сама девушка вырываться явно не собиралась. Она приоткрыла губы, впуская его. Её рука зарылась в его вихрастые светлые волосы. Его язык страстно входил всё глубже. Дыхание участилось. Их сердца бились в одном ритме, шумно отдавая в груди. Рука Макса скользнула девушки под блузку. Полина вздрогнула. Он одним движение стянул лиф и накрыл её грудь ладонью. Ольховская издала тихий стон. Парня пробила дрожь. Его тело накрыло волной желания. Он наощупь отыскал сосок на её груди и стал играть с ним своими пальцами. Эти двое на какое-то время совершенно забыли, где находятся. Не было ни больницы, ни запаха лекарств – ничего! Только Он и Она. Полина почувствовала, что ещё немного, и произойдёт непоправимое: «Макс, не надо!» - бормотала девушка, шумно дыша. Но парень её не услышал, он лишь крепче прижал её к себе. Его губы скользнули к шее. Язык ласкал каждый её сантиметр. Он уже готов был содрать с неё блузку, как вдруг: - Максииим!- Вскрикнула девушка и резко ототкнула его. Она встала и начала в спешке поправлять одежду.
- Поль, любимая, прости! Я не хотел! – бормотал Макс, всё ещё прерывисто дыша. – Поль, ты куда? Не уходи! Давай поговорим? – он попытался взять её за руку, но девушка отошла подальше от кровати.
- Максим, всё нормально, но нам не надо было.… Всё, мне пора! Пока! – Проговорила дрожащим голосом Ольховская и почти выбежала из палаты, захлопнув дверь.
- Полина, подожди! – закричал Макс. Парень резко вскочил с кровати, рванул было за ней, но, добежав до двери, вдруг остановился. В глазах у него потемнело, голова закружилась, и он сполз по стенке на пол, так и не успев открыть дверь.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 22:29 | Сообщение # 4
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Придя домой, Полина первым делом решила принять душ. Тело ещё горело и требовало разрядки. Она зашла в ванную, сбросила одежду на пол и встала под напор. Прохладные капли воды приятно обволакивали кожу. Девушка расслабилась и, запрокинув голову назад, закрыла глаза. «Что теперь? Как быть? Я же ему чуть не отдалась прямо в больнице! Какой кошмар! Что же он со мной делает? Как ему это удаётся? Такой шквал эмоций мне ещё не приходилось испытывать. Как же я люблю светловолосое моё чудо…. Но ведь так нельзя! Это неправильно! Он - мальчишка! И мой ученик!» Размышления прервал звонок мобильного. Это звонила Тётя Вера- подруга Полиной мамы. Девушка ответила на звонок.
- Полина, здравствуй! - сказала тётя Вера. – Извини за столь поздний звонок, но случилось то, чего мы больше всего боялись. Твою маму увезли в больницу в Тверь. Госпитализация платная, но у нас таких денег нет. И для тебя эта сумма неподъёмная.
- Поняла, спасибо, что позвонили! В какую больницу её увезли?
- Эта лучшая больница в вашем городе. Но сама понимаешь, недешёвая.
- Хорошо! Я завтра буду там и поговорю с врачами. – Полина, надев халат, вышла из душа, высушила феном волосы, выпила снотворное и уснула на диване. Завтра ей предстоял тяжёлый день.
Утром Ольховская поехала в больницу, в которую привезли её маму. Девушка разговаривала с лечащим врачом.
- Пребывание платное и недешёвое, – врач достал ручку, чиркнул сумму на бумажке и протянул Полине. Девушка взяла лист и чуть не вскрикнула – сто тысяч рублей. И это только пребывание…
- Сколько у меня есть времени, чтобы достать деньги? – спросила Поля.
- Пять, максимум семь дней! Извините, всё, что могу! Сами понимаете, не я прописываю суммы и сроки платежа. Как только внесёте платёж, поговорим об операции.
Вернувшись домой, девушка проплакала около часа. Но, слезами горю не поможешь, нужно что-то делать. Она взяла в руки телефон и, судорожно нажимая на кнопки, набрала номер. - Алло, Яша! Мне срочно нужна твоя помощь. Мы можем встретиться и поговорить?... А, ты не в городе… Ну в принципе можно и по телефону. Скажи, ты можешь одолжить мне сто тысяч в долг? - Полина изложила всю суть проблемы Лазуцкому. Тот пообещал приехать и уладить проблему через 5 дней. Когда Яша приехал, и они с Полиной встретились, он одолжил ей деньги. Но с одним условием: они снова должны стать парой. Ольховской ничего не оставалось, кроме как согласиться.
Макса выписали из больницы. Он не виделся с Полиной с последней их встречи в больнице. И вот теперь, на крыльях любви, счастливый, что, наконец, её увидит снова, мчался на эстетику. - Третий взвод к уроку этики и эстетики готов! Отсутствующих нет! Докладывает вицесержант Макаров!- отрапортовал Макс.
- Я смотрю, Вас выписали? Поздравляю, Максим! – Полина натянуто улыбнулась. Больше на Макарова она старалась не смотреть.
- Спасибо! – святился от счастья Макс.
Прозвенел звонок. Все вышли из кабинета. Они остались вдвоём.
- Привет солнышко, как же я соскучился! – Максим заключил девушку в объятия. Легонько коснулся губами её пухлых манящих губ. Он целовал её с такой нежностью, с таким трепетом, что Полина даже забыла на время обо всех своих проблемах и просто наслаждалась моментом. Макаров забрался руками ей под кофту, нежно лаская её талию, а губы продолжали путешествие по гладкой шее, потом снова к губам. Парень вкладывал всю свою любовь и нежность в каждое прикосновение к её телу. Он чувствовал, что тело Полины отвечает ему тем же. Вдруг, она отстранилась:
- Макс, пожалуйста, хватит! - её голос дрожал.
Максим замер, посмотрел в её полные слёз глаза: - Полечка, я снова сделал тебе больно? Почему ты плачешь? Ты боишься меня? Не бойся! Я люблю тебя и не причиню тебе вреда! – воскликнул Макс. Но Полина не успокоилась, наоборот, зарыдала ещё больше, уткнувшись Максу в плечо.
- Поль, любимая не плачь, пожалуйста! Забеспокоился Макар, обнимая девушку. – Кто тебя обидел? Скажи! Я сотру его в порошок!
- Максим, у меня мама заболела. – Всхлипывая, ответила Полина.
- Что-то серьёзное?
- Нет! Я просто переживаю очень. – Соврала девушка. Она не хотела взваливать свои проблемы на его плечи.
- Ну, вот, значит, всё будет хорошо! Она поправится! Вот увидишь! – как мог, успокаивал её мальчишка.
- Максим, нам не нужно больше встречаться! – выпалила Девушка.
- Не понял, что? – опешил Макс. А Полина, сглотнув комок, подступающий к горлу, повторила слово в слово. - Как не нужно? Почему? – у парня сжалось сердце.
- Потому - что…
Собрав всю волю в кулак, он как, можно твёрже выделяя каждое слово, произнёс:
- Скажи,…Что ты… Меня… не любишь, и я уйду!
У Полины всё внутри перевернулось, она чуть не плакала. «люблю! Очень люблю!» говорила она в мыслях, а вслух произнесла: - Я ТЕБЯ НЕ ЛЮБЛЮ!
Огонь голубых глаз, смотрящих в упор на девушку, вдруг потух. Его взгляд стал тёмным и каким-то неживым. А в голове, словно кувалдой, отдавалось – Я ТЕБЯ НЕ ЛЮБЛЮ. Парень встал, медленно ступая, направился к двери. Каждый шаг он делал с большим трудом. Сердце пронзила боль. Подойдя, наконец, к двери он бросил сухое «Всех благ» и вышел из кабинета. Дверь с грохотом захлопнулась. Полина плакала сидя в кабинете за столом. Макс, в коридоре тихо сполз по стенке, закрыл мокрое лицо руками.
Вечером третий взвод отправили на уборку территории, а Максу дали поручение в городе. Направляясь к назначенному месту, он увидел знакомую машину, из которой вышел знакомый ему лысый бегемот. В следующий момент этот бегемот лапал и целовал его Полину, хотя стоп, уже не его... Да и не была она его. Полина, обнимая, отвечала дяденьке тем же. Парень нервно сглотнул, пошёл прочь. Как же он её ненавидел… ненавидел и … любил…
За ужином ребята смеялись и шутили, обсуждая местные приколы. Макар шутил больше чем обычно, стараясь не выдать свой внутренний мир. Как вдруг: - Пацаны, а я сегодня такое видел…- это был Трофим.
– Ну и чё ты видел? – спросил Сухой.
- Этикетка наша с лысым обжималась возле ворот!
Раздался треск. Это Макаров с силой сжал гранёный стакан, так, что тот, разлетаясь на мелкие осколки, порезал парню руку. На стол капали алые капли, струйками, стекая по руке. Но Макс даже не пикнул. Бледный он поднялся из-за стола и пошёл в казарму, сжимая кулаки.
- Чего это он? - удивился Сашка.
- А ты не догадываешься? – воскликнул Сухой. – Нафига ты при нём про Этикетку заговорил?
- А что у них с этикеткой?
- Я не знаю, что там у них было, но в больницу она к нему приходила и не раз! Он тогда такой счастливый был… А тут вдруг этот лысый нарисовался! Странно всё как-то, сложно и непонятно… - Излагал суть Сухомлин. – Макар на эту тему говорить не хочет. Сказал, сам разберется. Так что, пацаны, давайте, тему Полины при нём не поднимать!

Прошло две недели. Яков на несколько дней уехал из города по делам. Полина, навестив в больнице мать, пришла к своей закадычной подруге. Ксения не могла смотреть на неё без слёз: Бледная, глаза печальные, похудела и осунулась.
- Полина, возьми себя в руки! С мамой всё будет хорошо! Вот увидишь! – поддерживала её подруга.
- Я больше не могу! – заплакала Ольховская. - Ксюш, я его предала, обманула! Если бы ты видела, как он это всё перенёс. Я же его почти убила! – девушка закрыла лицо руками. – Господи, как же больно…
- Ну, а зачем тогда ты это всё устроила? Я понимаю, деньги, но, ты же могла их одолжить у Максима? Ну, хорошо, заняла ты их у лысого, зачем сходиться – то с ним было? – недоумевала Ксюха.
- Яков поставил мне условия: он мне деньги, а я забываю Макса и снова должна быть с ним. У меня не было другого выхода! Если бы ты знала, как мне противно ложиться с ним в постель. Такое ощущение поганое! – всхлипывала Полина. – Ну не могу я просить деньги у Макса! Что он обо мне подумал бы? Что я с ним из-за денег?
- Даа, Поля, ситуёвина, конечно… А мальчишку жалко… Я его в городе на днях видела. Какой-то весь потерянный. Любит он тебя, Полин!
- Ксюш, пожалуйста, давай не будем? Мне итак хреново.
Полина вот уже две недели созерцала на своих уроках пустую первую парту. Она в очередной раз, заходя в кабинет, слышала заезженную до мозолей фразу дежурного по роте: «Отсутствует вицесержант Макаров». А на вопрос «Что с ним?», дежурный заучено отвечал «В наряде». Наконец, Полина не выдержала, прозвенел звонок, она задержала Перепечко, попросила его передать Макарову, что если он не будет посещать её уроки, наряды могут вообще прекратиться, вместе с учёбой. Степан передал её просьбу вицесержанту, но тот упорно отказывался идти на урок. И вот Полина, случайно столкнулась с ним в коридоре, Макс сделал вид, что не заметил её, хотел было удрать, но она его окликнула: - Макаров, Максим! - ему ничего не оставалось, кроме как подойти к ней.
- Здрасти, Полина Сергеевна.
- Максим, почему вы пропускаете мои уроки?
- Я? Когда это я пропускал?- ехидно ответил Макс, театрально вскинув брови.
- Я вас не видела уже четыре урока!
- Ну не знаю, случайность! Так совпадает! – с презрением разглядывая её, ответил парень.
- А мне почему-то кажется, что не случайность! Что вы специально игнорируете мой предмет! – по-учительски строго обращалась к нему Поля.
- У вас мания величия, Полина Сергеевна!
- Макаров, по-моему, вы забываетесь! Вы говорите с преподавателем!
- Преподаватель? – закипал Макар. – Нашла мне предмет… Враньё всё! Про любовь она рассказывает… Духовные аспекты…
- Макаров, я не понимаю…- готова была заплакать девушка.
- Что ты не понимаешь? – Перебил её Максим. – Видел я твою любовь возвышенную! Лось бритоголовый… Тачила за касарей пятьдесят, и квартира, небось, в центре на проспекте, да? – мальчишка чуть не кричал.
- Макаров, что вы себе позволяете???- возмутилась Полина.
- Это что ТЫ себе позволяешь? Ты такая же, как и все! Любовь- морковь – как же! Иди вон, пионерам рассказывай сказки! – орал на неё сержант.
- Макаров, ты не имеешь право! - защищалась Полина.
- Да пошла ты! – резко оборвал её парень и уже собрался уходить, как вдруг, развернулся, достал из карманов брюк смятую купюру, вложил её в руку Ольховской. – Чуть не забыл, честно заработала! Если бы ещё и дала, я бы больше заплатил!- бросил Макс и, не дожидаясь ответа, пошёл прочь. Полина была в шоке. Она с отвращением посмотрела на смятую купюру, бросила её в урну. «Теперь он её презирает… Как же больно…»
В субботу суворовцы готовились к дискотеке, бурно обсуждая последние новости. Парни возмущались от того, как их вздрючил накануне философ. И только Макаров, шут и балагур, душа компании, теперь же безучастно сидел на тумбочке, смотря куда-то в пол. «Всё, хватит! Надо выбросить её из головы! Иначе так и в психушку загреметь можно… Но, как быть с сердцем? Почему оно не отпускает и болит? Она меня не любит… Как же я тебя ненавижу! И если уж не получается выбросить тебя из сердца, то, хотя бы попытаюсь, хотя бы на время, выбросить тебя из головы. Пусть тебе будет так же больно, как и мне! Вот только также Врятли будет, ведь ты же меня не любишь…. Но я всё равно отомщу… »
- Макар, ты чего, умереть собрался? Чё такой пасмурный? – Вывел его из ступора Илья.
- Илюх, тебе кажется! – отмахнулся Максим, и вдруг, вскочив с тумбочки, чуть не плача, заорал: - Эх, слыш, Сухой, скажи вот ХРЕН С НЕЙ! Скажи, а?
- с кем, с ней? – выпал в осадок Сухомлин, остальные молчали.
- Вот с ней, вот скажи, пожалуйста, НУ И ХРЕН С НЕЙ! Скажи! – истерил Макаров.
- Зачем? – Не понял Илья.
- Парни, вот скажите, пожалуйста, кто-нибудь ХРЕН С НЕЙ! Вот, скажи, пожалуйста, - подскачил он к Синице, - ХРЕН С НЕЙ?
- Ну хрен с ней – ответил Синицин.
- Вот и правильно! ХРЕН С НЕЙ! Вот ХРЕН С НЕЙ!
Слыш, Макар, а чё это щас было? – спросил Синицин.
- Да ничё! У нас же скоро дискотека? – резко спокойным тоном ответил Макс, открывая тумбочку и достав свой фирменный одеколон, обильно натирая им шею. – Вот я и решил поразмяться. А вы чё такие грустные, ребята? – совсем разошёлся Макаров. – Философ чуть-чуть над вами поизмывался, и всё! Жизнь - то продолжается! – вот он уже, чуть не смеясь, выскочил из казармы.
- Пацаны, офигеть, как его накрыло…. Не натворил бы чего! – тревожно изрёк Степан.
Дискотека. Играет громкий клубняк. Закадычная пятёрка тусуется возле столба. Сухомлин цапанул трёх девчонок, которые пронесли спиртное. Много.
- О, это как раз то, что нам нужно!- Изрёк Макаров, беря в руки банку. Осушил почти залпом и вдруг, заметил невдалеке Полину. – Так, а этикетка – то чё здесь забыла? – с раздражением спросил он.
- Дежурит, наверное – ответил Сухомлин.
- Дежурит? Над ней самой ещё дежурить надо! – смеялся Макс, почти прикончив четвёртую банку пива. Так, изрядно накидавшись, ему, наконец, полегчало. – Ладно, пойду клеить какую-нибудь бабу – бросил друзьям вицесержант и отошёл в сторону, достал телефон, набрал номер. «Мажор, здорова! Ты можешь подогнать мне мою тачку к забору училища? Очень надо брат!» - Они договорились. Макаров пошёл в сторону Полины, нарочито громко приговаривая : Таак, кого бы пригласить, кого бы пригласить, да покрасивее! – посмотрел в упор на Полю. Их взгляды встретились. Поспешно отвлекаясь на девушку, стоящую рядом с его пассией, макар произнёс: Здравствуйте, девушка! Как вас зовут? – Полина! – Как гром среди ясного неба ответила девушка. – ПОЛИНА? – Ой, нет! – Воскликнул Макс – Это ужасное имя, Полина! – Парень повернулся к другой: Здравствуйте девушка! Как вас зовут? Карина? ОТЛИЧНО! Потанцуем? – спросил поддатый Макс, галантно протягивая руку, и та охотно согласилась. Они танцевали медляк, он тесно прижимал её к себе. И вот они уже целуются. Макар специально, не отрываясь от девушки, повёл её так, чтобы Полина видела. Сделав вид, что сильно увлёкся поцелуем, он, будто случайно, задел плечом Полю. - Ой, извините! Не заметили! – проговорил с издёвкой Макс. Тут в кармане парня завибрировал телефон – пришла смс : ТАЧКА У ЗАБОРА. ЗАКОНЧИШЬ, СКИНЬ СМСКУ! И СМОТРИ, ДРОВ ТОЛЬКО НЕ НАЛОМАЙ! – писал Мажор. КАМЕРУ УСТАНОВИ! – чиркнул Макс. ОК – ответил мажор.
- Ну что, пойдём? – спросил Макаров свою партнершу по танцу.
- Куда? – не поняла девушка.
- В машину! Любить тебя буду! – улыбался обаятельно Макс. Девушка согласилась и Макс, взяв её за руку, повёл к выходу. Полина стояла в шоке, глядя в одну точку. Она готова была разрыдаться, но нельзя. Она на работе.
Максим, добравшись до машины, залез в салон, девушка последовала за ним. Макс её успел рассмотреть ещё во время танца. Девушка была красивая, Брюнетка с Карими глазами. Шикарные грудь и попка- всё при ней. «С пивом потянет» - пришёл к пьяному умозаключению парень. Он так давно хотел Полину, хотел, но не мог себе позволить, что ему, как любому здоровому парню, требовалась разрядка. Да и пиво дало о себе знать. На переднем сидении макар обнаружил пачку презервативов. «О, молодец мажор и про защиту не забыл» - ликовал парень. Он обнял девушку, жадно впился в её губы, настойчиво проникая внутрь её рта своим языком. Он целовал её грубо и напористо. Прикусил партнёрше губу, она вскрикнула, но он не отступал.
Теперь была его очередь удовлетворять девушку. Она откинулась на спинку сидения. Он припал к её губам. Его рука бесцеремонно залезла под топ девушки, легла на грудь. Пальцы грубо теребили сосок. Карина застонала. Его губы проделали дорожку к её нежной шее, потом спустились до грудей. Он взял в рот сосок одной груди, другую грудь накрыл рукой, вторую руку он запустил ей под короткую джинсовую юбку. Резким движением содрал с неё кружевные труселя. Макар почувствовал влагу между её ног. Он с силой вошёл в неё, с каждым разом увеличивая темп. Карина, извиваясь под ним, стонала, кричала и просила ещё и ещё. А он, судорожно кусая грудь, грубо и бесцеремонно входил в неё снова и снова…Кончил… Откинулся на спинку сидения… Отдышался… Потом взял её ещё пару раз и выпроводил девушку из машины. Парень извлёк из камеры чип, скинул запись себе на телефон. Нашёл в контактах ПОЛИНА, прикрепил видео… Сообщение доставлено…
Ксения сидела дома и смотрела телевизор. Раздался протяжный звонок в дверь. Ксюша пошла открывать. На пороге стояла бледная как мел Полина, не отпуская звонок. Её всю трясло, глаза были полные слёз.
- Господи, Поль, что случилось? Кто-то умер? – тревожно спросила хозяйка, убирая руку Полины от звонка, провела девушку в квартиру и захлопнула дверь. Поля замотала головой, не в силах вымолвить и слова.
- Полин, да ты в шоке! – хозяйка провела её на кухню и усадила за стол. Заварила успокаивающий чай. С мамой всё по плану? – Ольховская кивнула. – Яшка что - то натворил? – отрицательный жест головой.
- Последняя СМСка – судорожно выдавила Полина, протягивая Ксюше телефон.
Ксения посмотрела входящее сообщение: - Господи, какой кошмар… - только и смогла произнести девушка. – Не ожидала я от него такого…
Полина зарыдала, и Ксюшка принялась успокаивать подругу. Ольховская осталась ночевать у Ксении. Наутро у неё поднялась температура. Пришедший врач объяснил это как ответная реакция организма на стресс. Прописал постельный режим и покой хотя бы пару дней. Ксюша, заверив подругу, что навестит в случае чего её маму сама, убедила её неукоснительно соблюдать все рекомендации врача.
На следующий день Ксения навестила маму подруги в больнице. Врач сказал, что нужно делать операцию через неделю срочно, состояние пациентки ухудшилось. Он протянул подруге Поли лист, где была написана сумма – два миллиона рублей. Крайний срок оплаты – две недели. Ксюша решила пока не говорить об этом Полине, а врачу дала свой номер телефона, чтобы тот, если что, связался с ней.

Наступил вторник. Макс сидел в казарме. На душе было, мягко говоря, хреново. После его субботней выходки ему стало её хуже. Он тихо ненавидел сам себя. Вчера у них не было эстетики. Полина в училище не приходила. Парень проклинал себя за эту треклятую СМСку да и за сам поступок тоже. Дежурный сообщил, что к нему пришли на КПП. Придя туда, он увидел девушку. Он не был с ней знаком, но судя по всему, она знала его заочно.
-Так вот ты какой, Максим Макаров! – проговорила девушка и отвесила ему звонкую пощёчину.
- Я не понял, офигел Макс, потирая щеку, мы знакомы?
- Ах, простите великодушно! Забыла представиться! Я – Ксения, подруга Полины. Да ты хоть знаешь, что ты её довёл до нервного срыва? Знаешь? – Кричала на него Ксюша. Ты, похоже, нихрена не знаешь! Между прочем, у неё мать в больнице при смерти! Как я ей об этом скажу?
- В какой она больнице? – Макс пришёл в ужас.
- Я тебе, сволочь, итак болтнула лишнего! Так что больше ничего не скажу! В следующий раз думай, прежде чем подобного рода смски отправлять! Будь моя воля, я тебя вообще убила. И да, советую забыть про Полину! Не думаю, что она тебя простит! Всего доброго! – Ксения развернулась и ушла. А Макс стоял, как пыльным мешком по голове стукнутый. Теперь он себя ненавидел ещё больше. Он довёл Полину! Он и никто больше.
К вечеру Максим, всё хорошенько взвесив, понял, что Ольховская его не простит. Но он решил хоть как-то искупить свою вину. Парень отпросился у генерала по делам к отцу. Но сначала, он узнал через помощника отца, в какой больнице лежит мать Полины, заранее попросив того не говорить ничего отцу. Максим приехал в больницу. Всё разузнал о пациентке и о стоимости операции. Он пообещал оплатить всю сумму. Лишь попросил об одной услуге - о том, что платить будет он, ни отец, ни пациентка, ни Полина, знать не должны. Макарова знали в этой клинике через отца. Парень оставил свои координаты и поехал домой. Не смотря на столь юный возраст, он отлично водил машину и даже сдал на права, естественно не без помощи своего папы, потому парня нигде не останавливали.
Лариса Сергеевна готовила ужин. Пётр Иванович заканчивал дела у себя в кабинете. Пришёл Макс.
- Сыночка, привет! – радостная Лариса побежала встречать сына. Мой руки, будем ужинать.
- Мам, а папа дома?
- В кабинете работает!
Максим помчался в кабинет. Была вероятность, что отец не даст ему деньги, ведь он не собирался рассказывать всей правды. Потому, парень очень спешил.
Привет, пап! – отец и сын обменялись фирменным рукопожатием. С недавних пор между ними установились вполне дружеские отношения.
- Пап у меня к тебе серьёзный разговор! – сразу без прелюдий выпалил Максим.
Отец отложил бумаги и внимательно посмотрел на сына – он был каким –то не таким, каким привык его видеть Макаров старший. - Слушаю тебя!
- Пап, мне нужны деньги. Много и срочно. Максим выжидательно поднял глаза на отца.
- Понятно… Сколько? – как можно спокойней задал вопрос Пётр Иванович и тоже посмотрел на сына, ожидая ответа.
- Два миллиона… рублей! – нервно выпалил парень.
- СКОЛЬКО???
- Пап, ты чё, оглох? Я же сказал – два миллиона! Срочно пап! – начинал выходить из себя Макаров младший.
- Макс, скажи честно, куда ты вляпался? – Мэр испугался не на шутку.
- Успокойся, я никого не убил, и проблем со здоровьем у меня нет! – поспешил успокоить мальчик отца.
- Таак… Пётр Иванович нервно взглотнул. – Наркотики? – ляпнул последнее предположение отец.
- Пап…
- Закатывай рукава! – взревел Пётр Иванович.
- Па, ты чё несёшь! Какие наркотики?? – обалдел парень.
- Те самые! Закатывай, я сказал! – Макаров старший всё больше выходил из себя.
- На, на, смотри! - истерил Макс, заворачивая рукава кителя. Пётр Иванович убедился, что руки сына не исколоты, немного успокоился.
- Ну, хорошо, Макс, скажи мне, зачем тебе понадобилась такая сумма?
- Так ты дашь или нет? Я отработаю! – с надеждой спросил Максим.
- Я, кажется, тебя спросил, зачем? Для чего тебе такая сумма?
- Одному человеку… который мне очень дорог, вернее её маме… нужна операция. – Частично рассказал, сбиваясь от волнения, парень.
- Прости, Макс, чьей маме? – осторожно спросил отец.
- МММ… этого человека…
- И этот человек – девушка?
- Да…- коротко выдохнул Макс.
- Послушай, Макс, но у меня сейчас нет таких денег!- поставил его перед фактом папа.
- Послушай, пап, а нахрена тогда ты вообще допрос мне устроил? – заорал мальчик.
- Максим, ты так говоришь, как-будто речь идёт о трёх рублях! – возмутился отец.
- Я так говорю, потому что речь идёт о жизни и здоровье человека! – объяснял ему Макаров младший.
- Я же сказал, нет у меня таких денег!
- Значит, не дашь, даже в долг? – с последней надеждой в голосе спросил Максим. Но отец покачал головой. – Ладно, пап, не парься! И вообще, забудь, что я к тебе подходил! – Макс вскочил с места. – Я как-нибудь сам… - пробормотал он и направился к двери.
- Макс, куда ты? – удивился отец.
- Пока не знаю, банк грабить… Всё, у меня нет времени…
Игорь Соколовский проводил время с девушкой в своей дорогой элитной квартире. Они пили кофе на балконе. Как вдруг раздался лязг тормозов по асфальту. Машина резко припарковалась у подъезда его дома. В следующую секунду из неё не вышел, а выскочил Макс. Лифт в подъезде не работал, и Макаров помчался по ступенькам на девятый этаж. Вскоре он уже он уже звонил в дверь квартиры Игоря. Дверь открылась.
- Мажор! Здорова! Купи у меня тачку? Ты ж хотел как-то… - Тяжело дыша, выпалил Макс.- Срочно!
- Братан, проходи, объясни нормально! Куда вляпался?
И Максим рассказал всю правду. Мажору он доверял как себе, даже больше.
- Семьсот устроит? – спросил без лишних слов Игорь.
- Устроит! – согласился Макс. Только, брат, Полине и её матери ни слова!
- Базаров ноль! Я так понимаю, ты пока не знаешь, где будешь брать остальную сумму? – спросил Игорь, доставая деньги из сейфа, он отдал их Максу. Мажор посоветовал Макарову обратиться к Кисляку. Они переоформили документы на машину. А так же, по настоянию Мажора, доверенность на Макса, чтобы тот, если что, брал машину.
Приехав к Кисляку, Макс также поведал ему всю историю, изложил суть проблемы. Тот дал ему в долг полмиллиона, сказав при этом, мол, если сможешь, вернёшь, а нет - не проблема. Кисляк набрал номер мобильного:
- Алло, Буш, здорова! Слушай, тут у меня братану деньги срочно нужны. Ты боями ещё занимаешься?... Ага… Слушай, я его тогда отправлю, да? Ты там скажи, что пацан от тебя приедет!... Окей! – Андрей положил трубку.
- Значит так, сейчас поедешь вот по этому адресу – он написал на бумаге, - скажешь, что от буша. Это бойцовский клуб «Орбита». Драться ты умеешь, думаю потянешь, но будет тяжело! – предупредил его Кисляк, - сумма - то не маленькая. Короче, если согласен, то тебе там всё объяснят.
- Спасибо, Кислый. Думаю, что вариантов у меня просто нет… равно как и времени.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 22:32 | Сообщение # 5
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Полина всё-таки узнала, что на операцию нужно два миллиона рублей. Она сказала об этом Якову. Тот конечно, офигел, но виду не подал. Наоборот, заверил, что деньги достанет. Но взамен он взял с Ольховской обещание, что та, как только мать пойдёт на поправку, выйдет за него замуж. Полина согласно кивнула. У неё не было другого выхода. А пока она должна была ублажать его в постели. Ей было противно до безумия, но она хотела спасти маму. Она даже забыла о Максе, после того злощастного послания. Правда сердце всё ещё щемило и болело.
Максим приехал в «Орбиту». Парень профессионально занимался рукопашным боем, был чемпионом России. Бои без правил – это что-то вроде того же, только никаких тебе ограничений. Ну, или почти никаких. Он встретился с нужным человеком, огласил сумму – миллион триста, которая ему нужна.
- Слушай, пацан, чтобы поднять такую сумму, тебе надо против самого Емельяненко выйти! – вытаращив глаза, смотрел на него Дмитрий, тот самый человек, с которыми парня свели друзья друзей.
- Я готов и на несколько боёв! Сколько нужно, столько и буду драться!- горячо заверил Макс.
- Смело! Удивился Дима. – Чемпион России, говоришь? Это хорошо! – Одобрил он. – Ставки будут выше. Ладно, по рукам! Через три дня у тебя бой. Завтра я позвоню тебе, скажу, кто твой соперник. Ну и рекламу надо двинуть, чтобы народ шёл.
На следующий день Максу позвонили из больницы, сообщили, что пациентке срочно требуется переливание крови. Сказали её группу. Максима отпросил Александр Михайлович, заодно подбросив парня до больницы. Деньги Макс взял с собой. Прибыв в больницу, заранее уточнив, что Полины не будет в это время там, и что ей о срочности переливания вообще пока не сказали, у парня взяли кровь на совместимость. Она подошла. Его положили в спецбокс вместе с Лидией Александровной, мамой Полины. Женщина была без сознания. Когда переливание закончилось, Максу сказали, что операция нужна срочно и медлить нельзя. Мальчишка пошёл в кассу и сделал первый взнос. Остальную сумму он обещал внести к концу недели. На том и порешили. Теперь он отправился на очередную тренировку.
Полине сообщили, что поступил первый взнос, и завтра её мать будет оперировать лучший врач из-за границы. Вероятность положительного исхода- восемьдесят процентов. Но ей не сказали имя плательщика. Да она и не спрашивала. Девушка думала, что это Яков. Он же ей пообещал. Поля позвонила лысому:
- Яш, спасибо, тебе большое! – плакала девушка. Я даже не знаю, как тебя благодарить.
- Я не понял, ты о чём? – удивился Яков.
- Деньги поступили! Завтра будут делать операцию! Правда нужно будет до конца следующей недели оплатить остальные восемьсот тысяч.
Когда Лысый смекнул, в чём дело, он безумно обрадовался. – Всё ради тебя любимая! Ну и, конечно, ради твоей мамы! – В тайне он понадеялся, что остальная часть суммы может не понадобиться, или её так же как и первую, кто-нибудь оплатит. Полина тем временем собиралась подавать заявление в ЗАГС. «Яша, конечно, не такой красавец, как Макс. И не такой умный как Макс. И не такой обаятельный, а точнее совсем не обаятельный, в отличие от Макса… Стоп! Причём тут Макс? Он её унизил, оскорбил! И нет ему прощения! А Яша оказался таким надёжным, сказал - сделал, хоть и на лицо не вышел… Да это уже не важно! » - думала Полина.
Бойцовский клуб «Орбита». Макс готовится к первому бою. Драться он будет против Потапова, по кличке «Гризли», чемпион города по рукопашному бою. Ставки просто колоссальные! Народу - не протолкнуться. Дмитрий в шоке курит в сторонке – такого ажиотажа он давно не видел. Макаров – мелкий, спортивного телосложения. А физуха у него будь здоров. Потапов – плотный высоченный шкаф. Его вес в два раза превышает вес Макара. Большинство в зале ставили на мелкого, в основном по приколу. Мажор и Кислый тоже пришли поболеть за Макса. Они тоже сделали ставки. Надо думать, излишне писать, на кого они поставили. Объявили начало боя. Максим, включив тактику дальнего боя, загонял противника до полусмерти, а потом, парой чётких ударов в дыню, отправил его в нокаут. Правда, мелкий тоже немного получил по тыкве. Бой закончился. Триста тысяч у Макса в кармане. Зал гудел, свистел, ревел. Дмитрий в углу пришивал челюсть, чтобы больше не отваливалась. «Пятнадцатилетний сопляк уделал двадцатилетнего кабана… Надо ему премию выписать скажем тысяч сто, поддержать так сказать мотивацию». – думал Димка.
После боя Максим поехал в больницу, узнать, как прошла операция. Лидия Александровна слёзно просила врачей, чтобы те привели ей парня, который спас ей жизнь, отдав кровь накануне операции. Она ещё не знает, что деньги на операцию достаёт тот же парень. Макс зашёл в палату, приземлился на стул возле кровати, поздоровался с женщиной.
- Максим, я хотела сказать тебе спасибо! – говорила женщина. – Я даже не знаю, как тебя отблагодарить!
- Да, ерунда, любой на моём месте поступил бы так же. – ответил Макс.
Они ещё поговорили ни о чём. В палату вошёл врач, тот самый из-за рубежа. Не трудно догадаться, кто его пригласил. Макс поговорил немного с доктором о чём-то на немецком. Врач вышел.
- Ты знаешь немецкий? – одобрительно спросила пациентка.
- Да, так немного… - смутился Макс.
- А ты ещё и скромный! – восхищалась женщина парнем.
- Не всегда и не со всеми. - Они засмеялись.
Дверь в палату открылась. – Познакомься, Максим, это моя дочь, Полина! Полина, это Максим, парнишка, который кровь мне дал.
Макс побледнел. Полина замерла у двери, потом опомнилась, прошла к матери. Они вместе с Максом в один голос сказали «Очень приятно».
«Твою ммаатььь… ну почему же так не вовремя… чё делать блиииннн…» пролетели мысли в светловолосой голове. - Ну, я пойду! Мне уже пора! – судорожно сглотнув, выпалил Макс, чуть не вскочив со стула. – Выздоравливайте! – сказал он и направился к выходу.
В коридоре его догнала Полина. - Максим, спасибо тебе!
- Не за что… - пробормотал Макс, - тем более, я виноват перед вами… Простите, если сможете! – его голос задрожал, он развернулся и не дожидаясь ответа, пошёл прочь. Завтра ему предстоит отстоять ещё один бой. А Полина, смахнув слёзы, вернулась в палату матери. Она теперь невеста… Чужая невеста… Но Максим об этом не знает… Пока не знает…
Макс выиграл второй бой. Победа далась ему нелегко. Соперник разбил ему лоб, нос и губу. В остальном Макаров, отделался, так сказать, лёгким испугом. К тому же, ему заплатили ещё больше, чем в прошлый раз. И теперь он мог оплатить оставшуюся сумму и даже ещё оставалась часть денег - он отдал их Кислому. Первый бой поднял такую волну, что теперь народу было ещё больше и ставки крупнее. Парню осталось отстоять последний бой. Но это послезавтра. А пока он поехал в больницу, чтобы оплатить недостающую часть денег за операцию. Совершив платёж, и побеседовав с врачом, он решил навестить пациентку.
Полине сообщили, что счёт закрыт. Поступил последний платёж за операцию. Она потрясена до глубины души. Девушка пришла к Яше. - Яш, скажи, а где ты достал деньги? Это же колоссальная сумма! – спросила Полина, после бесконечных слов благодарности за проявленное милосердие.
- Для тебя, Полечка, никаких денег не жалко! – ликовал Яков «Вот это фартонуло!» - думал он про себя. А вслух добавил: - а где я взял деньги - это уже не важно! Главное счёт закрыт, операция проведена успешно. Надеюсь, теперь ты не сомневаешься, в том, насколько сильно я тебя люблю?
- Конечно, нет. – Ответила девушка, обнимая его за плечи.
- А у меня для тебя сюрприз! – улыбался лысый. – Я поговорил с нужными людьми… И нас распишут не через две недели, а уже в эту субботу!
- Как в эту субботу!? – у Полины сжалось сердце. Она с трудом представляла, точнее, вообще не представляла, как пойдёт на такой шаг.
- Ты не рада? – обеспокоено взглянул он на девушку.
- С чего ты взял? – как можно спокойней произнесла она.
- Да просто ты вдруг резко побледнела…
- Тебе показалось! Всё нормально! – улыбнулась девушка. - Ты извини, мне нужно домой, что - то голова разболелась! - И Яша отвёз невесту домой, а сам поехал в офис завершать свои некоторые дела.

… - Ну а так вообще, как самочувствие? – спрашивал Макс у Лидии Александровны, находясь у неё в палате вот уже некоторое время. Всё это время они весело болтали и смеялись. Женщина чувствовала себя вполне нормально.
- спасибо! Уже лучше! – бодро ответила она. – Глядишь, такими темпами и на свадьбу к дочери успею выписаться!
- На свадьбу … кого? – не понял Макс.
- Полина, дочка моя, замуж выходит за Яшу! – уточнила женщина.
Макса пробил холодный пот. Он побледнел. Сердце пронзила тупая боль, к горлу подступил комок: - Как замуж?... – выдавил Максим, чуть дыша, и, пробормотав, –извините, мне надо идти, - вскочил и выбежал из палаты.
Оказавшись на улице, парень остановился, тяжело дыша, перевёл дыхание. «Нет, этого не может быть. Это какая-то ошибка… Полина, моя Полина…. За Яшу???»
Парень не помнил, как он добрался до дома Полины. И вот, Макаров стоит у двери её квартиры, тяжело дыша. Глаза застилает пелена скопившихся слёз. Он нажал на кнопку звонка.
Полина сидела дома. Чтобы как-то отвлечься, проверяла тетради. Раздался протяжный звонок в дверь. «Кто там ещё?» думала девушка, направляясь в коридор. Открыла дверь. На пороге стоял бледный Макс. Ольховская при виде его пришла в ужас. - Максим??? Что-то случилось? Входи!- девушка посторонилась, пропуская парня в квартиру, закрыв за ним дверь.
Макс прошёл в коридор. Остановился, дрожащим голосом спросил, глядя ей в глаза: - Это правда?
- Что правда? – испуганно произнесла девушка в ответ.
У парня на висках выступили капельки пота. Он, задыхаясь, повторил:
- Я ТЕБЯ спрашиваю, ЭТО ПРАВДА?
- Кто дал вам право, суворовец, мне тыкать? – более жёстко произнесла Полина.
- Пожалуйста, скажи, что это всё ошибка! – с надеждой в голосе промолвил парень.
- Макс…- начала, было, Поля, но Макар, вдруг, сорвался с места, сгрёб её в охапку и прижал к стене. Он целовал её, тяжело дыша. Его поцелуй был нежен и настойчив одновременно. Но вдруг, Полина резко оттолкнула его. – Не трогай меня! – воскликнула Ольховская. Парень пошатнулся:
- Ты что, замуж за него выходишь?... Значит правда… Значит… всё хорошо.- Потёр виски, пытаясь унять боль. Голос его дрожал.- Ну, за кого??? За этого придурка???
- Макс, уйди, пожалуйста! – попросила Поля.
- Ну, давай... Поздравляю! – Воскликнул он чуть не плача. - Счастья вам! - Развернулся, чуть не падая, медленно направился к двери. Открыл её… Остановился в дверном проёме, опираясь рукой о косяк. Из глаз его брызнули слёзы. Не сдержался, резко повернулся обратно, прикрыв дверь, заорал: - Дура ты! Ты дура! Дура! Дура!... – истерика. – Яша твой… Да чтоб вы жили долго и нудно! Да чтоб сдохли вы в этот день! – Повернулся. С силой ударил кулаком в стену и выскочил из квартиры, громко хлопнув дверью. Полина рыдала. «Прости, любимый мой мальчик…» - думала она.
Было уже довольно темно. На небе сгущались тучи. Дул холодный ветер. Вот – вот должен был начаться дождь. У Соколовского закончились сигареты. Он, надев куртку, вышел из дома и, не спеша, направился в магазин. По дороге у него зазвонил мобильный. Он посмотрел на дисплей – звонил начальник ГИБДД – близкий друг его отца.
- Игорь, здравствуй! Тут такое дело: мне позвонили ГАИшники, сообщили, что задержали Максима Макарова. Ты бы не мог съездить на место ДТП? А то они не могут понять: на вид вроде пьяный, а тест на алкоголь отрицательный. Я бы сам поехал, но меня сейчас нет в городе.
- Конечно, Фёдр Михайлович, сейчас поеду и всё узнаю, – ответил Игорь, и, забыв про сигареты, рванул к своей машине.
Прибыв на место, он увидел следующую картину: машина мэрии столкнулась с внедорожником. Вроде несильно. Без жертв. За рулём одной из них, а именно, чёрного БМВ, был Макс, который, не стесняясь, крыл матом всех ментов, посылая в пешее эротическое путешествие. При этом он отказывался выходить из машины.
Парень был явно не в себе. Поговорив с доблестной милицией, Игорь уговорил Макса, и тот пересел к нему в машину. Они поехали к Соколовскому.
- Давай вываливай, что у тебя стряслось? Пожар? Потоп? Война? – расположившись в гостиной, допрашивал парня Игорь. Он сразу, как только увидел Макса, понял, что у того какой-то апокалипсис.
- Мажор, у тебя есть чё - нить покрепче?- еле выдавил Максим. Он был бледным, как мел, и смотрел на Соколовского немигающим отсутствующим взглядом так, что друг не на шутку испугался:
- Братан, что с тобой такое? – он направился к барной стойке, ища самый крепкий напиток. – Я никогда тебя таким не видел! – налил водки в рюмку и протянул Макарову. Тот залпом осушил стопарь, не закусывая, и даже не поморщился. Молчал. Соколовский налил ещё водки и парень снова выпил. Теперь уже Игорь налил и себе тоже. Они выпили.
- Мажор…- наконец, прерывисто заговорил Макс. – это конец… Понимаешь?... Всё… - Уронил голову на руки, схватился за волосы, замер.
Игорь выпал просто в осадок: - Макар, ты это… упокойся! Мы что-нибудь придумаем! Ты на бабки серьёзные попал что ли? – предположил он.
- Бабки… ХА-ХАХ.. Мажор, она замуж выходит!… Представляешь? Моя Полина и это лысое чмо! – не выдержал и зарыдал Максим.
Слушай, - продолжил Игорь, на ходу пытаясь подобрать слова, - а может ну её… а? ну что тебе баб в городе мало? Они же за тобой стаями порхают. Помани любую – и она у твоих ног!
- Да понимаешь, не-мо-гу! Не могу я выбросить её из головы! Вот отсюда – Макс ударил себя в грудь рукой – вырвать не-мо-гу! – снова опустил голову, обхватив её руками. Я её люблю…
- Охренеть, чувак… лучше бы ты реально на бабки попал… - пробормотал Игорь.
Друзья накидались вместе.
На следующий день у Макса состоялся последний бой. Ему предстояло драться с Чемпионом Европы по кличке «Удав». В зале народу – тьма. Наверху за столиком Кисляк и Соколовский наблюдали за битвой.
- Как думаешь, Андрюх, может, скорую заранее вызвать? – спросил Мажор. Он очень переживал за друга. Парень знал, что тот морально не готов. Да ещё и соперник, мягко говоря, что надо.
- Может, обойдётся? – надеялся Кислый. – А вдруг у него стресс даст обратный эффект? Так тоже бывает! Слушай, а давай, мы этого Лазуцкого конкретно так пресанём?
- Ну, пресанём, и что? Думаешь, Полина тогда к Макару прибежит? Да и предлагал я Максу уже этот вариант. Сказал, не трогать… Он и про деньги для операции Полинке не сказал, потому что не хочет, чтобы она была с ним из жалости или из одолжения… Любит он её… дурак… - излагал факты Мажор.
- Что есть, то есть…
Бой закончился. Макаров весь в крови лежал в нокауте. Когда его привели в чувства, Макса уже ожидали друзья. Они, подхватив паря за локти, вывели его на свежий воздух, усадили на скамейку.
- Ну, ты как? – беспокоился за друга Кисляк. – Может, все-таки поедем в больничку?
- Нооо, запели… Нормально я! Во всяком случае, лучше, чем вчера. Кислый, я тебе ещё триста штук торчу!- ответил вицесержант.
- Так, ты мне это брось! – возмущался Андрей. – Торчит он… Ещё раз такое скажешь – заеду в лоб! Ты меня знаешь.
Макс после боя остался у Кисляка. По дороге до его дома, парень успел два раза грохнуться в обморок. Однако в больницу ехать наотрез отказался.

Полина полила увядающий цветок на подоконнике, вытерла доску и открыла журнал. Прозвенел звонок. В кабинет шумно ввалился третий взвод первокурсников. «А где Макар? – ой, не спрашивай! Хреново ему. – Что совсем? – да, похоже…» доносился до Поли разговор из толпы. «Господи боже… он из-за меня… хороший мой, любимый мой мальчик… только – бы не натворил ничего…» - Подумала она.
- Третий взвод к уроку этики готов! Отсутствует вицесержант Макаров. Докладывает командир первого отделения – Сухомлин. – отрапортовал дежурный, когда все встали.
- Что с Макаровым случилось? – спросила взволнованно Полина.
- А вы разве не знаете? – с издёвкой в голосе ответил Сухомлин.
- Что я должна знать? – Полина впала в ступор.
- Ну, не знаю… Вам должно быть виднее…
- Илья! – не удержалась Полина, - вы не могли бы выражаться яснее?
- Да уж куда яснее! Полина Сергеевна, вы сами всё прекрасно должны понимать…
Ольховская продолжила урок, изо всех сил стараясь не выдать своих переживаний. А вечером она с мамой пришла в салон выбирать свадебное платье. Яков расщедрился и дал невесте карточку, чтобы та выбрала самое красивое платье, которое оденет для него. Полина долго ходила по рядам, рассматривая наряды. Вдруг её внимание привлекло одно платье. Оно было очень дорогое, но такое красивое. Девушка вдруг представила, как она в этом платье подъезжает к ЗАГСу. В зале её ждёт счастливый жених. И вот она уже так близко, что Макс, бережно берёт её за руку, не отводя нежного влюблённого взгляда от её глаз. Она счастлива. Он счастлив. Они счастливы. «Самое красивое платье самой красивой невесте во вселенной» – говорит ей Макс…
- Полиночка, ну что, ты выбрала? – вернул её в реальность голос матери.- Доченька, почему ты плачешь? – Спросила Лидия Александровна, заметив слёзы у невесты.
- Извини, я просто задумалась – отвечает Полина, смахивая слёзы.
- Господи, дочка, у тебя в последнее время такие печальные глаза, что я начинаю думать, что ты совершаешь ошибку, выходя за этого человека замуж!
- Мама, ну что ты такое говоришь? Ведь он оплатил операцию! – пыталась убедить Полина не столько мать, сколько себя.
- Нет, я, конечно, ему ооочень благодарна!- воскликнула Лидия. - Но выходить за человека только из чувства долга перед ним – это верх глупости! А как же любовь?
- Мам, я дала ему слово! А любовь… Может она придёт…со временем.
- Стерпится- слюбится, значит? – спросила мать. – Ну как знаешь, доченька, как знаешь…И потом, Отец-то твой от такого зятя будет не в восторге! А уж, если узнает причину брака, то всё. Я даже боюсь представить, что будет.
- Папе знать о деньгах совсем необязательно!- утверждала Полина.
- Да я – то что? Я ничего!- ответила Мама. Лишь - бы Яков твой не проболтался!
Ольховская позвонила Лазуцкому, сказала, что на платье, которое ей понравилось, не хватает средств, мол, не мог бы подкинуть ещё деньжат. Когда Яков узнал цену, поперхнулся печенюшкой и судорожно стал приводить доводы, чтобы выбрать платье подешевле, типа квартиру НАШУ ещё не обставили и так далее. Полине ничего не оставалось кроме как выбрать другое платье.
Максим прибыл в училище. Днём он проводил всё свободное время в бытовке, прячась от посторонних глаз. В учёбе скатился - дальше некуда. Он больше не играл с пацанами в футбол. Перестал шутить и смеяться. Друзья забыли, когда он с ними в последний раз вообще разговаривал по душам. Парни, молча тревожно, наблюдали за ним. Они боялись подойти заговорить первыми. Илья не выдержал, осторожно подошёл к нему и, тронув за плечо, сказал:
- Макар! Ты это… - парень пытался подобрать слова, - Может, помощь какая нужна? Ты только скажи!
- Спасибо, сухой! Но врятли мне кто-то сможет помочь… Да и нет у меня никаких проблем, – безжизненным голосом ответил вицесержант.
Сухомлин прекрасно понимал, что проблема у него есть и даже знал имя этой проблемы. О предстоящей свадьбе этикетки гудело уже всё училище. Он уже собрался было уходить, как Макаров его окликнул: - Сухой, подожди… Ты не мог бы узнать, когда у неё свадьба?
- Зачем тебе? – удивился Сухомлин.
- Хочу её поздравить…
- Ты гонишь что ли? – обалдел Илья.
- Сухой, ну ты узнаешь? – гнул свою линию Максим.
- Ладно, только без глупостей.
Через пару часов Илюха уже прилетел с информацией к Макарову: - Короче, я тут услышал краем уха – начал сухой, как медичка с философом разговаривала. Они, оказывается, свидетелями на свадьбе будут.
- Сухой, ближе к делу! – дал понять Макс, что ему такие подробности совершенно неинтересны.
- Роспись в субботу, в шестнадцать часов. – выпалил Сухомлин.
- Спасибо, брат – Макс пожал ему руку.
- Макар, это ещё не всё – собирался с мыслями парень. Он не знал, как сказать то, что собирался, потому просто обнял друга за плечи, с трудом представляя его реакцию на эту новость. Макс выжидательно посмотрел на него. А Илья решил начать издалека, так сказать прощупать почву, а уж потом выдать собственно новость. - Макс, извиняюсь заранее, но я не могу не спросить, скажи, у вас с ней было… ну это… ну ты меня понял… - заикаясь, наконец, изрёк Сухомлин.
- Чё? – Макаров фыркнул, - нет, сухой, ЭТОГО у нас с ней не было - съязвил парень. От него не укрылось, как по лицу друга прошла какая-то тень.
- Лучше бы было… - пробормотал севшим голосом Илюха. – Но раз на то пошло, я так понимаю, ты её украсть собрался у так называемого жениха?
- Ну, собрался… – кивнул Максим.
- Выбрось эту идею из головы! – твёрдо сказал Сухомлин. – Дело в том, что… вообщем, слух прошёл… короче, говорят, она беременна! – как можно деликатнее выдавил Илья. – Крепись брат – он хлопнул парня по плечу и вышел из бытовки.
Макаров не спал всю ночь. Из головы не выходил последний разговор с другом. Ещё недавно он спланировал как украдёт её со свадьбы и они вместе уедут не важно куда, главное вместе… а теперь… Теперь он должен её отпустить. Пожелать счастья и отпустить… Для него на этом жизнь закончится. От постоянных переживаний у парня кружилась голова, и он терял сознание. А может и не только поэтому, а ещё и потому, что он, который день ничего не ел и практически не спал. «В субботу в шестнадцать ноль ноль – зафиксировано.»
Наступила та самая злощастная суббота. «На ещё совсем недавно безмятежном и спокойном небе закружились хмурые, угрюмые, свинцово-серые тучи, задавившие солнце своей тяжестью. Светило, как будто растерявшись, совсем скрылось за их тяжёлыми боками… Сверкнула молния, а через несколько секунд невдалеке пророкотал гром, подтверждая своим ворчанием, что
вот-вот на землю обрушится ливень. И люди, и звери начинают суетиться, стремясь поскорее спрятаться от неотвратимо надвигающегося дождя.
Максим позвонил Александру Михайловичу и попросил забрать его из училища, скажем часа в три. В назначенное время помощник мэра ждал парня у КПП сидя в синем новеньком джипе. Макс поздоровался и предложил АМчику прокатиться по городу. Тот согласился. От него не укрылось мрачное настроение парня.
- Чё такой пасмурный? – спросил он, ведя машину, - похоронил кого?
- Ну можно и так сказать… - уклончиво кивнул парень.
- Может, расскажешь? – забеспокоился Саша
- Останови у той вон палатки! – вдруг изрёк Макаров, показывая на ларёк у дороги. Водитель остановился. - Александр Михайлович, купите мне, пожалуйста, сигарету? – Его голос дрогнул.
- А косечёк тебе не забить? – возмутился Михалыч. Но в следующую минуту быстро спросил: - Может, все-таки, расскажешь, что у тебя случилось?
- Купите сигарету, и я вам всё ра-ска-жу!- продолжал настаивать на просьбе Макар.
- Ну смотри, как знаешь! – согласился АМчик и вылез из машины, направился к киоску.
Макар прыгнул за руль, надавил на газ, и машина с лязгом рванула с места. АМчик так и остался стоять у ларька с открытым ртом: «Ну, Макс, ну засранец малолетний»
А Максим тем временем мчался по проспекту, вдруг он заметил у дороги цветочную лавку. Остановился. Купил самый шикарный букет китайских роз. Залез в машину, прикрепил к букету записку «Ты всё что у меня есть… Ты всё что у меня было… Прощай…». Он не заметил, как подъехал к ЗАГСу. Замер, собираясь с мыслями. Что он скажет и что сделает дальше. Парень увидел подъезжающий лимузин. Из машины вышел лысый жених и галантно подал руку невесте.. « Боже, какая же ты красивая… Какая же ты любимая… Какая же ты не моя…» - пронеслось в голове Макса. На глаза навернулись слёзы. Он сдерживал их из последних сил. Сердце пронзила немыслимая боль. Голова закружилась, Макаров вот - вот упадёт. «Нет, только не сейчас… Я должен пожелать ей счастья…» Он, взяв букет, вышел из машины и побежал к ней…
Полина вышла из лимузина. Она изо всех сил старалась изобразить радость от предстоящей свадьбы. Яков светился от счастья. Подъехали свидетели. Иван Адамович шутил и подтрунивал над молодожёнами. Он - то совсем недавно прошёл– таки этот путь. От него не укрылась напряжение, царящее в атмосфере.
Вдруг Полина услышала, что кто-то шумно бежит по лужам, она обернулась и обмерла. Сердце бешено заколотилось «Максим, ну зачем ты здесь… что ты ещё придумал…Боже ты пришёл на мою свадьбу»… Теперь уже все повернули головы. Яков застыл в изумлении, не в силах вымолвить ни слова. Философ напрягся, он знал, что парень не ровно дышит к учительнице, но чтоб настолько…
Максим, приближаясь к паре, перешёл на шаг. Он посмотрел на невесту. Всё, что он собирался сказать, вылетело из головы. Осталась только боль как в страшном сне. Он протянул ей букет – поздравляю, - резко мимолётно поцеловал в губы, развернулся и помчался к машине. Джип рванул с места, скрылся из вида.
Полина плакала, судорожно перебирая букет, нашла записку…
- Яш, прости, но я не могу… - вдруг проговорила невеста.
- Полина, ты что такое говоришь? Десять минут осталось – обалдел Лазуцкий.
- Яков, ты не понял… Я –НЕ –МО – ГУ- она почти рыдала. - Иван Адамыч, Марианна, свадьбы не будет… простите… - сказала Полина. Мама нашла в сумке таблетку и протянула дочери, Марианна пошла за водой. У философа зазвонил мобильный – с работы, сказал он, посмотрев на дисплей. Ответил: - Да, я слушаю!... Как где, в ЗАГСе… Да ты что? Когда это случилось?... Да я буду!… Я говорю, еду!... Всё!.... – Ребят, мне нужно бежать… - пробормотал он бледный, как полотно.
- Ванечка, что случилось? – тревожно спросила его жена. Остальные, ожидая, молчали.
- Суворовец мой… на машине разбился…
- Как разбился?? Кто??? – пришла в ужас Марианна.
- А? Макаров… - выдавил Иван.
- Н-Насмерть?- вся дрожа, спросила Поля.
- Да не знаю я… там такое месиво, его даже достать не могут… Мне нужно туда, - пробормотал Философ,
-Ванечка, я с тобой! – сказала Врач. Полина грохнулась в обморок.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 22:34 | Сообщение # 6
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Максим летел по трассе. Стрелка на спидометре зашкаливала. Но он не обращал на это никакого внимания. Он сжимал зубы, пытаясь сдержать рыдания. В висках застучало. Макар потёр их, продолжая лететь. В глазах помутнело. Голова закружилась. Стало вдруг невыносимо жарко. Макс отстегнул ремень безопасности, шумно дыша. Не заметив красный сигнал светофора, он потерял управление и вылетел на полосу встречного движения. Темнота… Синий джип залетел под фуру, зацепив по дороге ещё две иномарки… Собралась толпа людей. Одни вызывали скорую, другие вытаскивали пострадавших из под груды металла. Скорой всё не было. Наконец, она приехала, загрузив освободивших пострадавших, машина с мигалками умчалась в больницу. Мимо проезжал Соколовский. Он заметил ДТП, остановился чуть поодаль, вышел из машины и направился туда. Несколько минут назад Игорь видел, как по трассе мчался синий джип мэрии. Ему позвонил АМчик и сообщил, что Макс угнал машину. Потому сомнений не было - за рулём джипа был именно Макаров. Подойдя к месту аварии, мажор в ужасе застыл на месте. Потом опомнился, стал помогать извлекать пострадавших двух иномарок, которые зацепил джип: два водителя погибли на месте. Ещё пять пассажиров получили ранения различной степени тяжести. Возле фуры сидел на корточках её водитель, который пребывал в состоянии глубокого шока. МЧСовцы осторожно разбирали фуру спецтехникой, чтобы получить доступ к джипу под ней. Игорь позвонил начальнику училища, сообщив про Максима. Уже отовсюду сновали журналисты со своими камерами, подключилось телевидение. Новость об аварии быстро распространялась. Вёлся прямой репортаж.
Приехал философ, а с ним и жена, вместе с Ольховской и Лидией Александровной. Полину накачали успокоительными, но она, во что бы то ни стало, потребовала, чтобы её взяли с собой. И вот перед глазами страшное зрелище: Она видела, как из джипа, наконец, достали окровавленное тело…
Скорой не было. Та, что уехала, ещё не добралась до больницы, а других свободных машин не оказалось. Игорь склонился над телом пытаясь обнаружить признаки жизни. Он плакал. «Похоже, труп… оно и понятно… » - донеслось до него. Эту фразу услышала Полина. Раздался оглушительный вопль – девушка в свадебном платье рванула к телу, растолкав толпу. Игорь едва уловил какой-то звук – то ли писк, то ли хрип. – Живой! – воскликнул он. В следующую секунду он сгрёб Макса в охапку и понёс к своей машине. «Терпи, брат, сейчас поедем в больницу, тебя там залатают…» - бормотал он сквозь слёзы.
- Я с тобой! – вдруг закричала Полина, и парень не стал возражать. Не было на это времени. Скорая приехать не успеет. Потому он, молча кивнув, положил друга на заднее сидение, сам сел за руль и поехал в объезд в больницу.
«Родной мой… мальчик мой… только не умирай! Я так тебя люблю…» - шептала Полина, положив голову парня себе на колени. Слёзы капали на его лицо, смывая кровь.
Макса привезли в больницу и направили в реанимацию. Полина с Игорем остались ждать в коридоре. Немного позже приехала и мама Полины. Её привёз Кантемиров. Она привезла дочери сменную одежду, зная заранее, что та из больницы не уйдёт. Ольховская переоделась в машине у Игоря и вернулась в коридор. Соколовский набирал номер Петра Ивановича и сообщил ему, что его сын в больнице. Макаров – старший, бросив все дела, помчался туда. Поля плакала, время от времени затихая, потом начиналось всё снова. Мажор, уронив голову на руки, сидел на корточках чуть поодаль. Прибежал мэр. Он пытался поговорить с врачами, но те ничего толком не говорили. Состояние крайне-тяжёлое. Это всё, что услышал Макаров - старший от врачей. Ему ничего не оставалось, кроме как ждать у дверей реанимации вместе с остальными.
- Кто-нибудь мне может объяснить, что произошло, хотя бы в общих чертах? – спросил дрожащим голосом отец.
- Дядь Петь, он разбился на вашей машине. – Всхлипывая, отвечал ему Мажор. – Я видел, как он летел, развернулся, поехал за ним, но не успел…
- Это я виновата… это всё из-за меня – рыдала Полина.
- Девушка, да вы - то тут причём? – удивился Пётр. Но она ему не ответила, а лишь сильнее заревела. Так что её пришлось успокаивать снова.
Дверь реанимации открылась. Все, присутствующие в коридоре, вскочили и с надеждой посмотрели на врача. – Пациент потерял много крови. Мы делаем всё возможное. У кого вторая положительная? Нужен донор. А точнее доноры.
- У меня вторая положительная!- воскликнула Полина.
- Я пойду! – откликнулся Мажор.
- Молодой человек, пройдёмте со мной. А вы, девушка, пока подождите. Если кровь парня подойдёт, и пациент перенесёт переливание, то будем делать ещё одно переливание. И нужны ещё люди со второй положительной! Пусть сдадут кровь. Группа вроде нередкая, но у нас в больнице её не осталось. Какой-то бум на эту кровь за последнюю неделю! – сказал доктор и скрылся за дверью. Кантемиров тем временем звонил Василюку, чтобы тот поднял суворовцев со второй положительной и привёз их в больницу. Через час они тоже были в больнице: Трофимов, Сухомлин, Синицын и Соболев. С ними ещё рвался Перепечко, но он накануне обожрался шоколада. Так что его кровь для донорства не приняли бы. Он остался в суворовском. Когда ребята сдали кровь, Философ увёз их обратно в училище, пресекая попытки остаться в больнице: - Тут народу такими темпами скоро будет не протолкнуться! Хотите, чтобы всех выгнали? – убедил их Иван Адамович. Только они ушли, в больницу влетел Кисляк:- Где он? Что с ним? – тороторил он, срывающимся голосом, обращаясь к Макарову.
- Переливание делают. Андрей, постарайся, пожалуйста, успокоится! Если не хочешь, чтобы тебя отсюда попросили. На, вот выпей! – Пётр протянул парню таблетку.
- Кровь нужна? Я готов! У нас же с ним одна кровь! Пётр Иваныч, вы же знаете!
- Пройдите в тот кабинет и сдайте кровь. – сказала ему Лидия Александровна, которая только что сдала свою.
- Спасибо Вам!- благодарил женщину Пётр Макаров. В коридоре показался Мажор. Он сел на стул. А Полина тем временем зашла в кабинет, сдать кровь на совместимость.
- Совершенно не за что! – ответила женщина. Неделю назад этот мальчишка отдал мне свою кровь, благодаря чему я на ногах. Ой, господи, только бы поправился…
- А он не только кровь вам дал, он ещё операцию вам оплатил… - пробормотал Игорь. Пара удивлённых глаз устремилась на него: - То есть как, он? – спросила мама Поли. Деньги же Яков давал…
- А это лысый мудак – то? Ну-ну… - Язвил Игорь. – Я не знаю, какие деньги давал Яша, бьюсь об заклад, вы этого не видели! Потому-что Макс лично мне продал свою тачку за семьсот косарей. А потом ещё у Кисляка пятихатку занимал! Он дрался в боях без правил, рискуя не только из училища вылететь, но и башкой своей рисковал, чтобы достать остальную сумму…
- Постой – постой! – Изумился Макаров-старший. Так это Макс для Лидии Александровны, что ли денег у меня просил?
- Ну да. – Ответил мажор.
- а я не дал.… Простите меня, пожалуйста – он виновато посмотрел на женщину. – Я думал он вляпался куда-то. Он говорил мне, что маме девушки его требуется операция, но я не воспринял эти слова в серьёз! - У Петра зазвонил телефон, и он отошёл ненадолго в сторону.
- Какой ужас… - плакала тем временем Лидия. – А он ещё посмел терроризировать Полечку, чтобы та вышла за него! – Воскликнула она. – Он же чужое добро на себя взял, мол смотрите какой я святой… тьфу…
- Успокойтесь!- обратился к ней Игорь, - Я вообще не должен был об этом вам рассказывать!
- Как же не должен! Наоборот, спасибо что сказал! Вот только Полина за Яшу так и не смогла выйти! Как парнишка – то этот прибежал, так она потом сразу Лазуцкого и послала. Не любит она его! Да простит меня мальчишечка, я ж не знала, что он по Полинке моей обмирает! Это ж я ему про свадьбу ляпнула, а он в лице сразу поменялся и выбежал из палаты… Ой, бедняжечка… Каково ему тогда было… Не знал ведь он, что чувства его взаимны, вон чего наделал… - выложила женщина.
- В этом нет вашей вины! – успокоил её Соколовский. - Скажите, а про ребёнка это правда?
- Про какого ребёнка? – Удивилась Лидия.
- Максу кто- то сказал, что Полина беременна… Вот он и натворил… У них то с Полиной ничего такого не было…
- Господи, какой же бред. Вот так рождаются слухи… Молодой человек, никакого ребёнка и в помине не было!

Прошло полтора месяца. Полина продолжала ходить на работу. Проведя уроки, она возвращалась домой. Всё это время сильно переживала за Макса. Её телефон обрывался от назойливых звонков Якова, который не мог смириться с тем, что девушка так его отшила, прямо на свадьбе. Пару раз Поля отвечала на его звонки, в надежде всё ему объяснить, и что они останутся друзьями. Но тот не хотел её слушать, в трубке каждый раз слышались различного рода оскорбления и нецензурная брань. В итоге Поля перестала снимать трубку. Ходили слухи, что Лазуцкий, после несостоявшейся свадьбы совсем слетел с катушек и начал пить.
- Полина, нам нужно поговорить! – не выдержала Лидия Александровна.
- Что – то случилось? – удивилась девушка.
- Разговор будет серьёзный. Присядь, пожалуйста! – попросила её мама, девушка села за стол. – Дочь, скажи честно, что у тебя с этим мальчиком? Ты его любишь?
- Очень… - вздохнув, ответила Полина и опустила глаза. – Но у нас с ним ничего не было…
- Я знаю…. Но, я так же, знаю, что от тебя без ума. Так почему бы вам не поговорить?
- Мам, я уже про возраст молчу. Но я ведь его преподаватель! Не хватало мне ещё проблем на работе, да и ему в учёбе!
- Вот опять ты всё решаешь за двоих! Поговори с ним! Я так поняла, он вообще преград не видит. Это ты его отталкиваешь! Ну и что, что ты учитель, а он твой ученик! Ты думаешь, вы единственный случай такой вот необычной на первый взгляд любви? Да таких примеров уйма! Вот только счастливыми становятся лишь те из них, которые наплевали на все запреты и границы. Другие же остались несчастными на всю жизнь. – Убеждала её мать.
- Мам, ты действительно думаешь, что у него это не пройдёт?
- А разве тебе не достаточно доказательств его чувств к тебе? Полиночка, он любит тебя по-настоящему! Я тебе больше скажу: мою операцию оплатил он…
- Мама, что ты такое говоришь?! А как же…
- Яша твой, узнав, что кто-то оплатил первый взнос, специально сказал тебе, что это он! Вот такой вот этот Яша оказывается…
- Но почему Максим мне не сказал ничего? – дрожащим от слёз голосом спросила Ольховская.
- Да потому, что не хотел, чтобы ты была с ним из одолжения или из жалости. Я тебя прошу, Полиночка, для начала хотя бы поговори с ним!
- Мам, а как же его родители? Они, наверное, меня ненавидят…
- Если ты и выйдешь замуж, то явно не за его родителей? И потом, любые нормальные родители хотят счастья своим детям!
- Но Максим…. Он же наверняка считает, что я его предала, - продолжала гнуть свою линию Поля.
- Поэтому я и настаиваю, поговори с ним!


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 22:36 | Сообщение # 7
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Макарова перевели в палату. Парень шёл на поправку. Ему даже разрешили вставать и немного ходить. Правда, сам он пока этого делать не мог. Месяц, проведённый в реанимации, и последствия аварии дали о себе знать. Парню практически пришлось учиться ходить заново. Ему помогала медсестра или отец, который каждый день навещал сына. Максом занимались лучшие заграничные врачи, которых Мэр доставил прямо в Тверь. Парня пришла навестить мама Полины, водрузив на стол пакеты с продуктами, она, наконец, присела возле кровати.
- Спасибо, конечно, но не нужно было… - Протестовал Макаров против передачки.
- Ты мне это брось! Тебе силы восстанавливать надо! – говорила ему женщина.
- Да у меня итак весь холодильник забит, - улыбался парень.
- Ну, сам не съешь, медсестричек угостишь!
- Ага, угостишь их… Я вон, одной шоколадку дал, так она до сих пор слюной исходит, глядя на меня! Да их и без меня отец потчует, без конца.
- Ну тем более, сам лопай! Чем тебе не стимул? Максим, я ещё поговорить с тобой хотела…- начала Лидия главную тему. – Это касается Полины. – Она осторожно посмотрела на Макса. Тот изменился в лице.
- Может не надо? У неё теперь своя жизнь…
- Максим, - продолжила мама Ольховской. – Она не вышла за Яшу, не смогла… не любит она его, понимаешь?
- Не понимаю… - пробормотал парень.
- ТЕБЯ она любит, что тут непонятного? – вздохнула женщина. – Свадьбы не было…
- То есть как?...
- Она изначально согласилась за него выйти, только потому что тот её вынудил… Сказал Полине что это он деньги на операцию дал..
- И Поля согласилась его так отблагодарить?
- Согласна, верх глупости…. Но все, же она не смогла…. Когда ты пришёл к ЗАГСу, я уже тогда поняла, что свадьбы не будет… и она отказалась. А потом сообщили, что ты разбился…, Она так и ночевала у дверей реанимации…. Пока тебе не стало лучше.
- Но почему тогда она до сих пор ко мне в палату не зашла? – изумился Макаров.
- А ты не догадываешься? Ты ведь считаешь, что она тебя предала! Поэтому и не приходит. Но, я – то слышу, как она по ночам в подушку воет…
- Я хочу её видеть, - промолвил парень. На его глазах выступили слёзы.
- Я скажу ей об этом! – улыбнулась женщина. – И ещё, Максим… Это ведь ты оплатил операцию! – добавила она, смотря парню в глаза.
- Откуда…- начал, было, Макс, но женщина его перебила:
- Это не важно… Спасибо, сынок! – по щекам струились слёзы… Не надо было…
- Надо! – воскликнул Макс.
- Но какой ценой?
- Это не важно! И Давайте забудем уже про деньги. Главное, вы поправились! – улыбнулся Макаров.
- Хорошо, только я хочу, чтобы ты знал, Полина хочет быть с тобой не за это. А просто она тебя любит!
- Это я уже понял.
Вечером в палату Максима зашла молоденькая медсестра, Алина. Ей нравился этот светловолосый пациент. Я бы даже сказала, очень нравился. Она всячески пыталась обратить на себя его внимание: и глазки строила и кокетничала, но всё глухо как в танке. Парень лишь снисходительно улыбался в ответ и много шутил. Ничего более.
- Ну что, ходить будем? – улыбаясь, обратилась медсестра и протянула к нему руки.
Максим сел на кровати и, ухватившись за ее руки, медленно поднялся. – Конечно, будем! Ходить очень хочется! - улыбался парень в ответ.
Алина отпустила Макса и он, шатаясь, неуверенно дошёл до окна. Остановился, держась за подоконник. - Хорошо!- одобрительно закивала медичка, сама она при этом стояла чуть подальше от его кровати. – Обратно сам сможешь?
- Попробую!- голосом, полным решительности, ответил Макс и отпустил подоконник. Он медленно пошёл по направлению к кровати. Парень уже было добрался до места, как вдруг пошатнулся и, теряя равновесие, начал падать. Алина подскочила к нему и обхватила за талию, удерживая его, замерла. Её лицо было так близко к его лицу.
– «Не так резко!» - пытался перевести всё в шутку Макс. Они не заметили, как дверь в палату открылась, и на пороге появилась Полина, которая молча наблюдала сию картину, начиная от подоконника. Макс сел на кровать и только сейчас увидел Полю. Их взгляды встретились.
- Я, наверное, не во время, - пробормотала Ольховская, собираясь уйти.
- Нет-нет!- задержал её Макаров. – Мы уже закончили! Проходи, Поль.
- Вообще-то часы посещения на сегодня закончились! – многозначительно посмотрев на девушку, воскликнула Алина.
- Я ненадолго! – собралась успокоить её Ольховская. В её голосе читалась неподдельная ревность.
- Тебе сидеть долго нельзя! Завтра повторим. – Нарочно проигнорировав посетителя, обиженным голосом сказала Алина парню и, виляя задом, направилась к двери.
- Надеюсь, завтра вы наденете халатик, длина которого будет соответствовать санитарным нормам! – не удержалась от комментария Полина. Макаров, хрюкнув, поперхнулся слюной. Дверь оглушительно захлопнулась.
- Привет! – Поздоровалась девушка и села на кровати рядом с Макаром.
- Привет! – с трудом сдерживая смех, улыбнулся Макс.
- Что-то не так?- не укрылось это от Полины. – Я могу уйти… - сказала девушка, поднимаясь с кровати.
- Полин! – Воскликнул парень, схватив ее за руку. – Останься! – Он вмиг стал серьёзным.
Ольховская вдруг разрыдалась, уткнувшись ему в плечо: - Мааакс… Прости меня! Я тебя очень люблю!
- Я тебя тоже очень люблю, Поль!- обнимал её парень за плечи.
- Из-за меня ты не можешь ходить… Из-за меня ты здесь!
- Поль, Солнышко, не плачь! Всё будет хорошо! Вот увидишь! – успокаивал он. Сердце из его груди готово было выпрыгнуть «Она меня любит. Теперь в этом сомнений не осталось. Вон как к медичке приревновала, прямо ух…» - думал он.
Макар поднял её лицо за подбородок и легонько коснулся губами её губ. Девушка немного успокоилась. Тогда он накрыл её губы своим ртом, нежно обняв за талию. Но Полина вдруг отстранилась: - Максим… а что это за девушка? – неожиданно спросила она.
«О-О-О приплыли» -подумал Макс, а вслух как ни в чём не бывало, ответил: медсестра.
- Ясно – в голосе девушки сквозила нескрываемая ревность. – Я просто видела как вы …ммм.. «процедурами» занимаетесь.
- Да уж, я понял, что ты видела! – готов был снова засмеяться Максим. – Полина Сергеевна, вы что, ревнуете? – сделал удивлённый голос Макс и вопросительно посмотрел ей в глаза.
- Я? Нет! -как можно твёрже старалась отвечать Полина.
- Ну да - ну да…
- Максим…
-Полин, хватит уже меня ревновать. Поверь, для этого нет оснований! С моей стороны никаких телодвижений в данном направлении совершенно не было.
-Да, но с её стороны…
- Да пусть хоть голая зайдёт, мне всё равно! – заверял её Максим. – Я люблю только тебя!
- А завтра вы чем будете заниматься с ней?
- Она мне помогает ходить… То что ты видела, тем и займемся.
- Максим, но я могу сама помогать тебе в этом!- на полном серьёзе сказала Поля.
- Нет Поль!- голос парня был категоричным. – Я не хочу, чтобы ты это видела.
- А, понятно… лапать непонятную девку тебе приятнее… - обиделась Полина.
- Ладно, приходи, завтра попробуем с тобой! – махом сдался Макс.
- Так – то лучше! – прошептала Полина и прильнула к его губам, обнимая за шею. Их поцелуй был таким нежным и трепетным. Сердца бились в одном ритме. Он крепко обнимал её за талию, боясь, что если отпустит, она снова ускользнёт от него. Его рука скользнула под кофточку. Макс продолжал жадно целовать её, лаская нежную бархатистую кожу. Он губами проделал дорожку от её губ к шее, шепча при этом «любимая… моя… люблю». Полина застонала. «Люблю… мой мальчик…» шептала она в ответ. Почувствовав, что вот-вот сорвётся, Макс отпрянул от неё, шумно дыша.
- Что случилось? – ошарашено посмотрела на него Полина.
- Полин… я просто … на пределе уже…
Девушка улыбнулась и поправила кофту. – Место встречи изменить нельзя – Они засмеялись.
- И было бы смешно, если б не было так грустно. – вдруг посерьёзнела девушка. Её глаза наполнились слезами – Макс, я так боялась, что ты не выживешь – Она, всхлипывая, снова уткнулась ему в плечо. А Максим гладил её рыжие волосы, вдыхая аромат её духов. - Что теперь будет? Тебя выгонят из училища по состоянию здоровья?
- Всё будет хорошо, я справлюсь! Вот встану на ноги, найму репетитора и экстерном всех догоню! – уверенно заявил парень. Главное, у меня есть ты! А Значит, прорвёмся! Это без тебя мне ничего не нужно…
- Максим… – растрогалась Полина от его слов и погладила по щеке. Их губы снова встретились.
- Полин - спросил парень, когда они, наконец, оторвались друг от друга. – Выходи за меня?
Полина обалдела от такого заявления. – Прям сейчас?
- А почему бы и нет? К тому же, ребёнку нужен отец. Вот и запишем его на меня! – Серьёзно ответил Макаров. - Поверь, о том, что я ему неродной, он никогда не узнает!
Полина готова была вновь разрыдаться от его проникновенной речи. «Он готов принять меня даже с чужим ребёнком» - подумала она, а вслух произнесла: - Максим, боюсь, что свадьба может и подождать до лучших времён.
- В смысле?
- Нет, я, конечно, хочу детей, но только желательно позже. И от тебя! – улыбалась девушка, глядя на него.
- Подожди, - Макс нервно сглотнул – ты что, аборт сделала?
- Макс, ну какой аборт? Нет никакого ребёнка, и в помине не было! Ну?
- Блииин… Выдохнул Макс – ну Сухой, ну козлина… ну доберусь… - пробормотал он
- А Сухомлин – то тут причём? – рассмеялась Полина, глядя на парня.
- Да это же он мне про беременность твою сказал, мол, сплетни ходят, а я дурак, поверил!
- Как говорится, слухи о моей беременности слишком преувеличены. Да расслабься! Теперь ты всё знаешь! – успокаивала его Ольховская.
- Просто Поль, как бы сказать-то. Понимаешь, я же изначально собирался тебя украсть из ЗАГСа! А потом, Сухой сказал про беременность. Короче не смог я… И жить без тебя я тоже не смог… Теперь я тут, получается зря… Надо было всё-таки тебя украсть… Тогда бы не было этой аварии.
Они ещё немного посидели, и девушка ушла домой. Этой ночью Максим впервые за долгое время уснул счастливым, равно как и Полина.

Шло время. И вот ещё одна неделя позади. Макарова навещали друзья – знаменитая «гопкомпания» в количестве пяти штук (Перепечко, Сухомлин, Синицын, Соболев, Трофимов). Каждый день за последнюю неделю Ольховская, после работы приезжала к Максиму. И она помогала ему быстрее встать на ноги. Во время таких процедур они шутили, смеялись и обнимались. В один из таких моментов в палату зашёл Пётр Иванович. Он заметил, как светились от радости глаза сына. Кроме того, занятия дали о себе знать. Максим теперь уже мог более уверенно пройти расстояние от кровати до подоконника и даже вернуться обратно. В общем, дела у парня пошли в гору. И за это Макаров - старший был бесконечно благодарен этой рыжеволосой девушке.
- Макс, я тут переговорил с начальником училища, - мэр наконец перешёл к делу, после милой непринужденной беседы с Полиной и сыном . - В общем, он пошёл нам на встречу и согласился отправить тебя в академ отпуск. Годик тебе на восстановление. – Сообщил отец, как ему казалось, наиприятнейшую новость. Нет, конечно, всё могло бы закончиться для Максима куда плачевнее. Именно поэтому Пётр Иванович радовался такому варианту развития событий. Но Макар, услышав новость, вдруг, побледнел. «А как же пацаны? Я к ним привык. Да и вообще…» Его категорически не устраивало такое развитие событий.
- Нет пап! С кем я поступал, с тем и буду выпускаться! – сказал, как отрезал сын.
- Ну, хорошо, – попытался убедить его отец, - допустим, теорию ты сдашь. Но что с физухой делать? А? Скажи спасибо, дурья твоя башка, что тебя не выгнали совсем! А вот если ты завалишь сессию, всё! Хана!
- Пап, кто тебе сказал, что я её завалю?
- Ну что ж, я всё сказал! Если не дурак – сам поймёшь! – выпалил мэр. – Полина, спасибо, что тратите на моего оболтуса своё время, только я думаю всё это зря! Видно, хорошо ударился, мозги отбил напрочь! Всё, мне пора! До-свидания Полин! Макс если всё же передумаешь, телефон знаешь. – Сказал Пётр Иванович и вышел из палаты. Сын, молча, сидел на кровати, переваривая информацию. Полина обняла его за плечи, тоже молчала.
- Охренеть поддержал… - наконец выдавил парень. – Утешил, называется. Ты тоже на его стороне что ли? – обратился он к Полине. – В инвалиды меня записали? - Его голос дрожал.
- Максим, - начала Поля, никто тебя в инвалиды не записывал!
- Да? А как это называется? Я значит, тут из кожи вон лезу, чтобы поскорее на ноги встать, и тут бац, а у тебя, оказывается, нихрена не получится! – Повысил голос парень.
- Максим, не кричи! – пыталась одёрнуть его девушка. Но это только усугубило ситуацию.
- Да хочу и кричу! – закипел Макаров.
- Макс, ты просто неправильно его понял!- воскликнула Полина. – Он предлагает тебе оформить академ, а не бросить училище!
- Нет Поль, это не выход! – стоял на своём Макар.
- Ну, на худой конец, ты можешь держать этот вариант в запасе? – с надеждой спросила Ольховская.
- В запасе? А может и у тебя кто есть в запасе? – понесло вицесержанта.
- Макаров, ты что такое говоришь?! – обиделась Поля.
- Не, ну а чё? Вариант на случай если я не встану на ноги! Нафиг я тебе искалеченный – то нужен буду? – Воскликнул парень. Полина встала и, молча, покинула палату.
- Полин! Полина, подожди! – звал её Максим, но она не остановилась.
- Ну, конечно, на хрен я тебе такой нужен… - пробормотал он и, упав на кровать, накрыл голову подушкой и зарыдал.

Алина, украдкой наблюдая за влюблённой парочкой, негодовала всё больше. От неё не укрылось, то, как положительно влияет на Макса эта девица. «Такими темпами, если так дела пойдут и дальше, то через неделю его того и гляди выпишут. Надо с этим что-то делать. Странно, чего это нимфа ни вчера, ни сегодня не пришла ещё… Задерживается? А может…» -размышляла медичка, по дороге к палате Макса. Она решительно толкнула дверь.
- Привет, боец! Я смотрю, барби наигралась. Дай, думаю, зайду, может, помощь какая нужна? – Она посмотрела на Макарова: бледный, с потухшим взглядом парень, пластом лежал на кровати. На тумбочке в пузырьке стояли нетронутые таблетки. Он должен был пить их каждый день по утрам. Макс даже ухом не повёл, когда она зашла. Девушка поняла, что-то явно у него случилось, и даже возликовала. Ей безумно хотелось его утешить. Вдруг парень сел на кровати, обхватив ноги руками, уронил на них голову. Алина, воспользовалась ситуацией, заметив на тумбочке его телефон, взяла его и просмотрела все вызова: пара исходящих ПОЛИНОЧКА, как раз два дня назад, несколько пропущенных ПАПА. Потом девушка залезла в СМСки, и обратила внимание на последнюю: «Солнышко, прости меня, пожалуйста! Я тебя очень люблю…». Эта СМСка осталась без ответа. «Значит, разбежались… Круто…» - Светилась от радости медичка. Максим по-прежнему не обращал внимания на медсестру. Алина, решительно тыкая по кнопкам, набросала СМСку и отправила. Затем, удалив послание, положила телефон в карман халата, отключив его, и обратилась к парню:
- Макаров, так не пойдёт! Ты уже минут как двадцать сидишь и молчишь! Ты вообще, где летаешь?
- Вокруг юпитера круги наматываю - буркнул Макс.
- А таблетки кто пить будет? Мааакс – Интимно прощебетала она. Девушка подошла к парню сзади и стала массировать ему плечи. Макаров сидел в шоке, не в силах пошевелиться. А медичка продолжала блуждать по его телу руками. И вот её пальцы спрятались под его больничной рубашкой…
- Так, я чё-то не понял. Это как называется? – включил дурака Макаров.
- Макс, а то ты не знаешь… - В один миг она осталась лишь в одном нижнем белье и предстала перед ним, ожидая реакцию.
- Ну и что дальше? – усмехнулся Макаров.
- А ты хочешь дальше? – спросила девушка и, не дожидаясь ответа, прилипла к нему и стала целовать шею…
- Руки убери! – Вдруг категорически сказал Максим.
- Ну МАААКС… - чуть не стонала Алина.
- Я сказал, РУКИ УБЕРИ! – Повторил Максим, тоном, не терпящим возражений. Медсестра отстранилась и замерла возле кровати.
- А теперь закрой дверь с той стороны! – продолжил парень.
- Что? – не поняла девушка.
- Глухая что ли? Дверь, говорю, закрой с той стороны! – заорал на нее Макар. Медичка поплелась к двери. – Халатик не забудь, а то просквозит! – Язвил Макс. Девушка вернулась, сгребла халат и, судорожно накинув его, выбежала из палаты. Так её ещё никто не унижал.
Полина проплакала всю ночь. Она даже представить не могла, что её слова вызовут у парня такую бурную реакцию. «Ну конечно, у него либо чёрное, либо белое. Третьего не дано». Девушка решила для начала сама поговорить с начальником училища. Наступило утро. Запиликал телефон. Пришла СМСка: «Солнышко, прости меня, пожалуйста! Я тебя очень люблю…». Это был Макс. Но Полина не стала отвечать. Она всё – таки обижена. Правда, теперь уже не так сильно, а точнее совсем чуть-чуть. Ольховская поправила причёску, сделала неброский макияж и отправилась в училище. Генерал был в отъезде и вернётся только через пару дней.
Прошло два дня. Полина, переговорив с начальником училища, довольная вернулась домой. Леонид Вячеславович пообещал заняться вопросом, касаемо Максима. И вдруг она вспомнила, что так и не ответила парню на его послание. Девушка открыла сумку, стала в спешке искать телефон, чтобы накалякать ответку. Когда, наконец, телефон был найден, она увидела новое входящее сообщение от «любимый мальчик». Ольховская нажала ПРОЧИТАТЬ и с ужасом опустилась на рядом стоящий диван. По её щекам покатились слёзы. НЕ НАДО СЮДА БОЛЬШЕ ПРИХОДИТЬ. АДЬЁС… - гласила СМС.
В дверь позвонили. Девушка, вытерев слёзы, пошла в коридор. На пороге стоял Соколовский. Полина впустила его в квартиру.
- Полин, я что пришёл – то. – Начал мажор. – До макара не могу дозвониться. Вчера меня сбрасывал весь день, сегодня баба какая-то ответила. – Выпалил парень и с тревогой посмотрел на девушку. – У вас что-то случилось?
- Я не знаю…- Полина заплакала. – Я… Мы поссорились два дня назад. И больше я у него не появлялась. А потом вот, - она протянула парню телефон.
- Странно как-то… - пробормотал Игорь, прочитав две последних СМСки. – ну не мог он, вот так, за пару дней, взять и разлюбить тебя! -Он достал телефон и быстро начал набирать номер макара. АБОНЕНТ ВРЕМЕННО НЕ ДОСУПЕН. – сказал автоответчик, – ничего не понимаю. Ладно, разберёмся.
- Да что тут разбираться, всхлипывала Полина, по-моему, тут итак всё ясно.
- А мне вот нихрена не понятно!- настаивал на своём Соколовский. Он слишком хорошо знал Макса.

Леонид Вячеславович сидел в палате у Максима. По пути ему уже нажаловался медперсонал. Мол, не ест, не спит, от упражнений отказывается, таблетки не пьёт.
Генерал, посмотрев на парня, заметил, что с ним что-то не то. Перебросившись парой фраз, Матвеев хотел было начать главный разговор, но Макс его опередил. Он достал лист бумаги, аккуратно помещённый в мультифор, и протянул его генералу. – Вот, - сказал парень. - Я хотел с пацанами передать, но раз уж Вы их опередили, так сказать, прямо в руки.
- Генерал взял лист и, прочитав, промолвил: - Вот значит как… Заявление об отчислении…А ты хорошо подумал? – на всякий случай решил спросить его Матвеев.
- А что тут думать? Разве армии нужны инвалиды…
- Инвалиды не нужны! – согласился Леонид, - Но и хорошими офицерами мы не разбрасываемся!
- Что? – не понял Макс.
- Ко мне на днях зашла Полина Сергеевна, она убедила меня дать тебе шанс. Ты ведь хочешь со своими ребятами выпускаться?
- Хотел.
- Ну, решено! – подбодрил генерал парня, хлопнув по плечу, – значит, будешь выпускаться с ними! - Помолчав, добавил: - вот только если ты и дальше будешь бойкотировать лечение, питание и сон, могу с уверенностью сказать, что физподготовку ты не сдашь! Итак, вицесержант, слушай мою команду – к приёму пищи приступить! А затем всё по расписанию! – приняв командный тон, рявкнул Генерал и, попрощавшись, вышел из палаты.
- Есть! – ответил Макс и начал уплетать обед. Потом компот и фрукты.
Насытившись, парень хотел было позвонить Полине, но тут услышал, как кто-то в коридоре зовёт на помощь. Парень сорвался с места и почти бегом, впервые за последнее время вышел в коридор. Он увидел в другом конце коридора девушку, которая звала на помощь. Её ребёнок непонятно как залез под самый люк в потолке и обратно слезть не мог. Застрял. Максим, сам того не замечая, бросился в другой конец коридора. На лестнице в это время показались генерал, мэр и врач. Они, застыв на месте, изумлённо смотрели на Макса, который не шёл, а бежал на своих ногах. Подбежав к девушке, парень, не раздумывая, стал подниматься по лестнице. Он добрался до самого верха, схватил ребёнка, и, высвободив его застрявшую ногу, уже спускался вниз. Когда он передал ребёнка матери, к ним уже приближались врач и компания. Только теперь до Макса дошло, что он проделал такой по истине трюк. Он ошарашено смотрел на свои ноги. – Кто-нибудь, ущипните меня! Я сплю! – бормотал он.
- Боюсь, щипать надо не только тебя! – ответил Макаров – старший. – Ну, здравствуй, сын!
- Привет, пап! – отец и сын обменялись своим фирменным рукопожатием.
- Я смотрю, уже бегаешь?
- Да я как-то…. Сам в шоке! – улыбнулся Максим.
- Что, даже усталости не ощущаешь? – удивлённо спросил доктор.
- Такое ощущение, что могу кросс намотать!
- Ну, о кроссе пока думать рановато. Честно говоря, я и такой прыти от тебя не ожидал… Во всяком случае, не так быстро. – Говорил доктор. – Ну ладно, если ничего не беспокоит, можешь погулять по коридору. – Дал добро врач и, попрощавшись со всеми, отправился по делам. Леонид Вячеславович пожав руку Макаровым, откланялся.Максим с отцом прогуливались по коридору, ведя непринужденную беседу.
- Как там мама? Спросил сын.
- Нормально! Я ей ничего про аварию не сказал. Когда она вернулась из Таиланда, прошло уже две недели. Я не стал её волновать, сказал, что ты в учебниках зашиваешься, к экзаменам готовишься, наряды и прочую пургу нагнал. – Предупредил его мэр. – Кстати, я, собственно чего пришёл – начал озадачено Макаров – старший. – Скажи мне, сын мой единственный, эта девушка с ребёнком и есть твоя нынешняя пассия? – аккуратно поинтересовался Макаров – старший.
- Не понял, с чего вдруг такие умозаключения? – Обалдел Максим.
- Видишь ли, я в последнее время не могу до тебя дозвониться. Сначала ты сбрасывал мои звонки, а сегодня вообще некая загадочная особа ответила…
- Пап, а ты точно мой номер набирал? Я имею в виду сегодня?
- Я что, по-твоему, не в состоянии твой телефон запомнить и голос от женского отличить?
- Пап, я сегодня вообще ни с кем по телефону не разговаривал!
- Ну да – ну да… Ладно, мне пора! Всё, я убежал, дела! – Пётр Иванович покинул коридор. Алина же, заметив, что Макс не в палате, воспользовалась случаем и подкинула его телефон обратно на тумбочку. Максим же, впервые за всё время, проведенное в больнице, решил поужинать в столовой. Ему так надоело валяться в палате, что он туда возвращаться не спешил.
Немного погодя парня навестили Игорь и Андрей.
- Я смотрю, на поправку идёшь? – радовался Кисляк.
- Есть такое дело. – улыбался Макаров. – А ты чё такой пасмурный? – обратился он к мажору, заметив, что тот какой-то не такой.
- Ну ладно ты Полину послал… - не выдержал Игорь, но я- то тебе что сделал такого, что ты, мало того, что звонки мои скидываешь, так ещё и про бабу новую не сказал… - обиделся Соколовский.
- Мажор, ты чё? Какая новая баба? Ты чё, на приколе что ли? – усмехнулся парень. И что значит «Я ПОЛИНУ ПОСЛАЛ?» я с ней два дня как не разговаривал. Ну поругались… Вот она и дуется. На смс не ответила.
- Знаешь, я бы на её месте не то что отвечать, я бы думать о тебе перестал бы! – ответил Мажор. А на приколе похоже ты!
- Не понял?
- А ты загляни в телефон! Посмотри, сколько входящих от меня. СМСки не забудь проверить.
Максим, вздохнув, взял телефон с тумбочки, просмотрел вызова… - Не понял. Вчера ладно, настроения не было, я всех скидывал. Но сегодня я реально к телефону вообще не подходил!
- Соколовскому надоело слушать его оправдания. Он поспешно выхватив телефон, залез в СМСки – в исходящих была лишь одна СМС. Последняя отсутствовала. – Удалил, значит, - буркнул он. – Прикинь, а я ещё и про резервную копию знаю! – съязвил он. – На смотри – восстановив таки последнюю смс-ку, адресованную Полине, протянул телефон Макарову. Тот взял телефон, и, прочитав, побледнел.
- Так вот почему она не приходит… - пробормотал Макс. – Но я такого не писал! – парень в отчаянии посмотрел на друзей. Я это сообщение впервые вижу.
- Ты хочешь сказать, какая- то баба с твоего телефона писала? – предположил Игорь.
- Ну, выходит что так! Даже отец сегодня сказал, разговаривал с какой-то бабой.
- Попадос у тебя, Макар! – сказал Соколовский. – Мы - то поняли что к чему, а вот Полине как ты будешь всё это объяснять…
- Вспоминай, кто из женского пола был сегодня у тебя в палате? – будучи юридически подкованным, начал своё расследование Кисляк.
- Балииин! - Схватился за голову Максим – У меня только один вариант! Капец, я её убью! – С силой ударил кулаком в стену.
- Ну кто она?- спросил Андрей.
- Медичка! Больше некому! Она на меня чуть ли не с первого дня пребывания в палате охотится!
- Да ладно? – обалдев, воскликнули друзья в один голос.
- Прохладно! Я сначала значения не придал, а потом когда Полина пришла, надо было видеть её реакцию…. А потом она меня откровенно клеила. Полина – то два дня у меня не появлялась, вот медичка и активировалась!
Полина была в гостях у Ксюхи. Подруги делились новостями и проблемами. Они дружили с детства. И потому доверяли друг другу на все двести. Ксения рассказала о том, как закрутила роман с шефом. И он обещал, когда поедет на море, то возьмёт её с собой. Поля не понимала, как подруга может просто взять и захомутать начальника, к тому же женатого человека! На что та отвечала, что мол, не встретила ещё такого, чтобы в омут с головой, как ты. Она вообще по жизни не парилась, жила без заморочек. Разве только иногда белой завистью завидовала подруге, тому, какая она временами была счастливая из-за своей глубокой любви. Ксению даже не смущала разница в возрасте и статус между влюблёнными.
- Ну как там твой суворовец? Помирились? – не удержалась Ксюха. Полина опустила глаза и стала молча теребить салфетку в руках. - Ясно… - сразу догадалась подруга, что там не всё гладко. – Рассказывай!
Поля рассказала про странную СМСку. Про ссору накануне подруга была уже в курсе. - Понятно… Слушай, а может быть это знак? – спросила хозяйка. Ну, не клеится у тебя с этим пацаном?
- Ксюш, ну какой знак? Все пары ссорятся и мирятся.
- Ну, тогда перестань морочить голову мне и этому парню! Позвони и проясни ситуацию! А лучше съезди в больницу. Тебе ведь проще. Может, это послание не тебе было адресовано!
- А кому? Тогда у меня ещё больше отнюдь невесёлых мыслей…
- Тем более, надо поговорить! Он звонил после этой смс?
- звонил, но я не ответила…
- Ну и зря! Если мужчина хочет порвать с женщиной, он рвёт и больше ей не звонит, не пишет! – констатировала Ксения.
- Хорошо, я схожу к нему завтра!- согласилась Полина. – А пока мне нужно домой! – девушка вызвала такси.
А вот Максим ждать до завтра не хотел. Точнее он не знал, что Полина собирается его навестить. К тому же звонки его она игнорировала. Поговорив сначала с помощником мэра, чтобы тот его отпросил буквально на часок, парень услышал отказ. Затем он подошёл к своему врачу с этой же просьбой – снова отказ. Тогда он решил действовать самостоятельно, тщательно подготавливая план побега. После ужина Максиму разрешили погулять во дворе больницы. Во время этой прогулки парень тщательно изучил территорию, посмотрел, куда выходят окна его палаты. Он заметил возле окон лестницу. «Это очень хорошо. Даже очень хорошо» - подумал парень. После прогулки пациентов ждал вечерний обход, медсестра принесла таблетки, измерила температуру с давлением, и ушла. На сегодня процедуры и обходы были закончены. Максим послушно принял лекарства. У него в палате в шкафу лежал пакет с повседневной одеждой и куртка с кепкой, так сказать, комплект на выписку. Дождавшись наступления темноты, он переоделся с больничной одежды в эту. Больничную одежду запихал в пакет и убрал в шкаф. Парень открыл окно и осмотрелся: третий этаж всего – то! Макаров аккуратно шагнул на лестницу возле окна и начал спускаться по ней вниз. Спрыгнул с последней ступеньки, (и откуда только силы взялись) быстро пересёк территорию больницы огибая камеры. Так, достигнув забора, он лихо перемахнул через него. Что говорить, в суворовском неплохая школа. Оказавшись по ту сторону забора, Макар рванул что есть мочи к Полине домой, не забыв, по дороге прикупить розы, те самые – китайские. Пять штук. Макаров уже добрался до её подъезда, вдруг почувствовал, как в висках застучало. Он остановился переводя дух. Волос стал мокрым от пота. Парень потёр виски, пытаясь унять боль. Кто-то вышел из подъезда и он прошмыгнул в незакрытую дверь. Макар почувствовал, как ноги стали ватными. «ну нееет… только не сейчас… мне же ещё обратно удрать надо…» - думал мальчишка. Максим с надеждой посмотрел на лифт. Ему нужно было на пятый этаж. Он нажал кнопку лифта и стал ждать. Лифт не открывался. Он нажал повторно, но тщетно. Парню пришлось добираться на пятый этаж пешком. Шумно дыша, он добрался до третьего. Остановился. Из носа пошла кровь. В глазах потемнело. «Твою мать..» тихо выругался вицесержант «Только этого не хватало… Ну давай же… осталось два этажа» - уговаривал он сам себя. Собрав всю волю в кулак, макар стал карабкаться дальше. Каждая ступенька ему давалась всё сложнее. Преодолев пролёт, остановился. Потрогал лоб рукой – похоже, температура. Ноги гудели, ломило всё тело. Оно и понятно. Слишком большая нагрузка для одного дня. На последний этаж мальчишка практически заползал по перилам. Наконец, Ромео добрался до двери. Он немного отдышался, но легче не стало, наоборот к треску в висках и крови из носа добавилось потемнение в глазах. Кратковременное, но всё же. Максим нажал на кнопку звонка. «Только бы Поля была дома, иначе вилы… Я издохну прямо тут» - думал парень.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 22:40 | Сообщение # 8
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Полина вернулась от Ксении. Включила телевизор. Пощёлкала каналы. Выключила. Пошла на кухню, заварила крепкий кофе – выпила. Нашла в гостиной на полке какой-то роман. Пролистала две страницы – о чём речь вообще? Отложила книгу. Посмотрела на часы-полпервого. Пора бы баиньки. Она погасила свет, переоделась в ночнуху и легла спать. Но сон не шёл. «Да что ты будешь делать ». Её мысли прервал звонок в дверь. Девушка, вздрогнув, подскочила на диване, и, пробормотав что-то типа «кого там черти принесли в столь поздний час», накинула халат и поплелась к двери. Открыв её, Полина вскрикнула, зажав рот рукой. На пороге еле-еле стоял, если это можно так назвать, Макаров: Из носа кровь, весь бледный и мокрый от пота, тяжело прерывисто дышит. Сию композицию дополнил букет китайских роз в руке. Полина схватила парня за руку и буквально втащила в квартиру. Девушка стала снимать с него верхнюю одежду, усадив его на стул.- Макс, ты что? Ты как тут? – параллельно спрашивала она. Её голос дрожал.
- Поль… я к тебе… сбежал…
- Как сбежал? - ужаснулась Полина. – Макаров, ты совсем что ли? – Чуть не кричала она.
- Я тебя люблю… смс… это не я… телефон…медичка …- бормотал Макс. Голова у него закружилась. Полина поняла, что он вот – вот упадёт. Она подхватила его под руки и аккуратно провела в гостиную, усадила на диван.
- Господи, да ты же весь горишь! – Плакала Полина. Она сбегала на кухню, принесла таблетку и стакан воды. Парень выпил. Но лучше ему не стало. В глазах снова потемнело, голова закружилось, и он отключился.
- Максииим! Господи, да очнись же! – трясла его за плечи девушка. Она намочила полотенце и положила прохладный компресс ему на лоб, расстегнула верхние пуговицы у рубашки. Потом Полина набрала номер Соколовского.
- Алло, Игорь? Это Полина. - всхлипывала девушка. – Макс сбежал с больницы, ему плохо!
Мажор, чертыхаясь, сообщил, что скоро будет. Ольховская положила мобильный, села возле Максима. Вдруг она услышала приглушённый стон. Она наклонилась к парню. Он открыл глаза. «Слава богу, хоть в себя пришёл» - вздохнула с облегчением девушка. – Мааакс, любимый, как ты? – обеспокоенно спросила она и потрогала лоб, который уже стал тёплым.
- Нормально, Поль! Только слабость ещё… - побормотал парень. – Я чуть- чуть отдохну, и нормально будет!
Немного погодя Макаров уже сидел на диване. Поля принесла ему травяной чай. Ему стало лучше. Девушка села рядом с ним и обняла за талию: - Максим, как же ты меня напугал! – она уткнулась ему в плечо, которое моментально стало мокрым от слёз. – Зачем же ты сбежал! Я же собиралась завтра к тебе…
- Но я - то об этом не знал! – гладил рыжие волосы Макар. – Я думал, что навсегда тебя потеряю, если всё не объясню! Ты же трубку не брала! – оправдывался парень.
- Макс, прости меня! Я тебя очень люблю! – всхлипывала Полька.
- Поль, это ты меня прости! Я, дурак, за телефоном не следил!
- Что правда, то правда! – согласилась Полина. Максим напрягся. – Это же додуматься надо было, сбежать из больницы! – строго ответила она. – Кстати, а что там по поводу СМС?
- Медичка украла мой телефон и настрочила тебе сиё послание! – коротко объяснил Макаров. - Поль, я соскучился! - Он обнял девушку за талию и легонько коснулся губами её губ, спустился к шее, лаская её своим ртом. Полина запрокинула голову и запустила руку в его вихрастую светлую шевелюру, прерывисто дыша. Его рука скользнула от талии к бедру и стала нежно поглаживать. Полина застонала, когда его голова опустилась к её груди. – Максим, тебе плохо не станет? – прерывисто спрашивала Поля. – Нет Поль, наоборот, мне очень хорошо! – отвечал парень. Он легонько зубами потянул за сосок, вытаскивая грудь поверх ночнухи. Полина вскрикнула, но в следующее мгновение прижала его голову к груди, еле сдерживая стон. Он играл её соском, шумно дыша. Он вдруг резко отстранился от неё: - Всё Поль, больше не могу… Если я продолжу… то… - Они услышали как кто-то звонит в дверной звонок. Макс вскочил, схватил рубашку – ты кого-то ждёшь? – спросил он, судорожно застёгивая пуговицы.
- Это Игорь! – ответила девушка, надевая брюки и кофту. – Я ему звонила, чтобы он отвёз тебя в больницу.
- Понятно – облегченно вздохнул парень и опустился в кресло. Полина тем временем уже открыла входную дверь и впустила в квартиру Соколовского.
Он, долго, матерно выражаясь, высказал всё, что думает о своём друге. Но, заметив, что тому уже значительно лучше, чем ему сообщили по телефону, немного успокоился: - до больницы я тебя, конечно, подброшу, - обращался Игорь к Макарову. – Но как ты попадёшь в палату?
- Спокуха, Мажор, всё под контролем! – подмигнул ему друг. Максим, перед тем, как покинуть стены больницы, договорился с парнями из соседней палаты, что те как-нибудь уведут медсестру с поста. В это время Макс и проскочит в коридор. А там уже дело техники. Главное, чтобы на посту не засекли. Макс, поцеловав на прощание Полину, поехал с Мажором в больницу. Полина, дождалась от Максима СМС «всё нормально, я на месте…» далее смайлик с поцелуем и медведь в пижаме, сладко сопящий в своей кровати. Она улыбнулась, отправила поцелуйчик в ответ, и сладко заснула до утра.

Макарова готовили к выписке. Он сдал последние анализы, сделал снимки. Да и сам Максим времени даром не терял. Полина приносила ему в больницу различную литературу. Отец купил новенький ноутбук с выходом в интернет. Парень усердно готовился к экзаменам. За разъяснениями непонятного материала он обращался к преподавателям, связываясь с ними по скайпу. Матвеев распорядился, чтобы Макаров сдавал теорию вместе с теми, кто придёт на пересдачу, чтобы у суворовца было больше времени на подготовку. Но с другой стороны, у него будет всего лишь одна попытка на каждый экзамен. И если он завалит какой-то предмет, пересдать он его не сможет. Кроме теории вицесержант готовился и к экзамену по физподготовке. Он качал пресс, отжимался, постепенно увеличивая количество подходов. Правда, во время такой подготовки,его постоянно контролировали ребята из соседней палаты. Так, на всякий случай. В тот день после обеда его навестили друзья из училища. Они делились новостями, приколами из их жизни. Парни, как могли, развлекали Макса. Рассказывали, как все по нему соскучились и с нетерпением ждут его возвращения. Когда посетители ушли, Макаров до вечера грыз гранит науки, а потом отправился на ужин вместе с остальными в столовую.
Узнав, что Максима выписывают, Алина разработала коварный план, чтобы он задержался в больнице подольше. Девушка за вознаграждение подговорила дежурного, чтобы тот во время ужина срочно вызвал Макарова, сообщив, что к нему пришли. Пока Макс ходил в палату, она незаметно подсыпала ему в компот какую-то сыпучую фигню.
Максим, убедившись, что в палате его никто не ждёт, вернулся в столовую. За разговорами приговорив ужин, парень залился компотом и отправился в палату в отличном расположении духа. Он позвонил Полине и трещал с ней по телефону до самого отбоя. Наконец, взяв с Поли обещание, что та навестит его завтра утром, парень положил трубку и, забравшись под одеяло, уснул. Но, под утро проснулся от ощущения какого-то холода, хотя в палате было тепло. Парня бил озноб. Подушка была вся мокрая от пота. Он хотел было встать, но ног не почувствовал. «Твою мать, да что ж такое - то» - в панике думал парень. Верхнюю часть тела ломило от боли, в то время как нижнюю часть он вообще не чувствовал. Так парень пролежал до утра. Врач должен был прийти к обеду. А пока его навестила Полина.
Радостная с авоськами девушка впорхнула в палату, Но, заметив, что парень не встал с постели, с тревогой в голосе спросила: - Мааакс, с тобой всё в порядке? Ты какой-то бледный.
- Полин, - он в панике посмотрел на нее. – Я ног не чувствую. Голос его дрожал.
- Господи, Максим, всё же было нормально, что с тобой? Может, перетрудился во время занятий? – Девушка наклонилась, потрогала лоб рукой, – температуру надо измерить. Ты горячий. – Она взяла градусник и сунула ему под мышку и стала ждать.
- Да не перетрудился я! - отрицал парень. Всё было как обычно. Я вчера вечером с тобой говорил по телефону до самого отбоя. Потом лёг спать, а под утро проснулся ну и вот…
В палату зашёл врач. Полина позвонила ему и попросила срочно прийти. Услышав, что парень не может встать, он мгновенно примчался. – Ну, что тут у нас? – доктор забрал у парня градусник – Анечка, готовь реанимацию! У нас высокая температура с онемением конечностей! Аня, срочно! – связался доктор по рации с отделением реанимации и принялся ощупывать пациенту ноги – ни холодное, ни горячее Максим не чувствовал. На просьбу пошевелить пальцами реакции не последовало.
- Доктор, скажите, что с ним? – всхлипывала Полина.
- Вариантов может быть несколько, - ответил он. – Для того, чтобы узнать, что конкретно с ним произошло, необходим развёрнутый анализ крови. – ответил врач. Ему сообщили, что реанимация готова, и парня увезли. Полина осталась ждать в коридоре.
К обеду анализы были готовы. Врач, посмотрев их, дал новые указания касаемо больного и подошёл к девушке. - У меня были подозрения, что Максим что-то не то съел и траванулся, - начал доктор. – Но было не ясно, откуда онемение конечностей и ломота в теле. В крови обнаружено содержание мышьяка. – Пояснил он. – Отсюда и все симптомы.
- Какой кошмар! – воскликнула девушка. – Но откуда?
- Вариантов масса – отвечал медик. – Основную пищу пациент принимал в столовой. Но этот вариант отпадает, потому как больше никто не отравился, во всяком случае, пока. Остаётся последний – передачки от друзей, родных. Причём конкретно отравленный продукт ему могли передать и неделю назад, скажем, фрукты или сок.
- Господи, да это же бред! Друзья не могли, родные тем более.
Макаров на все вопросы отвечал одно - ел он в столовой то же что и все, ну и передачки от друзей и родителей. В это время к доктору обратилась одна женщина, которая лежала в этой больнице с ребёнком. Слух об отравлении пациента мышьяком, причём преднамеренном, очень быстро разлетелся по всей больнице. - Извините, доктор! – обратилась она к врачу, - я знаю, кто отравил парня! – И девушка рассказала, как пару часов назад она зашла к медсестре Алине за таблетками. Та как раз снимала халат и хотела повесить его на спинку стула, как вдруг из кармана халата что-то выпало и закатилось под стол. Так как стол стоял у двери, пациентка решила помочь и наклонилась, чтобы достать пузырёк, на котором мама мальчика и увидела надпись «Мышьяк».
Алину уволили с работы. Девушка во всём созналась. А так же пояснила, что убивать его не хотела, а просто думала задержать его в больнице подольше, мол, влюбилась безответно. Максим не стал писать на неё заявление в полицию, девушка в свою очередь пообещала, что больше никогда не появится на горизонте ни у него, ни у Полины. Через три дня Макарова выписали из больницы.
Максим после выписки оставался на больничном ещё неделю минимум. Пребывание дома оказалось для суворовца смерти подобно. Нет, он не поссорился с отцом, да и с мамой у него завязались поистине тёплые отношения. Ему не хватало Полины. Парень безумно скучал по ней. Единственным утешением для Макарова – младшего были разговоры по телефону с возлюбленной днём и по вечерам, причём тайные. От Ларисы не укрылись глобальные изменения в поведении сына и не только. У него даже взгляд стал каким-то другим. Нет, не плохим, а просто другим. Макарова даже однажды пожаловалась мужу, сообщив, что «сын ей не доверяет». А однажды она заглянула к нему в комнату внезапно, так сказать, и услышала, что тот с кем – то мило шепчется по мобильнику. Завидев мать, поперхнулся и выпалил в трубку, мол «шухер, я перезвоню» и смерил женщину убийственным взглядом, мол, чего без стука ввалилась»».
- Слушай, Петь, а может у него девушка появилась? – решила напрямую спросить она у мужа.
- Лариса, ну с чего ты взяла? – отметал этот вариант Макаров – старший. – Их в училище так муштруют, что ему не до девушек, поверь мне. И потом, он же только что выписался из больницы. Не думаю, что Максим там с кем – то роман закрутил.
- А с кем он тогда по телефону треплется? Да и ты мне говорил, что он деньги собирал на операцию для мамы девушки.
- ну и что? совсем необязательно, чтобы это была именно его девушка. Может это девушка его товарища. – Гнул свою линию Пётр. И потом, допустим, что это действительно его девушка, тогда возникает вопрос, почему он с нами её не познакомил?
В коридоре послышались шаги, и Макаровы, сидевшие на кухне за столом, резко прекратили беседу. – Ой, сыночка проснулся! – воскликнула женщина, заметив его в дверном проёме. – Сырники будешь?
- Мам, пап, доброе утро! – заспанным голосом поздоровался Максим, поцеловав мать в щёку, приземлился за стол напротив отца. – Сырники буду!
- Да уж скорее добрый день! – усмехнулся Пётр Иванович. – Ты на часы смотрел? Начало первого! Ну ты и харю плющить!
- БЛИИИН! – Завопил Макс, вскочил из-за стола и бросился обратно в комнату, крикнув на ходу, «Я щас».
- Ну вот, видишь? – посмотрела Лариса на мужа! Звонить побежал! А ты говоришь, нет у него никого. Мэр лишь молча пожал плечами, мол, побежал и побежал.
А Максим тем временем уже набирал номер Полины: «Привет, солнышко! Извини, что раньше не позвонил,… нет, ничего не случилось, просто я малость проспал… Как у тебя дела?... Ну и отлично… Я? Честно говоря, не очень… Да ничего не случилось, просто по тебе очень соскучился…Погулять? Я только за! ОК! до вечера!». Счастливый Макаров нажал на отбой и помчался на кухню доедать свой поздний завтрак.
Вечером Максим с Полиной гуляли в парке. Парень уговорил её прокатиться на карусели, потом они стреляли в тире и Макаров выиграл плюшевого зайца среднего размера, которого естественно подарил девушке. Они, не спеша шли по тротуару, держась за руки, и смеялись, весело болтая обо всём. Полина рассказывала о различных приколах в училище, которые выкидывали суворовцы на её уроках. Максим о своих приключениях до и во время учёбы. Так незаметно на улице стало смеркаться. До дома Ольховской оставалось всего три остановки, и пара решила преодолеть это расстояние пешком. Но внезапно небо заволокло поистине чёрными тучами, раздался гром, и сверкнула молния. Ольховская резко прижалась к Макарову, обняв его под расстегнутой курткой за талию, и прошептала: - Макс, я безумно боюсь грозы!
- Ах ты, трусишка – улыбнулся Максим и, обнимая её, легонько поцеловал в губы. – Не бойся, солнышко, я с тобой! – заметив в глазах девушки неподдельный страх, поспешил успокоить её Макаров.
До дома оставалось всего одна остановка, как вдруг, ливанул дождь, как из ведра. Они, взявшись за руки, припустили бегом. Полина открыла дверь, завела парня в квартиру. И только теперь девушка поняла, что они оба насквозь промокли. Единственный, кому дождь был нипочём, это заяц, которого заблаговременно положили в пакет.
- Поль, я, наверное, пойду! – сказал Макаров, глядя на девушку. – А то тут даже переодеться не во что.
- Ты с ума сошёл? Давно в больнице не был? Ну, куда ты в такой ливень, да ещё и весь мокрый? Никуда ты не пойдёшь! А с одеждой мы что–нибудь придумаем. – Протестовала против такого расклада девушка. Приняв душ, она дала парню одежду брата, в которую тот переоделся, пока сохли его вещи. Вода в чайнике успела закипеть, прежде чем сверкнула молния,и во всём доме погас свет. Они пили чай с лимоном при свече. Но природе видимо этой идиллии было мало, новая вспышка молнии за окном заставило Полину вскочить с места и прижаться к Максу, будто он спасёт её от этой страшной стихии, и это сработало. Он тесно прижал её к себе, обнимая за талию. Сквозь тонкий шёлк её халата явно ощущались нежность и тепло её кожи. Макса пробрала дрожь. Он жадно целовал её губы, потом медленно спустился к шее. Полина забралась руками под его рубашку. Макаров закусил губу, стараясь изо всех сил сдержать стон. Максим руками добрался до её груди. Девушка застонала. Его накрыл безумный огонь желания. Ещё чуть- чуть и он больше не сможет держать себя под контролем. Макар вдруг резко отстранился от девушки.
- Макс, почему ты остановился? – спросила сбитая с толку Ольховская.
- Полин, - начал Макаров. – Я так долго хочу тебя, что боюсь потерять контроль и сделать что-нибудь не так! Я безумно тебя люблю и не хочу причинять тебе боль!
- Максим, всё хорошо! – ответила девушка. – Она нежно коснулась рукой его щеки, затем провела по шее, слегка касаясь пальцами. В следующий миг Макаров сгрёб её в охапку и понёс в зал. Рубашка и футболка остались в коридоре на полу. Он поставил её возле дивана, жадно и настойчиво целуя в губы. Полина развязала пояс халата. Макс вдруг замер и закрыл глаза, кусая губы. По телу пробежали мурашки. Ольховская аккуратно расстегнула молнию на его джинсах. - Макс, не бойся! – она положила его руку себе на грудь. – Просто будь собой. – Полина упала на диван, потянув за собой Макарова. Джинсы и халат остались возле дивана.
- Любимая моя… Единственная… – шептал Максим, покрывая поцелуем каждую клеточку её разгорячённого тела, такого нежного и желанного. Полина издала приглушённый стон. Он прильнул губами к её груди, судорожно прерывисто дыша. Она запустила свою руку в его вихрастые светлые волосы, прижимая его голову сильней к своей груди. Его рука легла на её бедро и заскользила вверх. Он оторвался от её груди и посмотрел ей в глаза, как бы спрашивая разрешение войти.
- Мааакс – прошептала Полина, - возьми меня, любимый!- И Максим выполнил просьбу. Боже, как давно он мечтал о ней, о том, что она будет его. Он осторожно раздвинул ей бёдра и расположился между ними. Волна желания окатила его с ног до головы. - Поль, любимая - Он закрыл глаза и нежно вошёл в неё, двигаясь сначала медленно, боясь причинить боль, потом быстрее. Полина судорожно выкрикивала его имя, извиваясь под ним: - Максим… Люблю…ещё.
- Полечка… любимая… моя… - шептал он хриплым голосом, постепенно увеличивая темп.
- Твоя… люблю… - отвечала Полина, с каждым толчком извиваясь всё сильнее. Макс зарылся в её грудь головой, найдя сосок, он судорожно схватил его зубами, слегка укусил в порыве оргазма, Полина вскрикнула, поцарапала его спину в кровь, достигнув пика наслаждения. Их тела соединяли ещё несколько раз за ночь. И только под утро они уставшие, но счастливые, наконец, уснули.
«Ээтоо яа, твойа мама звонюу. Вся блин извилаася я пряамо на корнюу. Как ты там мой ребёнок дорогой…» - разрывался мобильник Макарова. Парень открыл один глаз, посмотрев на время, тихо выругался «семь утра, блин, какого хрена!» и тут же стукнул себе в лоб «Ну конечно, я ж не предупредил, что ночевать не приду, я же планировал изначально вернуться домой…». Он посмотрел на Полину, которая только что открыла глаза, быстро чмокнул её в щёку, и, бросив «надо поговорить, а то она не угомонится», ответил на звонок: «- да, мам…. Мам, ты на часы смотришь?...- МАКСИМ, Я ВСЁ ЗНАЮ!» - парень испуганно посмотрел на Полину, но он, как можно спокойней решил всё же уточнить: - « что ты знаешь? – ВСЁ! МНЕ ИГОРЬ ВСЁ РАССКАЗАЛ! И ЧТО ВЫ ДО ПОЛНОЧИ В КЛУБЕ ТУСИЛИ, И ЧТО ДЕВОЧЕК СНЯЛИ, А ТАК КАК ТЫ ПЕРЕБРАЛ, ТО ОСТАЛСЯ НОЧЕВАТЬ У НЕГО!» - распалялась мама. Макаров был в шоке, но, тем не менее, облегчённо вздохнул, он - то подумал, что мать про Полину узнала. Парень подмигнул девушке и ответил: - «мам, ты неправильно его поняла! Это он перебрал, и это он снял девочек, а я его просто домой уволок, а потом такой ливень шарахнул, ну я и остался у него!- ЛАДНО, КОГДА ТЕБЯ ЖДАТЬ? – ну вот как только ему полегчает, я сразу домой. Не теряй короче. » - Макаров нажал на отбой. – Ну, мажор, ну козёл, хоть бы предупредил, чего наплёл.
- А ты бы предпочёл, чтобы твои родители узнали правду? – смеялась Полина.
- А ты что, своим родителям и такое рассказываешь – в панике глядя на неё, ответил Макс.
Ольховская хитро улыбнулась: - будешь себя плохо вести, расскажу!
- Э, неет! – воскликнул парень, - я же у тебя лучший ученик, а лучший ученик – лучший во всём и плохо себя вести по определению не может – одарил он обворожительной улыбкой любимую. Но потом вдруг стал серьёзным: - Полин, скажи, а … ты не жалеешь? – Ольховская помотала головой.
- А я жалею…
Полина бросила на него испуганный взгляд « то есть как жалеет… ах вот оно что… поматросил и бросил» - пронеслось у нее в голове. А макар тем временем продолжил: - Я жалею, что не могу прямо сейчас на тебе жениться и привязать тебя к себе ещё сильнее… ведь теперь я ещё больше чем раньше боюсь тебя потерять…
- Максим! – девушка была потрясена услышанным. – Ты меня не потеряешь! Я же тебя люблю! Очень! - Но парень с грустью продолжал на неё смотреть влюблённым взглядом.
- Так, - не выдержала Ольховская его подавленного настроения. – Суворовец Макаров! – нарочито учительским тоном скомандовала она – готовы ли вы приступить к сдаче практической части незаконченного ночного экзамена?
- А вы, однако, развратная училка, Полина Сергеевна! – лукаво улыбался парень, в его взгляде читался огонь желания и страсти:- Всегда готов! – Он обхватил её руками за бёдра, приподняв их, резким движением вошёл в неё и стал двигаться. Полина вскрикнула, прикусив губу, и выгнулась ему на встречу. Его руки заскользили по контурам её тела, остановились, взяв в плен два упругих полушария. Бёдра заработали быстрее, входя в неё всё глубже. Его дыхание стало прерывистым и шумным. На лбу выступила испарина, ещё через мгновение капельки пота стекали по его вискам, обжигая и без того разгорячённую кожу. Полина развернулась, и, повалив его на диван, оказалась сверху. Он обнял её за бархатистую талию двумя руками. Она, вонзив в себя его кинжал, стала двигаться, постепенно ускоряясь и выгибаясь. Он подался ей навстречу, начал работать бёдрами, в разы увеличивая скорость. Их стоны и крики окутали стены квартиры. Наконец, изнемогая и содрогаясь от очередного оргазма, они рухнули на диван обессиленные, но счастливые.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 22:41 | Сообщение # 9
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Максим вернулся домой уже во второй половине дня. Он практически летал от счастья. Заглянув на кухню, перекинулся парой фраз с мамой, собрался было идти в свою комнату. Навстречу ему, радостно мурча, мчался пушистый зверь – любимец всего семейства, его величество котёнок Барсик. Животное явно соскучилось по своему юному другу.
- Иди ко мне, мой сладкий! – взял кота на руки Макаров. – ух ты мой хороший, так бы и раздавил – тискал котёнка парень, по дороге в свою комнату. Лариса выпала в осадок. Нет, сын, конечно, очень любил питомца, но чтоб вот так, в открытую тискать… такого она припомнить не могла. «Какой – то он странный… весь светится…того и гляди вспыхнет… » - размышляла Лариса Сергеевна. Она зашла в ванную и взяла рубашку сына, которую тот снял и поспешно бросил в корзину с грязным бельём. Рубашка явно пахла женскими духами. Более того на воротнике остались блёстки от помады. «Нееет… тут явно замешана девушка….» Макарова, немного погодя, решила попробовать с ним поговорить. Женщина, выйдя из ванной, поднялась по лестнице, ведущей на второй этаж, и постучала в комнату сына. Макс полулежал на своём диване и гладил Барсика.
- Максим, мне нужно с тобой серьёзно поговорить, - перешла сразу к делу Лариса Сергеевна, войдя в комнату. Она присела на стул.
- Хорошо, давай поговорим! – Парень сел на диване, подогнув под себя ноги. – Так о чём пойдёт речь?
- Не о чём, а о ком! – Лариса, выдержав паузу, переместилась на диван, поближе к нему. – Сыночек, скажи, у тебя появилась девушка? – мать решила спросить прямо в лоб, сама при этом наблюдала за реакцией сына.
- Откуда такая версия? – удивился макар такому прямому вопросу, а сам судорожно начал соображать, где он мог проколоться, но на ум ничего не пришло, кроме как обычное женское любопытство.
- Просто ты такой радостный, прямо весь светишься… и потом, дома ты не ночевал…
- Я же сказал, был у Игоряна. А радостный, так задачку решил одну ооочень сложную! – продолжал стоять на своём парень.
- Значит, не скажешь? – обижено предприняла последнюю попытку мать.
- Мааама!
- Всё-всё… я поняла… - женщина встала и направилась к выходу. – Я надеюсь, «обложку» на «учебник» ты надел…- бросила она, не оборачиваясь, и закрыла дверь. Макса прошиб холодный пот «Твою мать… про защиту – то я забыл… ну, баррран… тупорылый… Блин, чё делать а… ».
Макаров не стал звонить девушке, а просто решил навестить её вечером. Такие вопросы по телефону не обсуждаются.
Вечером Максим отправился к Полине. И вот, прикупив по дороге колечко и цветочки, он уже подходил к её подъезду. Лифт, как всегда, не работал, и парень, перепрыгивая через две ступеньки, стал подниматься на пятый этаж. Наконец, оказавшись возле заветной двери, Макаров нажал на кнопку звонка. Через некоторое время дверь открылась. Макс побледнел и впал в ступор. На пороге стоял голый мужик, завёрнутый в полотенце. Он сурово смерил парня оценивающим взглядом и выдал: - слышь, пацан, ты кто? Что-то я раньше тебя здесь не видел.
- Я КТО? – офигел Макар от подобной наглости. – НЕТ, ЭТО ТЫ КТО?!
- Ой, извините, забыл представиться! – мужик протянул парню руку – муж Полины!
- ЧЕГО??? – у Макса перехватило дыхание. – Извините, я, наверное, ошибся дверью… - пробормотал Макаров, развернулся…
- Андрей, кто там? – услышал Макс до боли знакомый голос.
- Да так, Полин, адресом ошиблись… - отвечал мужик, закрывая дверь.
Максим медленно начал спускаться по лестнице «за мужем… она замужем… как так… не может быть… а что же тогда было между нами ещё утром… он был самым счастливым… а теперь такое ощущение, будто его сбросили с высоты прямо на раскаленный асфальт». Парень достал из кармана куртки телефон и со всей злостью швырнул его о стену подъезда. Тот с треском разлетелся на мелкие кусочки. Выйдя на улицу, Максим посмотрел на букет. Трясущейся рукой он начал сминать в кулак каждый из двадцати пяти бутонов китайских роз. Лепестки опадали в урну, стоящую возле подъезда. Закончив с цветами, Макаров быстрыми шагами отправился прочь от этого дома. Больше его ноги здесь не будет. Он её забудет, даже если придётся вырвать из груди собственное сердце, которое так болело, просто невыносимо. Казалось оно вот – вот перестанет биться. Парень пребывал в таком шоке, что даже слёз не было. Только сердце громко рыдало внутри, обливаясь кровью. – Нет, Полина Сергеевна, такого я тебе не прощу! - бормотал он, заворачивая в какой-то ночной клуб. Миссия «напиться и забыться» успешно начата.

Когда Полина проводила Макса, она решила посидеть в кафе с Ксенией. Ольховская так светилась от счастья, что это не укрылось от наблюдательной подруги. Они болтали ни о чём. Весело смеялись, шутили. Ксюха похвасталась своим потрясным маникюром, который накануне сделала в одном салоне, расположенном неподалёку. А так же она рассказала о своём захватывающем путешествии на Майорку, куда её возил шеф.
- Ну, рассказывай! - не выдержала Ксюха и выжидательно посмотрела на подругу. В её взгляде читался неподдельный интерес. – Как у тебя с суворовцем твоим? Смотрю, вся светишься, как ёлка новогодняя. Неужели свершилось?
- Свершилось! – кивнула Полина, покраснев, закрыла лицо руками, загадочно улыбаясь.
- Вау! Я тебя поздравляю! Ну и как он тебе?
- Знаешь, после того что произошло между нами этой ночью и потом ещё утром… могу сказать, он вовсе не зелёный юнец! Скажем так – мой ласковый и нежный зверь – вот это про него.
- Обалдеть… Подруга… Я так за тебя рада. Не зря же вокруг него столько девиц вьётся. Он явно давно набрался опыта.
- Да уж, я как-то спросила, сколько у него до меня их было,… он лишь недовольно фыркнул и ответил что я у него первая и последняя, такой как я он не встречал и Врятли когда-нибудь ещё встретит. Ты бы видела, как он на меня смотрит с такой любовью и страстью. На меня никто так прежде не смотрел.
Так за разговорами наступил вечер. Подруги попрощались, и Полина отправилась домой. Уже подходя к дому, Ольховская заметила знакомую фигуру, снующую у подъезда: - Андрей! – воскликнула девушка и бросилась ему на шею. – Ты как здесь? Почему не предупредил, что приедешь?
- Скажем так, соскучился по любимой сестрёнке и решил сделать сюрприз. – ответил парень.
- Ну что ж, сюрприз удался! – улыбалась Полина, открывая дверь и запуская брата в подъезд. Когда они оказались в квартире, Полина пошла на кухню, чтобы накормить дорогого гостя ужином.
Андрей был старшим братом Поли и очень любил свою младшую сестрёнку. А потому старался изо всех сил оберегать её от различного рода неприятностей, в том числе и неприятелей. Ещё со школы ухажёры девушки, прежде чем встречаться с Полиной, проходили жёсткий отбор у её брата, которого все боялись и уважали. И боже упаси, если кто-то довёл её до слёз – рога пообломает.
И вот, дети выросли, а традиции остались. Брат по-прежнему служил защитой и опорой для своей сестрёнки, которую так и называл «Малая или мелочь».
- Ну как у тебя дела? Мама сказала, что ты с женой разбежался? – начала расспрашивать Полина.
- Да так получилось,… мы разошлись как в море корабли. – Андрей вздохнул – А как хорошо всё начиналось…
- А ребёнок? –
- А что ребёнок? Ребёнок с матерью. Ты же знаешь, в этом вопросе закон на их стороне. Ну а ты как? – решил сменить тему брат. – слышал, с лысым всё? Конец?
- Да, Яша оказался моей ошибкой. Мне даже вспоминать о нём противно.
Поговорив ещё немного, Андрей принял душ и, обмотавшись полотенцем, прошёл в гостиную смотреть телек. А Полина отправилась тоже в душ после брата. Немного погодя, Андрей услышал, как в дверь позвонили. Так как Ольховская была ещё в душе, он решил сам открыть дверь и направился в коридор. На пороге он увидел светловолосого парнишку с букетом цветов в руке. «А не к сеструхе ли он пришёл, проверим…» - подумал брат и прикинулся мужем Полины. Проанализировав реакцию пацана, он решил, что парень всё же ошибся адресом.
- Андрей, кто там? – спросила Полина, выходя из душа.
- Да так, Полин, адресом ошиблись – ответил Андрей, закрывая дверь.
- Андрей, я хотела с тобой поговорить, ты же для меня самый близкий человек. – И Поля рассказала всё о Максе. И то, что ему пятнадцать лет, и то, что он её ученик. В общем, всё, за исключением некоторых моментов.
- Вот тебе раз – удивился брат, – познакомишь?
- Конечно, но с одним условием: ты выключишь свои братские замашки! Заклинаю тебя, не нужно проверять его на прочность! Не заставляй меня пожалеть о том, что я тебе про него рассказала.
- Ну, куда уж мне против самого сына мэра тягаться! – обезоруживающе поднял руки брат.
- Андрей, я серьёзно! Не нужно устраивать с ним показательный мордобой! К тому же, он чемпион страны по рукопашному бою, а ты десантник. Не лучше ли объединить усилия?
- Да не боись, сестрёна! Я детей не трогаю! Говоришь, суворовец? Военный значит… И что, ты вот так запросто с ним по гарнизонам мотаться будешь?
- До этого ещё уйма времени. Но раз уж ты спросил, то да!
- Скажи, а ты уверена, в том, что он тебя вообще с собой позовёт? – брат стал серьёзным. Он видел Полину насквозь, и понимал, что она реально влюбилась.
- Время покажет. – Ответила Ольховская. Честно говоря, она так далеко не загадывала. Мальчишка ещё только первый курс заканчивает. Впереди ещё два года, а потом ещё пять в военном училище. И потом, кто знает, может, он после суворовского передумает идти в военное. С его – то папой.
- То есть у вас с ним всё настолько серьёзно? Хорошо! Я не буду на него нападать, но, ни дай бог, он хоть раз доведёт тебя до слёз! Я сотру его в порошок!
- а давай, я прямо завтра вас и познакомлю? Он как раз собирался прийти, – предложила Полина брату.
- От чего же нет, приводи! – Андрей дал добро. Он уважал военных.
- Хорошо, сейчас я ему позвоню, и договоримся на завтра, - сказала Полина и пошла в гостиную за телефоном. Но, набрав любимый номер, который девушка успела выучить наизусть, она услышала автоответчик «АБОНЕНТ ВРЕМЕННО НЕДОСТУПЕН, ПОЖАЛУЙСТА, ПОПРОБУЙТЕ ПОЗВОНИТЬ ПОЗДНЕЕ…»
- Ну, позднее, так позднее… - вздохнула Полина и положила телефон на журнальный столик. – Разрядился, наверное.- Но не позднее, ни на следующий день Ольховской дозвониться до парня так и не удалось. Брат тревожно наблюдал за сестрой, она стала грустной и тревога сменялась беспокойством.

Макаров в тот вечер напился в клубе, подрался с местной гопотой, сломав одному из них ключицу, второму чуть не свернул челюсть. И если бы не помощник мэра, сидел бы сейчас Макар как миленький за причинение вреда здоровью. А так его всего лишь лишили сержантских лычек, влепили строгий выговор и три наряда вне очереди. Три дня подряд он шуршал в нарядах, скорее на автомате, выполняя работу. Друзья заметили, что у него случился очередной апокалипсис, но спросить не решались. Он вновь стал молчаливым. А при попытке с ним заговорить, Макс смерил товарищей своим мёртвым тяжёлым взглядом. Парни заметили и то, что он не спал по ночам, а тихо курил в умывальнике одну пачку за другой или тупо сидел на кровати, закрыв лицо руками, плечи его вздрагивали. Он заснул как-то на литературе и препод влепил ему сразу три «палочки». «Макаров на кпп, отец приехал!» - сообщил дежурный. И Максим поплёлся туда.
- Макс, скажи мне, что происходит? – как можно спокойней спросил отец, хотя внутри у него всё кипело. Он готов был схватить парня за плечи и вытрясать информацию силой. Но мэр сдерживал себя.
- Ничего! – отрезал парень, устремив взгляд куда-то в пол.
- То есть, сначала, ты пропадаешь чёрте где, потом тебя мой помощник вытаскивает из ментовки, потом тебя за драку лишают лычек и это ты называешь НИЧЕГО? – мэр уже перешёл на крик.
- Пап, ты пришёл на меня орать? – теперь уже закипал Максим.
- Я пришёл поговорить! А ты, чёртов сын, молчишь! Мне что силой выбивать из тебя слова?- орал мэр.
- Ну давай! Попробуй! – Макаров не выдержал, он встал напротив отца.- Только знай, что я могу нехило ответить!
- Ты что, щенок, себе позволяешь? Да я тебя…- Мэр не договорил, его перебил сын:
- Да пошли вы все на хрен! Как вы меня все достали! Да лучше бы я тогда не выжил! – заорал он на отца, развернулся и убежал в казарму. Отец вышел из училища и поехал к Соколовскому. Он догадывался, что тот что-то знает про его сына, что-то, чего не знал мэр.
Вскоре Пётр Иванович уже звонил в дверь к мажору.
- Здравствуй, Игорь, мне нужно срочно с тобой поговорить! – выпалил взволнованный мэр, когда ему открыли дверь.
- Здравствуйте, Пётр Иванович! – Соколовский проводил его в гостиную, предложив чай – кофе или может чего покрепче. От парня не укрылась тревога, царящая в глазах Макарова – старшего. Гость в свою очередь от предложения выпить чего-нибудь покрепче отказался, мол, за рулём, разве что чай с двумя пакетиками. Парень сгонял на кухню, принёс две чашки чая и расположился на соседнем кресле.
- Речь пойдёт о Максе, – проговорил Макаров и посмотрел на мажора, ожидая реакцию.
- Что-то случилось? – обеспокоенно спросил парень.
- Да вот я прямо нутром чую, если я не вмешаюсь, что-нибудь обязательно произойдёт! Скажи, что с моим сыном происходит? Вы ведь с ним с детства! Я его в последнее время не узнаю. Лариса считает, что тут замешена девушка. У него кто-то появился? – Выдал сразу всё на одном дыхании мэр. Игорь поперхнулся от продвинутой только что речи:
- А что конкретно вы хотите услышать от меня?
- Правду! И я чувствую, что ты её знаешь. Я ценю ваше братство. Но поверь, сейчас не та ситуация, чтобы что-то скрывать. Я ведь не желаю ему зла. Скажи, когда Лариса тебе звонила, ты сказал, что он ночует у тебя – ведь это не правда? Ты его покрывал? Он был у неё, у этой своей девушки? – Дальше он рассказал о нынешнем состоянии сына и Соколовский, не выдержав, кивнул. – Значит, девушка…Загадочно пробормотал Макаров. – Но почему он нас с ней не познакомил? Она что, из бедной семьи? Или может, ни дай Бог, наркоманка? Скажи! Я должен знать!
- Она преподаёт в суворовском… - раскололся мажор. Он просто понял, что у макара снова какой-то апокалипсис, иначе его отец не пришёл бы сюда, побросав все дела. После той аварии, он реально испугался за друга.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 22:53 | Сообщение # 10
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Полина спешила на урок третьего взвода. Она не видела и не слышала Макса с той последней их встречи. Девушка думала, что возможно на парня давят родители, которые возможно узнали о них. А может, он получил что хотел, и теперь просто сбежал. Но последний вариант она упорно отметала. Ну, ничего, сейчас урок как раз в его взводе, она оставит его после занятий и они обо всём поговорят. Прозвенел звонок, Девушка вошла в кабинет.
- Товарищ преподаватель, третий взвод к уроку этики и эстетики готов отсутствующих нет. Докладывает вицесержант Соболев.
- Садитесь – сказала Полина. «Странно, а разве Макаров больше не вицесержант?... она бросила взгляд на первую парту, которая оказалась пуста. – Вицесержант, - обратилась преподаватель к Соболеву, стараясь скрыть волнение. – Вы сказали, что отсутствующих нет, а Макаров что, больше не суворовец?
- Он, наверное, опаздывает! – сообщил Кирилл. Полине ничего не оставалось, кроме как начать урок. Дверь в кабинет открылась, в аудиторию не вошёл, а ввалился Максим, молча, бесцеремонно опустился на своё место. –« Странно, он никогда себя так не вёл…» - думала девушка, но, решила не обращать на этот выпад внимание. Они поговорят, но позже. А сейчас она продолжила лекцию:
- Вершиной человеческих отношений с древних времён считались любовь и дружба. Итак, может быть, кто-нибудь читал книги о любви? Пожалуйста, Перепечко!
- Ромео и Джульетта! – ответил пухлый.
- Ромео и Джульетта, пожалуй, одна из самых известных пьес Шекспира. И что особенно интересно, главные герои пьесы фактически ваши сверстники. – В это время Макаров взял ручку и стал стучать ей о парту, смотря куда-то в одну точку. -Обстоятельства в пьесе складываются так, что они не могут быть вместе…. Макаров, не стучите, пожалуйста! – строго обратилась она к Максу, ей так мешал этот стук. Макар вдруг резко встал с места и первый раз за всё время посмотрел на Полину:
- Разрешите выйти? – с каким – то презрением сказал он.
Полина не ожидала такого обращения к себе, она лишь испуганно спросила: - А что случилось?
- Голова болит! – так же с презрением продолжил парень.
- А что подождать до перерыва никак? – строго спросила учитель.
- Не могу терпеть! Мне противно! - ненавидящим взглядом буравил суворовец Полю. И ей стало не по себе:
- Что противно? – Чуть не плача выдавила она.
- Ноет противно! Вот вы тут говорите, а мне такое ощущение, что кувалдой по голове! Мне надо в медпункт! – с раздражением бросил ручку, та покатилась и упала на пол.
- Ну, хорошо, идите…- севшим голосом ответила девушка. Похоже, сбывались ее самые худшие опасения. Макаров вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. А по аудитории прошёл шёпот : « ни хрена себе макара накрыло…»
Наконец, пара закончилась, суворовцы вышли, а Полина осталась сидеть за столом, из последних сил сдерживая подступившие слёзы. Вдруг дверь открылась. Вошёл Максим.
- Макс, я что-то не поняла…
- Что ты не поняла? – перебил ей парень тихо, почти шепотом.
- Почему ты так себя ведёшь?
- не понимаешь… Да всё ты понимаешь!!! – закричал он. – Это я дурррак… какой же я дурак… влюбился как идиот, а ты такая же сука, как и все! Что, решила меня добить? В прошлый раз ведь не получилось…- его голос дрожал, он быстро смахнул слезы с ресниц.
- Максим, что с тобой? Разве я дала тебе повод? – По её щекам бежали слёзы. Парень издал нервный смешок:
- Нет, ты мне просто дала! А повод как-то сам в дверях твоих нарисовался… Здоровый такой в одном полотенце … - он сжал кулаки до хруста в костях, чтобы не разнести тут всё нафиг.
- Максим, я же тебя люблю… я не понимаю, за что ты так со мной – она уже рыдала, закрыв лицо руками.
- Ты это своё фальшивое «люблю» для мужа прибереги! И Слёзки вытри! А то вдруг он обо всём догадается! – шипел Макс. – На его месте я бы тебя убил! Жаль этикет не позволяет женщин трогать… Хотя, стоп… ты же блядь обыкновенная, только пусть твоим воспитанием муж занимается… Ещё вещает тут о высоких материях, шлюха…
- Макаров, что ты себе позволяешь? – наконец вышла из ступора Полина. – Что ты вообще, чёрт побери, несёшь??? Какой, нафиг, муж??? – У девушки уже началась истерика.
- Ну не мой же! – заорал на неё Максим. Он достал из кармана кителя пачку денег, бросил на стол перед Полиной. Я бы тебя ещё разок – другой поимел, да блин, не могу со шлюхами, во всяком случае, на трезвую голову…
- Пошёл вон отсюда!!! Малолетка пришибленный! – закричала на него Ольховская, выталкивая за дверь.
Макаров лежал на кровати в казарме, смотрел в одну точку невидящим взглядом. «Я умер… пусть кто-нибудь скажет что это сон, кошмар, который скоро прекратится… ущипните меня кто-нибудь! Разбудите, чёрт возьми…» Он больно ущипнул себя за руку, с силой зажмурил глаза, открыл их… Увы.. это жестокая правда жизни… Я не сплю… Так хочется умереть, но сердце упорно бьётся изнывая от боли… Она снова ему приснилась.. Теперь она снилась ему каждую ночь в его объятиях такая нежная, такая родная, такая любимая. И каждый раз он просыпался, и рвал на себе волосы, кусая губы, понимая, что это был всего – лишь сон. Следующую ночь он провёл без сна. Он боялся, что как только закроет глаза, она снова ему приснится. Утро начиналось как обычно: подъём, зарядка, завтрак, лекции. Обед, физподготовка, строевая, ужин. Измотанный под конец дня, он падал пластом на кровать, но всякий раз, когда ему удавалось задремать, он просыпался в холодном поту. Она снова ему снилась, и сердце, тревожно отбивая ритм, каждый раз разрывалось в клочья. Иногда он не выдерживал и тихо плакал в подушку, так чтобы никто не видел. Как-то ему позвонил отец и потребовал объяснений по поводу его романа с учительницей. Макс заверил, что у него ничего с ней не было, нет и быть не может. Мол, она вообще замужем. Отец поверил и успокоился.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 23:00 | Сообщение # 11
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Ольховская лежала на кровати в спальне, смотрела в одну точку невидящим взглядом. «Я мертва… пусть кто-нибудь скажет что это сон, кошмар, который скоро прекратится… ущипните меня кто-нибудь! Разбудите, чёрт возьми…» Она больно ущипнула себя за руку, с силой зажмурила глаза, открыла их… Увы.. это жестокая правда жизни… Я не сплю… Так хочется умереть, но сердце упорно бьётся изнывая от боли… Он снова ей приснился... Теперь он снился ей каждую ночь, в его объятиях она такая нежная, такая родная, такая любимая. И каждый раз она просыпалась, и рвала на себе волосы, кусая губы, понимая, что это был всего – лишь сон. Следующую ночь она провела без сна. Она боялась, что как только закроет глаза, он снова ей приснится. Измотанная под конец дня, она падала пластом на кровать, но всякий раз, когда ей удавалось задремать, она просыпалась в холодном поту. Он снова ей снился, и сердце, тревожно отбивая ритм, каждый раз разрывалось в клочья. Иногда она не выдерживала и тихо плакала в подушку, так, чтобы никто не видел. Вчера Полина написала заявление, и её перевели преподавать в другой взвод.
Андрей молча наблюдал за сестрой всё это время. Когда она вернулась после последней встречи с Максом домой вся в слезах, брат лишь спросил: - я был прав, он тебя не воспринял в серьёз? – она кивнула. Тогда Андрей решил пойти в училище и закопать его собственноручно, но Полина слёзно умоляла его не вмешиваться. Это была её ошибка, и расплачиваться будет тоже она. С тех пор брат лишь пристально следил за сестрой. Он видел, как она страдает. Он слышал через стенку её рыдания по ночам. Брат не выдержал и решил сходить в училище и порвать к чёртовой матери малолетнего сопляка. Он заглянул в соседнюю комнату: Полина сидела на полу и медленно что-то складывала в коробку. Парень заинтересованно приблизился и опустился рядом на пол.
- Солнце, ты как? – обеспокоенно спросил он. Девушка лишь пожала плечами, и, вдруг, заговорила, перебирая вещи в коробке: - « Это его первый букет, на языке цветов означает «я тебя люблю». Это его второй подарок – один цветок – на языке цветов означает «ты, всё что у меня есть…»» Она перебирала его подарки: засушенные розы, любовные послания, плюшевый заяц, который он выиграл для неё в тире, и наконец, фотографии…на одной был он, на другой – они вместе – это Мажор фотографировал их во время вечерней прогулки по городу. Девушка взяла это фото и резко разорвала пополам, тоже сложила в коробку… последнее, что она положила туда, был тест на беременность… положительный…с указанием срока – две недели. Когда Полина покупала тест, ровно столько прошло с того момента когда они последний раз были в этой квартире вдвоём. Сейчас их ребёнку было бы три недельки с момента зачатия, если бы не одно но: неделю назад после занятий, когда она хотела с ним поговорить и прояснить ситуацию, он ей такого наговорил, что придя домой, Полине стало плохо. Она пошла в ванную и обнаружила кровь. Срок был небольшой, а выкидыш стремительный. Она даже не успела встать на учёт, ведь она сама буквально утром узнала о своём положении. От брата не укрылся последний предмет, отправленный сестрой в коробку. Он прекрасно знал такие штуки, ведь ему уже довелось однажды пройти через это.
- Сестрён, ты что беременна? Ребёнок его, да? – внутри него всё кипело. А Полина лишь отрицательно покачала головой и выдавила: БЫЛ его… теперь ребёнка нет…
- Брат нервно сглотнул. – Что ты собираешься делать с коробкой?
- Выброшу…
- Слушай, а давай я выброшу? – спросил Андрей. Полина кивнула и протянула ему коробку, закрыв её крышкой. Плюшевый заяц туда не влез. Девушка поместила его в большой пакет и сверху коробку. Андрей взял пакет и вышел из квартиры. Он не собирался выбрасывать его, а решил передать лично в руки этому парню с фотографии…. Почему-то это лицо показалось Андрею знакомым. Парень сел в свою машину, припаркованную у подъезда, и поехал в суворовское.
Прибыв на место, он зашёл на КПП: - Вот этого мне позови! – обратился Андрей к дежурному, показав фотографию Макса. – Скажи, что я буду ждать его вон в той машине, - указал рукой на транспорт. Дежурный пошёл вызывать.
Макаров сидел в бытовке вместе со своими друзьями, подшивал подворотнички. Парни травили анекдоты и ржали как кони. Макс, краем уха слушал анекдоты и даже иногда улыбался.
- Слыш, Макар! – обратился к нему Сухомлин, - может, хватит уже траур устраивать. Три недели с кислой рожой, хорош, а? Где тот Макар, которого мы знали? Давай, травани пару анекдотиков! Так как ты, никто рассказывать не умеет.
- Сухой, у меня такая драма, что все анекдоты из башки давно повылетали… - смерил его тяжёлым взглядом Макс.
- Может, расскажешь? Мы же не чужие! – подал голос Трофимов. Дверь в бытовку открылась: Макарова на КПП, машина какая-то ждёт,– сообщил дежурный. Парень отложил форму и пошёл на КПП. Там ему показали машину, где якобы его ждут. «Странно, тачка незнакомая… кто же это может быть…» - думал он, направляясь к машине. Дверь открылась, он забрался в салон и только потом посмотрел, на того, кто его вызвал. Макарова прошиб холодный пот. Это был тот самый мужик, который представился тогда мужем Полины. Парень хотел было что-то сказать, но Андрей его опередил.
- Я тебя вспомнил! Это же ты тогда к сестре моей приходил! – сказал Андрей.
- К какой сестре? – не понял Макс, о ком он говорит.
- К Полине, помнишь такую, или уже забыл? Хотя конечно, наверное, уже не помнишь. Всё что нужно было, ты от неё получил… - В следующий миг Андрей с разворота ударил ему под дых, Макаров согнулся пополам, а Андрей, схватил его за шкварник и зашипел: Я никому никогда не позволял так обходиться с моей младшей сестрой, и я бы тебя убил, но я обещал ей, что тебя не трону. Она вообще не знает, что я здесь. Короче, если я ещё раз увижу тебя возле неё, кости переломаю, даже папа не соберёт!
- Так, значит, ты её брат… пробормотал Макс, переваривая только что полученную информацию. – Где она? Я должен её увидеть!
- Зато она тебя видеть не желает! – отрезал Полин брат. – Советую поискать девочек для развлечения в другом месте!
- Я с ней не развлекался! – закричал Максим. – Я три недели живу с мыслью, что она меня предала! Какого хрена ты мужем её представился? Почему не сказал, что ты её брат?
- Ты тоже не сказал, что пришёл к Полине, ты же дверью ошибся! Забыл? Да чего уж теперь, всё уже сделано, и время назад не вернуть. Я смотрю, ты, пацан, вроде не дурак, думаю, что после того, что ты увидишь в этом пакете – протянул пакет Максу, - ты искать её не будешь. Она хотела выбросить, но думаю тебе нужно знать о том, что ты натворил. Удачи тебе и всех благ. – Максим, взяв пакет, вышел из машины. Андрей, дал по газам, и машина резко сорвалась с места.
Макаров вернулся в казарму, держа пакет в руках, попросил парней выйти ненадолго. «какой же я дурак… Полиночка моя родная… я её обидел… сможет ли она меня простить? Я такого ей наговорил… идиот просто… козёл тупорылый…». Он заглянул в пакет, достал коробку и на дне пакета увидел зайца. «Хотела выбросить… ну конечно… я же тебя так унизил…» Максим взял коробку, открыл крышку «Она засушивала все цветы, которые я ей дарил… она сохранила их все» - нервно сглотнул подступивший к горлу комок. Стал вытаскивать содержимое коробки, когда добрался до самого дна, замер. Дрожащей рукой взял тест на беременность. Срок две недели. Дата проведения теста - ровно неделя назад… как раз в тот день, когда он закатил ей грандиозный скандал. У него перехватило дыхание «Господи, она ждёт от меня ребёнка… какой же я дурак» - с силой ударил кулаком в стену, упал на кровать и зарыдал. Когда истерика прошла, он вскочил с кровати, убрал коробку в тумбочку. «Я должен её увидеть, мне надо с ней поговорить… Полиночка… солнышко… Любимая». Он попросил пацанов его прикрыть. А сам рванул в самоволку. Перепрыгнув через забор, поймал такси и поехал к Полине. По дороге забежал в ювелирку, купил самое шикарное кольцо с бриллиантом. Наконец добрался до её квартиры. Позвонил в звонок. Пока ждал, упал на колени перед дверью. Полина открыла дверь и вскрикнула от неожиданности, хотела было захлопнуть дверь, но Макаров, не вставая с колен, задержал её:
- Поль, прости, любимая! Давай поговорим! Я тебя очень люблю! – затороторил он, смотря на неё влажными глазами. – Я не знал, что он твой брат. Он представился твоим мужем.
Опасаясь, что соседи сбегутся, Ольховская запустила его в квартиру.
- Ладно, давай поговорим. Но потом ты уйдёшь.
- Солнышко, я знаю про ребёнка! – он достал кольцо, вложил его в руку девушке:- выходи за меня! Я буду хорошим отцом! Вы ни в чем не будете нуждаться!
- Ах вот оказывается в чём дело… - На глаза Полины навернулись слёзы. – узнал про ребёнка и в джентльмены записался… Только вот у тебя устаревшая информация!
- В смысле? – не понял Макс.
- В прямом! Можешь расслабиться! Никакого ребёнка больше нет! И мне от тебя ничего не нужно! – она вернула ему кольцо. Всхлипывая, закрыла лицо руками. – Уходи.
- Как больше нет? Ты что…. ты так меня ненавидишь, что аборт сделала? Да? – еле выдавил Максим срывающимся голосом. По его спине прошёл холод.
- Нет Максим, - убийственно спокойно ответила Ольховская. – ЭТО ТЫ ЕГО УБИЛ! – вдруг, сорвалась на крик и стала лупить его руками, что есть мочи. – ТЫ убил! Это из-за тебя у меня случился выкидыш! Я тебя ненавижу!
- Как выкидыш… - Макс сел на пол, зажмурился, обхватил голову руками и зарыдал: - Я не хотел… Я тебя люблю… - Кинулся к Полине, обхватил её за ноги: - что мне сделать, чтобы ты меня простила?
- Максим, пожалуйста, уйди! Оставь меня!
Макаров отпустил её, встал и медленно поплёлся к выходу: - Ты когда-нибудь, может через десять-двадцать лет, сможешь меня простить? – спросил он, стоя в дверях.
- Я не знаю… Уйди, пожалуйста… - ответила Полина. Парень вышел, тихо прикрыв дверь. «Это конец… я урод, каких мало. Она никогда меня не простит…»

Прошло две недели. Всё это время Максим не видел Полину. Всё это время он не жил, а существовал. Единственное, что у него осталось от неё, это фотография, та самая из коробки, которую он склеил. Ещё плюшевый заяц, который теперь жил у него в комнате на кровати. Он купил её духи и брызгал ими зайца. Теперь, приходя раз в неделю домой, он спал с этим зайцем в обнимку, вдыхая аромат её духов. Эта мягкая игрушка стала местом постоянной дислокации Барсика, который теперь жил в комнате Макса и спал на ней. А когда Макар приходил домой, котёнок всюду следовал за ним. Даже в душе ждал, когда тот помоется. Стоило парню где-нибудь приземлиться, котёнок тут же забирался к нему на колени, сворачивался клубочком, даже во время завтраков, обедов и ужинов. Когда суворовец уходил в училище, кот провожал его и долго сидел у двери, жалобно мяукая. Лариса брала его на руки, пытаясь унести в другое место, но Барсик вырывался и снова бежал к двери, продолжая выть по-кошачьи. Поняв, что юный друг сегодня не придёт, зверь возвращался к нему в комнату, ложился на зайца и ждал заветной субботы. Ларисе пришлось даже миски с водой и кормом перенести в комнату сына, которую кот отказывался покидать без хозяина. Разве что в туалет котейка ходил в строго назначенное место. Говорят, коты чувствуют душевное состояние близкого человека. Так и Барсик, будто чувствовал, что творится на душе у Макса. Однажды Макарова лишили увольнения, и он не пришёл домой. В тот день кот с утра помчался к двери и стал ждать. Пробыв у двери до обеда, кот начал жалобно мяукать и скрестись в дверь. Уносить оттуда его было бесполезно. Так котейка промяукал до вечера и отправился в комнату Макса на свою плюшевую кровать. Миски с едой и водой остались в тот день не тронутыми. Лариса забила тревогу, когда наутро кот не поднялся с зайца. Макарова решила срочно показать кота ветеринару, которого вызвала на дом.
Придя к ним домой, ветврач осмотрела кота. Потом осторожно спросила у хозяйки: - Скажите, хозяин этой комнаты – он жив?
- Лариса побледнела: Это комната сына. Он сейчас в суворовском. Он редко бывает дома. - И Макарова рассказала о поведении кота в последнее время, и что раньше за ним такого не наблюдалось.
- Бывает, что человек серьёзно болен или в его жизни что-то происходит такое, что человек продолжает существовать, в то время как душа как – бы умерла. А животные – они это чувствуют, если человек им дорог. Они либо забирают болезнь, либо принимают на себя его боль. – Пояснила доктор. – Часто животные с этим всем просто не справляются, в итоге заболевают и умирают. Физически ваш питомец здоров, на всякий случай я взяла необходимые анализы. Завтра они будут готовы.
На следующий день ветеренар сообщила, что кот по анализам здоров. Посоветовала прогуляться с ним. Во время прогулки кот потерялся.
- Извините, вы котёнка не видели, такой пшеничного цвета с голубыми глазами? – спрашивала Макарова у прохожих, но все как один мотали головами. В итоге Лариса вернулась домой расстроенной. Она не стала говорить Максиму. Решила дождаться, когда тот придёт. Глядишь, может и кот найдётся. Это был любимый кот её сына. Собственно к нему все привязались. Шло время, кот так и не нашёлся. Макарова чуть не плакала. Ведь он напоминал ей Максима, когда того не было дома.


Болею МиП...

Сообщение отредактировал маська - Понедельник, 04.06.2018, 08:41
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 23:04 | Сообщение # 12
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Наступила среда. А точнее обед. Полина только что отвела занятия и собиралась домой. На улице шёл дождь, и она попросила брата забрать её на машине. На крыльце училища она заметила котёнка пшеничного цвета. Ольховская наклонилась к нему: Господи, такой крошечка, что ты тут делаешь? Ты чей? – Осторожно погладила его. Кот довольно замурчал. Полина не смогла сдержать улыбки. Брат посигналил, чтобы она поторопилась. Девушка пошла к машине. Открыв дверь, Полина хотела сесть в машину, но увидела, что котёнок бежит за ней. – Ну, куда ты по лужам-то, балбес! Заболеешь! – Ольховская взяла котейку на руки и села с ним в машину. – Знаю, что ты потеряшка, но я не могу оставить тебя в такой дождь, и раз уж ты сам за мной побежал, отныне будешь жить у меня!
- Смотрю, у тебя новый друг появился? – улыбнулся брат и потянулся к коту, собираясь погладить, но котейка зарычал на него, и тот поспешно отдёрнул руку. – Ого, прямо личная охрана! Теперь я за тебя спокоен.
- Странно, на меня не рычал, наоборот, довольно мурлыкал. – удивилась девушка.
- Ну, на тебя не только коты мурлычат, - покосился на неё брат и тут же получил по уху. Дома Полина искупала и высушила кота, налила молока, тот с удовольствие вылакал целую чашку. Потом, довольный, залез к ней на кровать. Как будто тут и был. Ольховская засмеялась. – А мне значит, на диван идти, да?- Она подошла села на кровать рядом с котом: - Интересно, как твоё имя. «На Макса похож. Такой же светлый и голубоглазый»- отметила она про себя. Девушка заметила ошейник у кота, а на нём кулончик с буквой М. – Тебя что, Максим зовут, что ли? – шутила Поля. А кот, услышав знакомое имя, мяукнул и замурчал. – Только не Макс! – возражала Поля. – Блин, ну ты реально на него похож. Ладно, Макс, значит, Макс. А ласково я буду звать тебя Мася.
На следующий день Полина после работы зашла в зоомагазин и купила всё необходимое своему новому другу: Миски, лоток, наполнитель, домик и переноску. Андрей с радостью ей в этом помог. А узнав, как она назвала кота, закатил глаза: - Нет, это точно любовь! Ну, или клиника! Выбирай, что тебе больше нравится.
В субботу Полина с братом решили погулять в парке и взяли с собой Масю. Девушка даже специально для прогулок поводок купила. Будучи в парке, она опустила кота на траву, крепко держа в руке поводок. У девушки развязался шнурок на кроссовках, и она наклонилась, чтобы завязать его. Ольховская не заметила, как поводок выскользнул из рук. А когда разобралась со шнурками, кота нигде не было. Игорь в тот момент пошёл в ларёк купить сигареты. Полина звала кота, но тот не отозвался. И тогда она села на скамейку и заплакала. Уж больно она к нему привязалась за это короткое время. Он так напоминал ей о Максе.

В субботу Максим, придя домой, обнаружил, что кота нигде нет. Потом мама сообщила, что он пропал. Парень совсем скис. Мать с тревогой смотрела на него. «С ним явно что-то творится…» - думала она. Но на вопрос, не случилось ли чего, Макаров лишь отрицательно качал головой. Лариса решила отправить его прогуляться с друзьями. Но Макс отказался, точнее он решил погулять в парке в одиночку. Парень не спеша брёл по дорожке парка, опустив голову. На душе было, мягко говоря, погано. Он думал о Полине и о том, что потерялся его любимый кот. Вдруг он заметил, что по дорожке бежит навстречу ему Барсик. Он кинулся к коту, на радостях подхватил его, стал тискать: - Вот ты где, хулиган! Какого чёрта ты сбежал? Слава Богу, живой! Пообещай, что больше так делать не будешь! Я чуть с ума не сошёл, а ты тут гуляешь… - Макаров заметил на скамейке Полину. Она плакала, закрыв лицо руками. Максим ускорив шаг, решил подойти, мало ли что случилось.
Заслышав приближающиеся шаги, Полина подняла голову и увидела Макса, который нёс её «Макса» в руках. – Макс! – Вскрикнула Полина, вскочила со скамейки и выхватила кота из рук Максима. – Слава богу, ты нашёлся! – Она стала обнимать кота. – Максим, спасибо, что нашёл его, я везде его обыскалась! – всхлипывала Ольховская.
- Не за что – пробормотал парень и присел рядом на скамейку. – Давно ты его приобрела?
- В среду нашла на крыльце суворовского, бедняга мок под дождём.
- Понятно… Значит его зовут теперь «Макс»? – Парень улыбнулся впервые за последние две недели.
- Вообще-то его зовут Мася! А когда плохо себя ведёт, превращается в Макса!
- А почему Мася? – прыснул Максим.
- Ну как, во - первых, он больше ни на что другое не реагирует, и потом, на нём вон кулон с буквой М. Значит, предыдущие хозяева возможно называли его Максом.
- Максим уже хохотал чуть не в голос.
- Что, я что-то смешное сказала? – удивлённо посмотрела на него девушка.
- Нет, что ты! Я просто думаю, говорить тебе или нет…
- Ну, говори, раз начал!
- Вообще-то предыдущие хозяева звали его Барсик! А буква М – это значит МАКАРОВ!
Полина чуть не выронила кота из рук: - значит, не просто так он мне тебя напоминал. – пробормотала девушка. На её глаза навернулись слёзы.
- Полин, ты что, плачешь? Я вообще-то правду сказал. Он потерялся в понедельник!
- Я просто к нему привязалась… - всхлипывала девушка.
- Ну, тогда дарю!- улыбнулся Макс. Надеюсь, разрешишь мне его навещать раз в неделю? Я просто тоже к нему привязан.
- Максим, но это же твой кот!
- Был мой, теперь твой! К тому же дома я редко бываю. Мама говорила, он даже заболел, тосковал видимо,… а ты с ним видишься каждый день.
Полина опустила кота на землю, тот стал кататься по ней. Молодые люди не сговариваясь, одновременно наклонились, решив погладить зверя. Их руки соприкоснулись. По телам прошёл нехилый такой разряд. Они в спешке отдёрнули руки.
- Кхм… Не помешаю? – спросил Андрей. Макс с Полей от неожиданности резко выпрямились.
- Андрей, это оказывается кот Максима! – Сказала Ольховская.
- Ну да, я так и понял! – ответил брат. – У тебя же клиника! А тебе – обратился он к Макарову, - я кажется, русским языком сказал, чтобы ты к моей сестре близко не подходил! Или мало я тогда тебе навалял? Так я добавлю! – Он схватил, было, парня за грудки.
- Слыш, ты руки убери! А то я так отвечу, что добавлять не придётся! – закипал Макс, скидывая с себя его руки. – Скажи спасибо, что тут Полина рядом. Иначе я бы тебя уже в асфальт закатал!
- И давно ты о Полине вспомнил?
- А я о ней и не забывал! Это ты влез между нами! А ещё права качаешь. – разошёлся Макар.
- Что, нашёл крайнего? Дешёвый ход! – не уступал ему Андрей. – А ребёнка ей тоже я заделал, а потом собственно убил?
- ХВАТИТ! ПРЕКРАТИТЕ!- влезла Ольховская.
- Ладно, мне пора - пробормотал Макс и пошёл прочь – Пока, Поль.
- Вот зачем ты эту тему поднимаешь? – злилась девушка на брата. – Кто тебя об этом просил? Чё ты лезешь вообще?
- Я вообще-то за тебя переживаю! Сама же потом плакаться будешь!
- Что ему теперь даже разговаривать со мной нельзя? – Разошлась девушка.
- Нельзя! Ему даже подходить к тебе близко запрещено!
- Ой, смотрите – ка, охранник нашёлся. – Полина взяла Масю на руки и направилась к выходу из парка.
- Ты куда? – окликнул её брат.
- А всё, нагулялись… - буркнула Поля, удаляясь от него всё дальше.
Максим вернулся домой, закрылся у себя в комнате. Он сидел за столом, обхватив голову руками. Он снова вспомнил то, что натворил. Возможно, Полина и простит его когда-нибудь, а вот простит ли он сам себя? В комнату вошла мама. Она очень переживала за сына. Лариса уже забыла, когда он в последний раз нормально питался. А на предложение пойти поесть, парень снова ответил отказом.
- Сыночек, ты так за Барсика переживаешь? Да?
- Нет, мам. С ним всё нормально, он в надёжных руках. Я подумал, не стоит его забирать, вдруг опять сбежит. А так я его навещать буду. Вот прямо завтра и схожу.
- Ну, раз в надёжные руки попал, то, наверное, оно и к лучшему! Ты всю неделю, а то и две в училище, да и я сейчас ремонт на даче затеяла, чего ему тут одному куковать. Сынок, но что тогда с тобой происходит? Ты как – будто неживой.- Лариса обняла его за плечи.
- Всё нормально, мам, я просто устал.
На следующий день Макаров, позавтракав, стал собирать вещи кота: игрушки, домик и прочие прибамбасы. Так же он не забыл и про зайца. Водрузив это всё в машину, он сел за руль и поехал к Полине, точнее к Барсику, которого теперь зовут Макс. «С ума сойти, мой любимый кот ушел от меня к моей любимой девушке!» - улыбался он. Кто знает, может не всё ещё потеряно. Подъехав к заветному подъезду, он припарковался возле него. Замер ненадолго. В памяти всплыл тот злополучный вечер, когда он в последний раз приходил сюда. Сердце защемило. Он тряхнул головой, словно прогоняя эти воспоминания и, взяв пакет с игрушками и зайцем в одну руку, а домик в другую, отправился в подъезд.
Полина открыла дверь: - Входи! - поздоровалась девушка, пропуская Максима в квартиру.
- А цербер твой на цепи? А то набросится, – на всякий случай поинтересовался парень.
- Не переживай, Андрей пошёл к друзьям. Не думаю, что он скоро вернётся – улыбалась Ольховская. В коридоре показался пшеничный зверь, завидев Макса, он, радостно мурча, помчался к нему на встречу. Забрался на руки, стал облизывать.
- Что предатель? – обращался к нему Макар, - убежал от меня, теперь подлизываешься! – парень прошёл в гостиную и сел на диван. Достал игрушки кота. Тот бросился с ними играть, гоняя по всей квартире. Полина и Макс засмеялись. Девушка заметила потухший, полный боли взгляд Максима и ей стало тревожно. Вроде смеётся, а глаза мёртвые. Куда подевались те чёртики?
- Может чаю? – предложила Полина. Макс пожал плечами.
Они сидели на кухни пили чай с печеньем и болтали на нейтральные темы. В такие моменты Макар чувствовал себя более-менее счастливо. Время от времени к ним подбегал Маська, который метался между ними, не зная, кого выбрать: То к девушке залезет, то вдруг спрыгнет и мчится к парню. Наконец, он умаялся и задремал у него на коленях.
Макс, вдруг, вспомнил, что оставил в машине корм для кота, и пошёл за ним.
В это время звякнул его мобильник, пришло голосовое сообщение. Когда Максим вернулся, Полина сказала про сообщение.
- Поль нажми прослушать, а я пока руки вымою, а то зеркала протирал на машине.
Девушка выполнила просьбу. В телефоне послышалось сообщение, которое прислал Кисляк: «Макар, короче, дело дрянь! Наш парнишка должен был участвовать в боях без правил. Да вот травму получил. Руководство клуба сделало замену. В общем, вместо него будешь драться ты. Больно ставки на тебя большие делают. «Питон» – твой соперник. Они уже рекламу пустили. Даже если ты проиграешь, а ты проиграешь! Бабосов отвалят нехилый кусок. Включай телек на их канале, там его покажут». Макаров застыл в проходе. Полина испугано на него посмотрела: - С кем ты собираешься драться???
- Поль, я тебе всё объясню, но позже! А сейчас, включи, пожалуйста, телек.
Они отправились в гостиную. В это время заскрежетал в замке ключ. Вернулся Андрей.
- Слыш, систер! – крикнул он с порога, – а твой Ромео – то оказывается, в боях без правил участвует! Он прошёл в гостиную, увидел Макса.
- Дай посмотреть! – спросил его Макаров.
- Лучше по телеку, там один бой будут с ним показывать. – И они включили телевизор. Молча посмотрев бой «Питона», Андрей стоял с открытым ртом. Полина же вцепилась в Макса, который оставался на первый взгляд невозмутимым: - Ты же не пойдёшь туда? Ты не будешь с ним драться! – Трясла она парня.
- Поль, успокойся, пожалуйста!
- Но он же тебя убьёт! – по её щекам катились слёзы.
- Не убьёт! У него другая задача! Всё, хорош плакать! – Максим обнял девушку, пытаясь успокоить. У макара зазвонил мобильник, он ответил на звонок.
- Кислый, здорова!
- Привет, ну как, посмотрел?
- Посмотрел.
- Что скажешь?
- Ничего не скажу. Бой как бой.
- Смело. Он так противника уработал. У него пятнадцать боёв и ноль поражений. Правда в последней схватке Питон травмировался. – рассказал ему Кисляк.
- Ну вот и отлично. Пришло время подпортить ему статистику.
- Мне нравится твой настрой. Готовься через три дня.
- А позже нельзя? – у меня зачёт по этике как раз через три дня. Там такая задница, что просто капец! Пропускать смерти подобно. – Был явно не рад такому раскладу Макар.
- Да видел я вашу «Задницу» по этикету!- Сказал Кислый. – Ничё так тёлка.
- Ну вот и бери её себе! А у меня рейтинг из-за неё падает!
- Тебе рассказать, как твой «рейтинг поднять?» - не унимался друг.
- Рейтинг по учёбе! Идиот! – начинал раздражаться Макс и бросил трубку.
Полина всё это время была рядом и слышала весь разговор, из которого она сделала выводы: «на её место в третий взвод пришла молодая особа, которая запала на её Макса и топит его по учёбе. Потому что Максим не отвечает ей взаимностью. ОТЛИЧНЫЙ РАСКЛАД»…
- Максим, а что у тебя проблемы по этике?- спросила она.
- Нет у меня никаких проблем. – ответил Макаров. Просто эта новая училка, судя по всему, неровно ко мне дышит.
- А ты?
- Так, Полин, ты ревнуешь что ли? – улыбался Макс, но заметив панику в её глазах, поспешил её успокоить: - А я ТЕБЯ люблю…
Андрей, всё это время, будучи на кухни, прислушивался к их разговору в гостиной. Вдруг он направился к двери, бросив на ходу – пойду на улице покурю. – вышел из квартиры. Полина же не удержалась и поцеловала Макарова в губы: - Я тоже тебя люблю! – прошептала она. По щекам побежали слёзы.
- Солнце, ну не плачь! – бормотал Макс, собирая слёзы с её щек своими губами. Потом ими же накрыл её губы. Поцелуй был таким нежным и трепетным, что у девушки перехватило дыхание. Он прижимал её к себе, крепко держа за талию. Он чувствовал, как вновь оживает изнутри, будто просыпается от долго беспокойного сна. – Полечка… Любимая моя… Прости… - шептал он. Но потом вдруг резко отступил от неё: - я не могу быть с тобой! – закрыл лицо руками, отвернулся, скрывая от неё свои слёзы, которые предательски катились по его щекам. Он не мог их больше сдерживать.
Полина испуганно смотрела на него: - Но почему? Почему ты не можешь быть со мной? – подошла, обняла его за плечи.
- Потому - что я тебя не достоин! Твой брат прав. Ты не должна лить из-за меня слёзы…
- Макс, родной мой! Не вини себя. Мы все виноваты, в какой – то степени. – Макаров уткнулся ей в плечо, которое моментально намокло. Они стояли так, обнявшись, посреди гостиной, потеряв счёт времени. Они даже не заметили, как вернулся в квартиру Андрей.
- Ну ё маё… - не удержался он от комментария. – И эта тряпка собирается драться с питоном? –все засмеялись.
- Я его ушатаю! – ответил Максим.
- Хотелось бы мне на это посмотреть! – воскликнул Андрей.
- Что, решил закопать меня чужими руками?- не удержался Макаров.
- Нет, я просто хочу посмотреть на твои бои.
- Дай я тебе сайт скину, зайдёшь и посмотришь чемпионат России.
- Ну это само сабой. Но реальный бой я ни за что не пропущу. Выиграешь бой – разрешу тебе быть с моей сестрой!
- Как – будто я буду у тебя спрашивать! – огрызнулся Макар.
- Нет, ну должна же быть у тебя хоть какая-то мотивация! – Андрей протянул ему руку, они обменялись рукопожатием.
- Полин, разбей! – обратился Максим к девушке.
- Вы что, на меня поспорили? – возмутилась Поля.
- Это чисто для мотивации.
- Да идите вы оба! Я категорически против ваших этих боёв! – воскликнула Ольховская.
- Полиночка, всё будет хорошо! – заверил её Максим и чмокнул её в губы.
- Ладно, я с вами!
- Куда ты с нами? – не понял Максим.
- Как куда, на бой!
- НЕТ!!! – в один голос отрезали парни. – Вон, по телеку лучше посмотри!
- Ладно,… Но учти – обратилась девушка к брату – ты за него отвечаешь головой!
- Это что получается? Если питон его прибьёт, виноват буду я что ли?
- Конечно ты! Не я же его поддерживаю в идее с этими боями!
- Полин, это бои без правил – серьёзная организация! Там нельзя отказываться! Бойца с травмой заменили мной, даже не спросив моего мнения на этот счёт.
Время увала подходило к концу. Андрею позвонили, и он убежал. Макс остался наедине с Полиной. Девушка решила помочь ему разобраться с «этикетом». Объяснив тему, она усадила его за стол, чтобы тот оформил работу. Когда он закончил, Полина подошла к нему сзади и положила руки на плечи, стала массировать их: - Макс, ты такой напряжённый, расслабься! – Она, касаясь грудью его шевелюры, наклонилась к нему. Он выдохнул, запрокинув голову, назад встретился с её губами, принялся жадно их целовать. Парень почувствовал у себя на затылке её грудь с напряжёнными сосками, которые скрывал лишь лёгкий жёлтый топ на тонких лямочках. Макаров, издав приглушённый стон, не прерывая поцелуя, развернулся в кресле к девушке: - Полин… девочка моя… - резким движением усадил её к себе на колени. Он прервал поцелуй. Теперь его губы плавно скользнули к шее. Полина застонала. Она ощутила напряжённую мужскую плоть под собой. Максим дрожащими руками приспустил лямки топа с её плеч, оголяя её возбуждённые полушария. Теперь его горячее дыхание ощущалось на её груди. Полина застонала громче, когда он взял в плен её сосок, терзая зубами, губами и языком. Она запустила руку в его пшеничные волосы, прижимая голову сильней к груди. – Макс… Любимый мой мальчик… - выдохнула девушка. Тут зазвонил мобильник Макарова. – Макс… телефон… - бормотала Ольховская. Но парень, будто не слышал, продолжал жаркие ласки. – Максим… Ответь на звонок…
- К чёрту всех… перезвонят… - выдохнул макар.
- Мааакс… Пожалуйста… остановись…
И Макаров остановился. Полина поднялась с его колен, подала ему телефон, который продолжал разрываться. Макар, придя немного в себя, чертыхаясь, ответил на звонок. Ольховская пошла на кухню полить цветок. До неё доносились обрывки матов из гостиной. Максим, закончив разговор, показался в дверном проёме. Надо сказать, он был очень злой.
- Макс, что-то случилось? – волновалась Полина.
Парень, глубоко вздохнув, подошёл к ней сзади и, обняв за талию, положил голову ей на плечо: - Случилось… Не видать мне следующего увала, как своих ушей. Печка мне рейтинг скинул мой. Он ниже плинтуса. А всё эта шмара – этикетка! Опять мне пару влепила, тварь.
- Максим, ну что совсем нет выхода? Ну, выучи ты нормально, да ответь ну или напиши.
- Полин, ей глубоко фиолетово, что я ей вещаю или пишу! Она мою тетрадь даже не открывает! Сразу пару в журнал – фсё! Я уже ненавижу этот предмет, чтоб ему… Когда ты уже к нам вернёшься?
- Даже не знаю… Пока меня заменить некем… Хочешь, я с ней поговорю?
- И что ты ей скажешь? «Какого хрена ты валишь моего жениха?» или что альтернативный вариант получения зачёта не для меня?
- В смысле альтернативный? – не поняла девушка.
- Ну это, - он жестом показав, ударил кулаком в ладонь. – Что ты смотришь? Именно это!
- Она что, прямо вот так в открытую тебе предлагала? – ужаснулась Полина.
- Нет, я с ней наедине не оставался. Удавалось до сих пор выкручиваться. Но она решила зайти со стороны учёбы. При этом настойчиво предлагая задержаться и исправить ситуацию!
- А знаешь что? – Воскликнула Ольховская. – Задержись у неё!
- Поль, ты чё? – повергло Макара в шок её заявление.
- Максим, я серьёзно! Но предварительно нужно установить в кабинете камеру, желательно за день до занятия в вашем взводе. Заодно и проверим, как она себя ведёт с другими.
На том и порешали. Время поджимало, и Максим засобирался в училище. Он уже хотел было выходить, но, пошарив по карманам, ключей от машины не обнаружил. Парень, чертыхаясь, прошёл на кухню: - Поль, куда я ключи от машины дел? – спросил он девушку, но та лишь пожав плечами, сказала, что не видела. Бегая по всей квартире, он так их и не нашёл. А времени оставалось всё меньше: - Блин, чё делать, а? На маршрутке я уже не успею, да и такси вызывать смысла нет. – Он вышел на балкон, окликнул идущего мимо дома мальчишку: - Слыш, пацан! Будь другом, пни воон ту тачку по колесу! – Попросил он, указав рукой на свою машину. Заметив замешательство, поспешно добавил: - да не дрейфь! Это моя тачка! Я ключи просто посеял. – Мальчишка согласился, пнул машину, и, на всякий случай дал дёру. Завопила сигнализация. Максим вернулся в квартиру и, они с Полиной стали бродить по комнатам, прислушиваясь. «Внимание всем постам! Какой-то урод угнал вашу тачку! При обнаружении данного субъекта открывать огонь на поражение!» - раздалось где-то в глубине квартиры. Полина взвизгнула. – Поль, спокойно! Это у меня такой сигнал на брелке, – поспешил успокоить её Максим. Он пошёл на звук. Приближаясь к кошачьему домику, звук становился громче. Максим хотел было залезть рукой в домик, как вдруг оттуда вылетел Мася, на лапе которого бренчали ключи. Котик испугался сигнализации и стал носиться по квартире, таская ключи за собой. А может и не в этом дело, он просто хотел поиграть в свою любимую игру со своим лучшим другом. Макаров бросился за ним, пытаясь поймать. Наконец, он поймал его. Теперь оставалось всего-то забрать ключи. Кот воинственно сражался, не желая отдавать хозяину эту вещь, грозно рыча и шипя на парня, требуя немедленно его отпустить. Макар забрал ключи и погрозил коту пальцем: - бандит! Опять уволок мои ключи! А я и забыл, что ты по карманам шариш! – Кот стал облизывать его, мол, прости, хозяин. Полина смеялась от души:
-Макс, он что, правда, утащил ключи?
- А то кто же! Да он и раньше этим промышлял. Таскал, правда, у отца. – серьёзно ответил мальчишка.
- И что, Пётр Иванович так же бегал за ним по всему дому? – хохотала девушка.
- Бери выше! Кот как-то в подъезд выбежал с ключами, так батя за ним и вокруг дома круги наматывал. Поль, я тебе эту историю потом расскажу во всех подробностях, а сейчас я уже должен быть в училище, - поцеловав девушку, он направился к двери.
- Макс, только не гони, пожалуйста! – провожала его Полина.
- Я скину СМСку как приеду, – пообещал ей Макаров и побежал вниз по лестнице. Выйдя из подъезда, сел в машину и рванул с места.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 23:07 | Сообщение # 13
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Проводив Макса, Полина накормила кота и приняла душ. Пришёл Андрей. Располагаясь на диване в гостиной, он включил телевизор. Пощёлкав по каналам, остановился на «новости город». Полина ждала звонка от Макса. Он уехал больше часа назад, но так и не позвонил. Девушка начала волноваться. Она решила сама ему позвонить. Взяла телефон и набрала номер. В домике у Маси раздался звонок мобильного. Котейка, мирно спавший в своём домике всё это время, вылетел из укрытия как ошпаренный. Видимо этот сорванец, в обмен на ключи от машины утащил-таки сотку Макарова. Девушка забрала его мобильник из домика. «Вот почему он не звонит», - подумала Ольховская. Но почему-то тревога, закравшаяся в душу, так и не прошла. Она видела в окно, как он рванул со двора, наверняка летел как ошпаренный.
- Сестран, у тебя ничего не случилось? – не укрылось от брата её настроение.
- Макс телефон забыл, и я не знаю, добрался он или нет! Что-то как-то не спокойно.
- Полин, да что может случиться?
- Не знаю… Он так быстро сорвался и улетел, что мне страшно…
- Так… Сиди здесь, а я пока сделаю тебе чай с мятой. Выпьешь, успокоишься. – Брат пошёл на кухню заваривать чай. Поля же присела в кресло. Тем временем канал «Новости город» передавал срочные известия: «Накануне вечером в промежутке между 8:30-8:45 местного времени в районе сити центра произошла страшная авария. Столкнулись автомобили марки Toyota GT 86 гос.номер ххх -6x`чёрного цвета и Infiniti G37гос номер у 557мл серебристого цвета. По данным сотрудников Госавтоинспекции тойота вылетела на полосу встречного движения и столкнулась с инфинити. За рулём инфинити находился несовершеннолетний подросток, который от полученных травм скончался на месте… » До Андрея донёсся истошный вопль из гостиной. Он бросился туда и обнаружил Полину в кресле без сознания. Он привёл её в чувства.
- Максим… Авария… - бормотала сестра, снова заходясь в истерике. Андрей практически силой залил ей успокоительное.
-Поль, послушай меня! Это необязательно должен быть он! Я сейчас поеду в училище и всё узнаю.
- Я с тобой! – отрезала девушка и бросилась в коридор. Брат побоялся оставлять её одну, потому возражать не стал. Немного погодя, Ольховская успокоилась, и они поехали в училище.
Когда они приехали туда, на часах было уже почти одиннадцать вечера. Все посещения в это время запрещены. Оставив сестру в машине, Андрей пошёл на КПП. Узнав, что парень жив, здоров, находится в расположении. Он настоятельно потребовал его разбудить, дабы удостовериться в этом лично. Дежурный пошёл вызывать.
Максим тем временем мирно спал в казарме. Дежурный кое - как его разбудил, сообщив, что его какой-то мужик срочняком требует на КПП. Максим, нихрена не понимая, натянул армейский костюм и побежал на КПП.
- Ну слава богу жив! – Воскликнул Андрей, видя Макарова. – Ты какого хрена сестре моей не позвонил?
- Да там запара вышла, а свой телефон я у неё похоже оставил. А что случилось? – насторожился Макар. Уж больно беспокойным был его собеседник.
- А ты не знаешь? На вот, смотри! – Андрей достал планшет, нашёл последний выпуск новостей в интернете и показал парню.
- Это не мой номер машины! На моей последняя буква А! – Пробормотал он, досмотрев выпуск.
- Это я уже понял! – воскликнул Андрей. У сестры истерика, боюсь, тебе придётся её успокаивать. А то на слово она мне не поверит.
- Она с тобой? – испугался за девушку Макаров.
- В машине сидит.
Макар сорвался с места и помчался к машине. Дежурный не стал останавливать его, знаками показав что, мол, даю полчаса.
- МАКСИИИИМ!- накинулась на него Поля, когда парень залез в машину. – Я так испугалась! – рыдала она, вцепившись в него мёртвой хваткой.
- Полин, солнышко, это был не я, слышишь! Я жив, со мной всё в порядке!- обнимая её, успокаивал суворовец. – Господи, Полечка, ты вся дрожишь… Успокойся! Я рядом… девочка моя… - Он стал целовать ей щёки, нос, губы. Полина обняла его за шею, изо всех сил прижимаясь к нему. Она постепенно успокаивалась.
- Макс, я так тебя люблю…- всхлипывала девушка, гладя его макушку.
- Я тоже тебя очень-очень люблю, Полинка моя! – сказал Макаров, накрывая её губы своими, вкладывая в поцелуй всю нежность и любовь. Какое-то время они сидели обнявшись. Макс гладил её волосы, вдыхая аромат её духов. Полина же, наконец, успокоилась и даже задремала, положив голову ему на плечо. Макаров посмотрел на часы. Полчаса уже прошло. К машине направлялся Андрей. Макс аккуратно положил Полину на сиденье, хотел было потихоньку выйти из машины, боясь разбудить её.
- Не уходи, пожалуйста! – вцепилась девушка парню в руку, заслышав шорохи.
- Солнышко, мне уже пора! – вздохнул Максим. Ему так не хотелось её оставлять. – С тобой брат побудет, хорошо? Завтра я тебе позвоню, только ты не пугайся, когда увидишь незнакомый номер. Свой – то телефон я у тебя забыл.
Тем временем на мобильник Макса пришло смс от кислого. В нём он сообщил, что его заменили в боях без правил, посчитав, что тот погиб в аварии.
Когда Макаров вернулся в расположение, стрелки на часах показывали полночь. Парень долго ворочался, пытаясь уснуть, но сон не шёл.
- Макар, ты чё ёрзаешь? – услышал он голос Трофимова. – Случилось чего?
- Да так Трофим, уже всё нормально!
- Слышь, макар, я тут по телеку видел – пацан разбился на смерть, машина его на твою больно похожа!- продолжал Сашка.
- Трофим, у тебя сигареты есть? – сел на кровати Максим.
- Ну есть, так ты же вроде не куришь? Это что, реально твоя тачка была что ли?
- Слушай, давай в умывальник выйдем, и я тебе всё расскажу! – сигареты захвати! – И они пошли в умывальник. Остальные ребята крепко спали. Чему Макс был несказанно рад. Он рассказал про аварию Сашке, тот слушал, открыв рот.
- Нифига себе ситуёвина! Так всё же нормально, ну, с тобой и машиной твоей. Чё тогда ты дымишь как паровоз? – удивился парень. – и Макс рассказал про Полину.
- Так ты что с ней реально что ли? – отвесил челюсть Трофимов. – А я думал слухи.
- Реально трофим! Валить надо из этого училища к чёртовой матери! Вот она там щас переживает, а я даже рядом находиться не могу. А так хочется! – вздохнул Макар, выкуривая очередную сигарету. Немного успокоился.
- Ой, Макс, только не пори горячку, ладно? Не думаю, что Полина оценит и примет твою жертву! И потом, что родители скажут? Они ведь, насколько я понял, про вас с Полинкой не в курсе? – рассуждал Трофимов.
- Да уж, с этим засада. Боюсь, не поймут они меня. Я поэтому и скрываю от них её.
- Ладно, братан, не паникуй раньше времени! Они ж у тебя нормальные предки. А Полина нормальная такая девушка, прям как раз для тебя!
- Спасибо, друг, утешил! – хлопнул Макар Сашку по плечу. – Только всё это между нами!
- Само-собой! Только все и так давно догадываются, что между вами что-то есть.
- Ну, одно дело догадываться, и совсем другое – знать наверняка! – стоял на своём Максим. – К тому же, есть одна проблема…
- Этикетка эта новая? – догадался Сашка.
- Она самая. Я боюсь, из-за неё у Поли могут начаться проблемы.
- Да проблемы походу и у тебя скоро из-за неё начнутся, если не сказать, что уже начались! – констатировал Трофим.- Ты же в курсе, как у неё зачёт получить можно. Боюсь, это единственный выход, но тебя он не устроит, потому предлагаю вместе подумать, как нам её вывести на чистую воду!
Трофимов предложил устроить новой этикетке бойкот всем взводом. Глядишь, сама убежит. Сегодня как раз этика по расписанию у третьего взвода. Для начала суворовцы решили опоздать на занятие. Звонок уже пятнадцать минут, как прозвенел. Алёна Дмитриевна недоумённо созерцала пустые парты кабинета этики и эстетики. Это была девушка двадцати лет. Сейчас она проходила практику в СВУ. «Нет, ну это уже ни в какие ворота… » - думала она, открывая журнал: - так, интересно, у прошлой преподавательницы Макаров слыл отличником… Вот тут правда пропусков нахватал, а потом вдруг резко пятёрками зарос. Очень интересно… Дверь открылась, в кабинет шумно ввалился третий взвод собственной персоной.
- Так, это что ещё за дела? Звонок уже чёрте когда был, а вы только изволили явиться! Значит так, Макаров, останьтесь, остальные – до свидания!
- Но мы же после физ–ры просто задержались! – Возмутился было Перепечко.
- Я сказала, до свидания! – грозно повторила училка. И ребятам ничего не оставалось, кроме как покинуть кабинет. Остался только Макар. Алёна указала жестом на учительский стол, предлагая сесть. Парень, молча, приземлился за ним на стул. – Макаров, вы в курсе, что вам светит по моему предмету? – облокотилась девушка на стол так, что стало видно часть больших упругих грудей. Она всегда одевалась вызывающе. Максим лишь молча кивнул – «Кажется, начинается…» - думал он, стараясь на неё вообще не смотреть. – Училка дала ему ручку с тетрадью – пишите работу, это ваш последний шанс исправиться. – Макс взял ручку, открыл тетрадь и стал писать. «Кажется, пронесло» - вздохнул с облегчением он. Девушка тем временем приблизилась к двери и, повернув ключ в замке, снова направилась к нему. Мальчишка так увлёкся писаниной, что даже не заметил как Алёна оказалась у него под столом. Очнулся он, когда она резко рванула ширинку на его брюках и начала делать свои дела. От неожиданности Макаров впал в ступор и не мог даже пошевелиться.
- Слышь, ты че, блин…- прерывисто дыша, возразил, было, Макс. Но она и не подамала остановиться. Макаров стиснул зубы, чтобы не закричать. Наконец Алёна выпрямилась, вылезая из-под стола. «Слава богу, закончила…»- думал Макс, переводя дыхание. Девушка хотела было залезть на него сверху, но Макар вскочил из-за стола, оттолкнув её на небольшое расстояние.- Хорош блин! – Закричал он на неё и пошёл к двери. Подёргал ручку – заперто. – Слышь, дверь открой! – Потребовал Макс.
- А ты ключики достань! – промурлыкала девушка, засунув ключи себе между грудей.
- Если ты сейчас не откроешь эту чёртову дверь, я её вышибу! – Макаров был уже на грани истерики.
- Да держи ты свои ключи! Всё равно никуда от меня не денешься!- воскликнула девушка и бросила ему ключи. Скоро к ней должен был прийти второй взвод. Она взяла ручку и аккуратно вывела три двойки напротив фамилии Макаров. Парень, быстро открыв дверь, пулей вылетел из кабинета и помчался в казарму. Оказавшись в казарме, он рухнул на кровать «Блин, чё теперь делать… как я Полине в глаза смотреть буду? Ведь знал же, что нельзя там оставаться! Ну какого хрена я не ушёл с остальными!» - думал он, глядя в потолок.
- Макар, тут это, ну, Полина приходила к тебе на КПП. Телефон передать просила.- Окликнул его Степан и протянул мобильный.
- Больше она ничего не передала? – спросил Макс, резко сев в кровати.- И почему ты меня не позвал?
- Так ты же это, ну, с этикеткой был…Я сказал, что ты занят…
- Стёпа, твою мать! По умнее ничего сказать не мог? Ну какого хрена, а? Когда она приходила?- Спросил он.
- Минут пятнадцать назад. Ты извини, я не подумал, что надо было тебя срочно звать. Я ж думал, ты зачёт сдаёшь. А ещё, это, она какая-то заплаканная была. Сказала, что звать тебя не надо, что только отвела лекцию у первого взвода, устала и домой поедет с братом. Говорят, что к ней какой-то козёл из первого взвода подкатывает, может, поэтому она и расстроенной была. – выпалил на одном дыхании Степан.
У Макса всё похолодело внутри: - Печка, кто конкретно приставал? – он пристально посмотрел на друга.
- Я не знаю, мне Сухой сказал, что слышал, как те разговаривали. Макс взял телефон и попросил печку постоять на шухере, а сам тем временем набрал номер Полины. После коротких гудков девушка ответила. Парень сразу уловил её расстроенный голос.
- Солнышко, что с тобой? Кто тебя обидел?- беспокоился он.
- Максим, всё нормально! Я просто спала,- не хотела его расстраивать девушка.
- Поль, я всё равно узнаю! Скажи, кто до тебя домогался? Я его найду и закопаю на хрен! – Чуть не кричал он в трубку.
- Макс, не кричи. Не нужно ни с кем разбираться. Он не успел со мной ничего такого сделать, я вырвалась и убежала, - поняла Ольховская, что ему кто-то всё же сообщил об инциденте.
- Поль, послушай, этот козёл до тебя домогался! Так как ты не говоришь, что конкретно он с тобой сделал, я начинаю представлять страшные картинки по этому поводу. При этом ты хочешь, чтобы я всё спустил ему с рук?
- Макс, я не хочу, чтобы у тебя из-за меня начались проблемы! – стояла на своём Полина. Она прекрасно знала, что за драку отчисляют из училища.
- Значит, не скажешь? – Макар с силой сжал кулаки. – Ладно, проехали… Всё, солнце, мне пора! Я тебя люблю, Полин! Пока! – Он отключил мобильник, не дожидаясь ответа. «Не хочешь говорить, не надо. Я всё равно узнаю! Даже если придётся подраться со всем первым взводом!» - думал он про себя.
Максу жутко захотелось курить. А ещё набить кому-нибудь физиономию. Желательно из первого взвода. При этом очень хотелось бы угадать жертву! Он вышел из казармы и пошёл по коридорам, якобы прогуливаясь, стрельнул у Вавилова сигареты, сразу пачку. Макаров вышел на улицу, закурил. Как вдруг, уловил краем уха разговор одной компании из первого взвода :
- Слышали, пацаны, наш Хлебников Полину Сергеевну клеил. Прикиньте? – да ладно? И чё она? – Чё-чё! Да ничё! По роже ему съездила и убежала...
Макаров выбросил бычок от пятой сигареты. «Хлебников, значит… Ну-ну…»
- Слышь, пацаны! – окликнул он ребят из первого взвода. – А где сейчас Хлебников?
- Так это, в расположении должен быть! – ответил Михалёв – А что?
- Да тёлка к нему пришла. Шифруется. Сказала, будет ждать вооон за тем забором! – Макаров показал за угол корпуса. – Она будет там после отбоя, в 12 часов позовете?
- Да не вопрос! – ответил Михалёв. Макаров отправился к себе в казарму, посмотрев на часы. До часа Х оставалось ровно три часа. Надо бы подготовиться.

Хлебников, узнав, что его будет ждать какая-то тёлка, несказанно обрадовался. Вот только кто именно, для него пока оставалось загадкой. «Ну Полинка врятли… вон так между ног отвесила, что до сих пор ноет… А жаль… Я бы с ней не прочь…»- думал он, лёжа на кровати. – « А может Каринка? Точно, наверное, она. Больше некому!» Так за размышлениями стрелки на часах подходили к двенадцати. Он встал, быстро оделся, намарафетился и, тихо выйдя из казармы, пошёл в назначенное место. Прибыв на место, Хлебников осмотрелся вокруг - тихо, никого. «Наверное, задерживается… ничего… я подожду». - Думал он. Как вдруг, услышал шорох. Кто-то приближался быстрыми шагами.
- Макар, а ты как тут? ЗдорОво!- удивился Хлебников.
- Здоровее видали! – процедил сквозь зубы Максим.
- Не понял? – опешил парень от такого дерзкого обращения.
- Щас объясню! – Ответил Макс и засветил ему кулаком в грудак. Тот закашлялся.
-Макар, ты чё, головой ударился? – завозникал было Хлебников. Он явно не ожидал такого поворота событий.
- Я нет! А вот ты ща ударишься! – последовал новый удар противнику уже в табло. Из носа Глеба пошла кровь, и он нанёс ответный удар, рассёк Макару губу. Макс же в свою очередь не растерялся, заломив его на болевой, схватил за волосы: - Слушай сюда, урод! Я сейчас отформатировал твой винчестер так, что ты забыл о таком предмете как этика и эстетика! А так же о таком преподавателе, как Ольховская Полина Сергеевна! – шипел на него Макс.
- Не понял, это что всё из-за неё что ли? Так я ей ничего не сделал, так только попытался…
- Ещё не хватало, чтобы ты ей что-то сделал! Я бы тебя вообще убил на хрен! – закипал Макаров. – Короче, если с твоей стороны возле нее, хотя бы ветерок дунет, я тебя закопаю! – Понял?
- Да понял я! Понял!- залепетал парень. – Значит, выходит правду говорят, что ты с ней спишь… - последовал новый удар, за тем второй, третий…
- Ответ неверный! – пробормотал Макаров. – А с кем я сплю, тебя не касается! Усёк?
- Усёк! - парень тяжело дышал. У него были разбиты нос, губа и пара ссадин на теле.
Максим вернулся в расположения, тихо крадучись по коридорам. Он быстро переоделся в одежду для сна и нырнул под одеяло. Но заснул парень лишь под утро. Ему не давала покоя мысль о том, что этот хмырь лапал его Полину. Когда на утро в казарму вошёл философ и начал будить взвод, Макаров минут двадцать как задремал, а точнее забылся мёртвым сном. Когда его, наконец, удалось разбудить, все уже оделись, умылись и построились. Злой Кантемиров ходил по казарме туда - сюда, заложив руки за спину, и рычал на парня: - Это что за, мать твою, спящая черепаха? Тебе что, Макаров, восьми часов сна недостаточно?
- Никак нет! – бормотал Максим, в темпе застёгивая рубашку, да спросонья промахиваясь мимо пуговиц, начинал процесс заново – Я просто…
- Что ты просто??? – перебил его прапорщик. – Ты просто очень медленно просыпаешься, да? Тебе нужно больше времени на пробуждение? Так, с завтрашнего дня я тебя буду поднимать не как всех, в шесть утра, а в пять! Да-да, Макаров, в пять! – Философ внимательно посмотрел на суворовца. – Тааак… А это что такое?- заметил он разбитую губу. В это время в казарму зашёл майор Ротмистров:
- Оба-на…Не понял-на! Товарищ прапорщик, потрудитесь объяснить, что здесь происходит? – заметил он Макарова в казарме. - Почему суворовец не на построении?
- Так это мы, товарищ майор, пуговицы застёгивать разучились. – пробормотал Иван Адамович. Он был суров, но всегда прикрывал своих астронавтов от таких персон, как этот майор.
- Суворовец Макаров, что с губой? – спросил Ротмистров.
- Так это ему бабушка локтем нечаянно, когда в автобусе ехал, ну и водитель резко затормозил…- прапорщик понял, Что парень подрался, потому принялся активно его защищать, не давая ему открыть рот.
- А ну-ка бегом марш за мной к заместителю начальника училища. А то у меня уже один подобный нарисовался, только ему дедушка костылём нечаянно… - Воскликнул Ротмистров. Он очень не любил третий взвод и был рад, когда те куда-нибудь вляпывались. А так же майор постоянно искал повод, чтобы придраться к кому-нибудь из них, и, тем самым, утереть нос Василюку. Делать не чего, Макаров поплёлся вслед за майором, а следом пошёл и Кантемиров.

Полина долго не могла прийти в себя после такого наглого приставания Хлебникова к ней. Потому, очень обрадовалась, когда Перепечко сообщил что Макс занят и выйти не может. Передав телефон Макарову через Степана, девушка поспешила домой. Она не хотела, чтобы Макс хоть что-то узнал об этом инциденте. Ольховская понимала, что тот так просто всё не оставит. Страшно подумать, как Макс отреагирует, если такое узнает. Его вспыльчивый характер был очень хорошо известен ей. А последствия его ярой защиты могли быть очень неприятными. Оказавшись дома, Полина приняла душ, пытаясь успокоиться. Выйдя из душа, она услышала, как разрывается её телефон. Глянула на дисплей- это был Макс. Она ответила как можно спокойней, но поняла, что от Макарова не укрылось её состояние. Поговорив с парнем, Ольховская пришла в ужас – ему уже было известно об этом инциденте. «Господи, Макс, только не наломай дров, я тебя очень прошу…» - думала девушка.
Утром Полина собралась на работу в училище. Там ей сообщили о срочном педсовете в кабинете заместителя начальника училища. Зайдя в кабинет, Ольховская с ужасом созерцала Хлебникова, на лице которого красовались подтёки, ссадины и запёкшаяся кровь. «Господи, неужели его так Максим!» - промелькнула мысль у неё в голове. В следующее мгновение последовало подтверждение её мысли. В кабинет зашёл майор Ротмистров, а с ним ещё молодая практикантка по этике и эстетике – Алёна.
- Значит, говоришь, костылём дедушка зарядил? – обратился Майор к Хлебникову. - А я вот тебе этого дедушку то предоставлю! Заходите, Иван Адамович! – позвал он. В кабинет зашёл философ, а с ним и Макс. Полина закрыла лицо руками. Макс же с ужасом лицезрел Алёну «только тебя здесь не хватало…» Парень опустил глаза, мельком глянув на Полю.
- Итак, Макаров, значит, ты утверждаешь, что это тебе бабушка в автобусе локтем? А тебе, значит – он посмотрел на Хлебникова, - дедушка костылём?
- ТАК ТОЧНО! – не сговариваясь, одновременно, гаркнули парни.
- А ну-ка кулаки к осмотру оба! – рявкнул Ротмистров. Суворовцы, молча, подчинились, вытянув вперёд кулаки. У Макса все казанки были чуть ли не в мясо.
- Я смотрю, товарищ прапорщик, он бабушке нехило ответил…. – ухмылялся майор. – Ну, бабуля, - он зыркнул на Хлебникова, - что молчишь? Язык проглотила?
- Макаров, за что ты его так? – спросил Иван Адамович у парня.
- За дело!
- За какое дело?
- Это личное! – Максим не отрываясь смотрел на Полину. Это не укрылось от Алёны, которая за всё время успела внимательно разглядеть Ольховскую. Теперь же она пристально следила за Максом. О этот взгляд… Какими глазами он смотрел на Полину! «Неужели, между ними и правда что-то есть…»
- Товарищ полковник, - обратилась Алёна к Ноздрёву. – Макаров врёт! Это Хлебников ему засветил за дело! Вот он от злости и разошёлся!- Макс недоумённо посмотрел на неё. «Какого хрена ты здесь несёшь…» - промелькнуло у него в голове. Но Алёна на этом останавливаться не собиралась. – Ну что Максим, сам расскажешь или тебе помочь? – Она с вызовом смотрела на пацана.
- Было бы интересно послушать ВАШУ версию! – сквозь зубы процедил сын мэра.
- Ну что ж, вижу, ты не возражаешь, чтобы я сказала правду! Оно и понятно, такое вытворить, что самому наверное противно….
- Алёна Дмитриевна, вы не могли бы уже перейти к делу? Что конкретно натворил суворовец? – поторопил её Ноздрёв.
- Он меня изнасиловал! – выдала практикантка, театрально пустив слезу. Надо сказать, актриса из неё получилась что надо. Такое заявление повергло всех присутствующих в шок. Первым из оцепенения вышел Макс. Он захлопал в ладоши:
- Браво! Сам бы я до такого не додумался! Версия отпад просто! – парень был уже на грани истерики. – Неужели кто-то поверит в этот бред чистой воды? А ничего, что ты сама меня домогаешься? – чуть не кричал на неё Максим.
- Это правда! – вдруг выдал молчавший до сей поры Хлебников. Уж больно сильно ему досталось от Макса.
- Чё сказал??? Надо было тебя добить! – Смерил его недоумённым взглядом Макаров. – Полин! – Обратился он девушке. – Что же ты молчишь? Скажи, за что я его? Ты же знаешь правду! – его голос дрожал, он с силой сжал кулаки так, что сквозь пальцы просочилась кровь. Полина еле сдерживала подступившие слёзы. Она молча встала и вышла из кабинета. Макаров же с ненавистью смотрел на Алёну.- Слыш, стерва, да ты больная! Тебе лечиться надо!
- Макаров, покиньте кабинет. Советую завтра подготовить рапорт на отчисление, – сделал заключение Ноздрёв. Он даже не стал разбираться.
- Подожди, Максим! – остановил его Кантемиров. – А где собственно доказательства того, что он действительно её изнасиловал? – обратился он к полковнику.
- У меня нет времени копаться в этом деле дальше. Это между прочим ЧП! Вы кулаки его видели? А показания свидетеля слышали? Лично для меня этого достаточно. Так что всё, Макаров, свободен! – сказал он как отрезал.
Максим вышел из кабинета. Доказательств у него не было, равно как и у этой училки, но все почему-то поверили ей. А самое страшное, что, Полина, похоже, тоже поверила ей, а не ему. Парень не будет писать рапорт. Он ему не понадобится. Макаров решил использовать свой последний шанс. Сегодня он должен поставить в этом деле и не только жирную точку. Он доплёлся до казармы. Попросил ребят его прикрыть на пару часов. Сам тем временем вышел на улицу и пошёл к Полине. И вот он уже у её двери звонит в звонок. Дверь открыл Андрей. Смерил убийственным взглядом парня.
- Мне надо с ней поговорить! – пробормотал парень. Но Андрей лишь покачал головой:
- Я тебя близко к ней не подпущу!
- Пожалуйста, дай мне с ней поговорить! Я не виноват! Меня подставили! – чуть не кричал Макс.
- Ты уверен, что тебе это нужно?
- Да нужно!
- Ладно. – Он пропустил парня в квартиру. – Только если у тебя нет доказательств, что тебя действительно подставили, я тебе не завидую. Потому что у нас есть доказательство того, что Алёна говорила правду!
Полина вышла в коридор. – Андрей оставь нас ненадолго! – и брат вышел на кухню, пообещав не вмешиваться.
-Поль, скажи, что ты веришь мне! Ты же знала о её намерениях! Почему ты молчала и не сказала, из-за чего я избил Хлебникова? Я ведь сделал это из-за тебя!
- Пока ты там защищался, Алёна мне интересные картинки показала. – Она достала пачку фотографий и вложила их в руки Макарову. Он посмотрел снимки. На них он якобы зажимает Алёну. Потом показала видео, которая Алёна любезно скинула Полине на телефон. Там он сидел за столом и писал контрольную, а училка нагло залезла к нему под стол и так далее. А дверь на ключ предварительно запер он, а не она, в отличие от того, что было на самом деле.
- Полиночка, да это же чистой воды фотомонтаж! – воскликнул парень.
- Ага… А это стало быть, видеомонтаж? – Указала она на телефон.
- Именно он и есть! Причём дешёвый! Давай с тобой пройдём к мастеру таких штучек, и он в раз всё исправит, и ты увидишь то, что было на самом деле! Это она меня домогалась! – Макаров еле сдерживал слёзы.
- Я никуда с тобой не пойду! – отрезала девушка, она тоже чуть не плакала.
- Значит, не веришь,… Я тебя люблю… - пробормотал он, направляясь к двери. – Прощай.…Но знай, что я перед тобой чист! – Он вышел из квартиры и помчался вниз по ступенькам.
Макаров шёл по лужам, не разбирая дороги. Всё же было так хорошо, и тут бац …и всё в один миг рухнуло,…она ему не верит. Жизнь закончилась. Парень не помнил, как добрался до училища. Он прошёл в казарму и упал на кровать. Его отстранили от занятий до прибытия начальника училища, который на данный момент был в отъезде. Новость по суворовскому разлетелась со скоростью звука.
- Макар, ну как сходил? – осторожно тронул его за плечо Сухомлин. Он был одним из немногих, кто верил Максу, А потому старался всячески его поддерживать.
- Никак… - выдавил Макс, не вставая с кровати.
- Держись, братан! Через два дня приедет Генерал. Вот увидишь, он во всём разберётся и выведет эту шмару на чистую воду.
- Сухой, да мне уже всё равно…- Он поднялся с кровати и пожал Илье руку – спасибо брат! Я пойду, покурю, башка трещит. – Вышел из казармы и направился в умывальник. Выкурив пачку, парень вернулся в казарму, достал из кармана кителя флэшку с видео и фотки, которые он забрал у Полины. – Сухой, у меня к тебе будет одна просьба. Ты можешь отдать вот это всё мастеру, который проявит в оригинале?
- Не вопрос, только это время займёт. А так неплохая идея. Я бы даже сказал, твой единственный шанс доказать свою невиновность. – Загорелся Сухомлин, он был рад чем-то помочь другу. Да и не только он. Ещё печка, трофим, соболь и синица.
- А не надо никому ничего доказывать! Ты просто отдай оригиналы Полине, когда сделаешь. Ок?
- Договорились!
В казарму зашёл Кантемитров. Он очень переживал за Макса.
- Макаров, слышишь! – тронул его за плечо., - Сынок, ты не переживай сильно то. Разберёмся. Ну а то, что тебя отстранили пока, так это временно. – В дверях показался Василюк. – Палыч, ну не верю я, чтобы он смог такое вытворить! С его -то внешними данными, да перед ним все бабы штабелями складываются. Выбирай, не хочу! Ну, нафига ему сдалась эта училка?
- Адамыч, что ты мне – то это всё рассказываешь? – Вздохнул Василюк. Мы ведь с тобой ничего не решаем. Строй взвод на ужин. – Философ построил ребят и отравился с ними в столовую. Только Макаров остался в казарме один. Он достал телефон и набрал заветный номер «Это последний раз, когда я попытаюсь тебе что-то доказать…» Но в итоге Полина даже не ответила на звонок. Она лишь прислала СМС – «не звони мне больше! И адрес мой забудь!»Это стало последней каплей в чаше его терпения. Он сполз с кровати на пол, уронил голову на колени. Макар больше не смог сдержать слёз. Так Макс просидел до отбоя и даже больше. Никто его трогать не решался. Ребята не спали до самого утра, караулили парня. Но под утро их всё же сморил сон. И только Макаров не спал, а продолжал сидеть на полу у кровати. Поняв, что все спят, парень поднялся с пола и медленно поплёлся в умывальник. До подъёма оставался час. Макс достал лезвие, резанул по венам «Вот и всё… скоро всё закончится…»
Настало время подъёма, ребята одевались, заправлялись. На вопрос философа где Макаров, все пожали плечами. Первым пошёл в умывальник Соболев. Открыв дверь и пройдя немного вглубь помещения, парень заорал на всё расположение. На полу в лужи крови лежал Макс, он был без сознания. Кирилл подскочил к нему, не обращая внимания на кровь, опустился на колени, стал судорожно рвать на себе рубашку и перевязывать Максиму запястья.- Макар, слыш, Макс! Ну зачем? Я не дам тебе вот так уйти! Не смей умирать! Скорую, кто-нибудь вызовите скорую! – рыдал Соболев.
На крик прибежали остальные во главе с философом, который уже набрал по мобильнику 03 и сообщал координаты. Кантемиров прошёл в умывальник и опустился рядом с Соболевым. Он пытался нащупать у Макарова пульс. Он был очень слабым. Слишком много крови на полу. Слишком уж парень хотел уйти из жизни и действовал наверняка. Кантемиров жестом показал, чтобы все оставались в расположении.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 23:11 | Сообщение # 14
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Полина проснулась утром. В тот день ей нужно было в училище к первой паре с самого утра. Приехав в суворовское, она заметила скорую возле крыльца и столпившихся суворовцев. Кого-то вынесли из здания, в котором располагались казармы, и поместили в машину скорой помощи, которая с сиреной умчалась в больницу.
- Иван Адамович, а за кем скорая приезжала? Что-то случилось?
- Случилось, Полина Сергеевна, ох случилось… Пройдёмте ко мне в кабинет. пробормотал философ, пропуская девушку вперёд. Идя по коридору Полина увидела суворовцев третьего взвода первого курса, которые молча сидели на корточках вдоль окон. А некоторые тихо всхлипывали. Ребята явно были в шоке. Зайдя в кабинет Кантемирова, Ольховская присела на стул у стола, философ же расположился напротив.
- ЧП в третьем взводе? – тревожно спросила Ольховская.
- Да, там… Суворовец один вены вскрыл… - Кантемиров не хотел сообщать о Максе Полине, ведь он знал, что между ними какие-то отношения. – Полиночка, давайте, вы сейчас отведёте занятия, а потом мы с вами поговорим. Ребят не хотелось бы оставлять без присмотра.
Прозвенел звонок, и Полина отправилась в свой кабинет. Алёна, узнав о ЧП, под предлогом плохого самочувствия ретировалась обратно домой. Так что теперь Ольховской снова пришлось преподавать в третьем взводе. Зайдя в кабинет, она окинула взглядом присутствующих, пытаясь понять, кого нет. Ведь одного из них увезли на скорой. Она задержала тревожный взгляд на первой парте, которая была пуста.
- Товарищ преподаватель, третий взвод к уроку этики и эстетики готов! Отсутствует вицесержант Соболев – в медпункте. Докладывает дежурный Вавилов.
Полина кивнула, жестом указав ребятам сесть. «Значит не Макс… Но где же он тогда?». Полина открыла журнал, Макаров зачёркнуто карандашом. Дав ребятам самостоятельную, девушка набрала его номер- абонент не абонент. Когда занятие закончилось, Ольховская села за тетради. Через некоторое время в кабинет постучали, зашёл бледный Сухомлин. Полина вопросительно посмотрела на него.
- Я здесь по просьбе Макса. – сказал он и бросил фотографии и видео в оригинале ей на стол.- Вы хотели доказательства? Вот они! Остальное на вашей совести!
Полина сначала посмотрела видео, затем фотки. «Господи, он же действительно не виноват… какая же я дурра…»
- Илья, а где сейчас Максим? – посмотрела на него девушка, её голос дрожал.
- Надеюсь, что на этом свете!- холодно ответил парень. – Во всяком случае, когда скорая увозила, живой был.
- То есть как? – Подобное заявление повергло Полю в шок.- Это Макарова скорая увезла? Это он вскрыл вены???- Сухомлин молча кивнул, не в силах вымолвить ни слова.
- Я пойду… Не могу я тут больше…- Он резко развернулся и вышел из кабинета. Ольховская закрыв лицо руками разрыдалась.
Придя немного в себя, Полина уточнила, в какую больницу увезли Макса. Приехав туда, она заметила у дверей реанимации Петра Ивановича. Он сидел, опустив голову, о чём-то думал. Полина не решалась с ним заговорить, присела рядом. Но она не смогла молча сидеть. Через некоторое время Макаров –старший услышал всхлипывания и повернув голову, увидел Ольховскую.
- Извините, девушка! Это же вы были тут, когда мой сын в аварию попал? Ольховская кивнула. – Вы так за него переживаете, что смею думать, вы и есть та самая тайная любовь Макса? – Полина не знала, что ответить и Пётр Иванович понял, что сейчас не самый подходящий момент для подобного рода расспросов. – Можете не отвечать! И так всё ясно. – Поспешил успокоить её отец Максима.
- Скажите, - наконец подала голос Поля, - как он там?
- Пока никто не выходил и ничего не говорил. – Макаров развёл руками. – Будем надеяться, что всё обойдётся. И спасибо вам! – неожиданно произнёс Пётр.
- А мне – то за что?
- Что-то мне подсказывает, это благодаря вам он изменился в лучшую сторону. Дури, правда, осталось немеренно. Это я упустил! Я очень мало уделял ему времени. Всё пропадал постоянно в делах и работе. С ним всегда была мама. Она его лечила, когда сын болел, водила по всяким развивашкам, зоопарки, аттракционы – всё на ней. Он ни в чём не нуждался и не нуждается! Ума не приложу, как ей об этой катастрофе сообщить! Она же не переживёт! И о чём он только думал! – Сокрушался мэр. – Я же для них старался! Всё в дом! Всё! Только бы им было хорошо!
Так время шло, и наступил вечер. В коридоре показался врач:- переливание мы ему сделали. Окончательный вердикт выносить пока рано. Надо хотя бы дождаться завтрашнего дня. – Сообщил доктор.- Не вижу смысла здесь сидеть. Минимум до утра он в сознание не придёт. Во всяком случае, маловероятно. Уж слишком много крови потерял. На данный момент состояние стабильно тяжёлое. – Спасибо доктор. Могу я посидеть возле него хоть пару минут?- с надеждой спросил Макаров.
- Завтра! – отрезал врач. – Если не станет хуже, я выпишу вам пропуск. Год назад я так же сына ждал… тоже натворил делов… Да так и не дождался… Он скончался на третьи сутки так и не придя в себя.
- Примите соболезнования! – пробормотал Пётр Иванович. Он не ожидал, что врач ему откроет свою боль. Макаров поднял на доктора вопросительный взгляд. И тот сразу без слов понял, о чём хочет спросить Пётр Иванович.
- Девушка не дождалась с армии… Дури в голове… вот и натворил… А девушка та теперь на могилку ходит цветочки носит да слёзы льёт. Только что уж теперь изменишь!- сказал доктор и скрылся за дверью реанимации. А Пётр Иванович стал успокаивать Полину, которая теперь чуть не зашлась в истерике.

В расположении третьего взвода первокурсников в тот день было непривычно тихо. Каждый из ребят молча переваривал утреннее происшествие. А пятёрка макаровских друзей впервые за последние два дня ни разу не накосячила. Их так и звали «Макаров и Ко ». Никто не травил анекдотов после отбоя в умывальнике. Умывальник… Это слово из кошмара заставляло чаще стучать сердца каждого из великолепной пятёрки. Кирилл неподвижно стоял в проёме перед умывальной комнатой. Перед глазами лужа крови и его лучший друг. Сухомлин безмолвно сидел в комнате досуга. Перед ним доска с незаконченной партией шахмат. Он всегда играл в эту игру со своим лучшим другом, а эту партию они не доиграли. На ужин, кажется, позвали. Перепечко грустно смотрел в окно– простой деревенский парнишка. Пухлый неуклюжий, постоянно влипал в неприятности. Из которых ему всегда помогал выпутываться его лучший друг. Никто даже предположить не мог, что он так легко сдружится с сыном мэра – местным мажором шутом и балагуром. Но именно Степану тот первому доверил свои самые сокровенные тайны. А он, балбес, тут же растрепал их остальным. Трофимов –« казанова – гроза района» - обозвал его как-то Макс. С тех пор и приклеилось. Сашка даже список составил, чтобы встречаться с девушками согласно алфавиту. И помог ему в этом его лучший друг. Однажды они даже поссорились, дойдя до буквы «П». Макс тогда сказал, чтобы с Полинами тот не знакомился и не опошлял это светлое имя. Синицын – однажды его подставили, подкинув в тумбочку наркотики. А лучший друг бегал по училищу собирал подписи, чтобы его не выгнали, доказывая всем, что синица не мог быть причастным к этой белой дряни. И его тогда оставили.
К утру ребята составили петицию, где каждый поставил свою подпись. Петицию о невиновности суворовца Макарова. В приложении они прикрепили оригиналы видео и фото. Они и без этих аргументов верили Максу, но генерал верит только материальным доказательствам и тому, что видит и слышит сам. К обеду петицию подписали и офицеры-воспитатели. Даже Ротмистров взял свои слова обратно. Теперь оставалось дождаться Матвеева.
На следующий день дневальный сообщил новость: в третий взвод первого курса придёт новенький. Из Москвы перевели.
- Так это что, вместо Макарова что ли? – Пришёл в ужас Сухомлин.
- Чего не знаю, того не знаю. Но то, что он будет учиться с вами – это однозначно. Он уже медосмотр прошёл, так что к вечеру ждите. У меня тётя в нашем госпитале работает. Она и передала, – ответил дневальный. Сухомлин сообщил новость остальным.
- Не, ребят, Максову кровать ему точно отдавать нельзя! Я лично за неё костями упрусь, если надо будет! – возмущался Трофимов.
- А с чего ты взял, что он именно его кровать займёт? – удивился Сухомлин. – В казарме вон ещё три койки свободны.
- Борзый он, ребят! Мне старшаки рассказали. Для него закон не писан. Родаки у него какие-то шишки в столице.
- Ну ничего! Перевоспитаем! Макар тоже не вчера из яйца вылупился. Да и батя у него повыше будет. Чем какие-то шишки из Москвы.- Вставил слово Синицын. –А вообще ребят, предлагаю раньше времени не заморачиваться.
- Слыште, пацаны- подал голос Перепечко. – А вдруг Макар ну это, того… Не выживет?
- Печка, умолкни! – показал ему кулак Соболь. - Он будет жить, и учиться с нами тоже будет! Ясно?
В казарму зашёл философ: - ну что, залётчики? В вашем ряду пополнение. Прошу любить и жаловать – он пропустил вперёд высокого темноволосого парня. – Знакомьтесь, Александр Царёв. Перевёлся к нам из московского суворовского. Ну вы тут познакомьтесь пока, а через полчаса строиться на обед. – философ вышел.
Новенький осмотрел казарму, размышляя, где бы ему приземлиться. «О, вот эта неплохое место у выхода» - Он хотел было занять место Макарова.
- Э не, чувак!- остановил его Соболев. – Это место занято. – Парень в упор подошёл к Царёву. Кирилл помнил его с Москвы. Он тоже оттуда перевёлся, правда, учился он там только пару месяцев. – и ещё, учти, что твои московские замашки тут не прокатят!
- Уж не твоя ли это кровать, а Соболь? – съязвил ему новенький.
- Это макара. Он скоро будет в строю. Так что поищи себе другое место! – процедил он сквозь зубы.
- А, тот самый что ли? Который суицидник? Наслышан! – Он не успел договорить, Кирилл схватил его за грудки:
- А тебе вообще желательно свой хавальник в его сторону не открывать! – прошипел он и, резко отпустив парня, молча вышел из казармы.
- Слыш, Соболь!- последовала за ним вся пятёрка друзей. - А ты что с ним знаком?
- Было дело, пересекались. – Ответил Кирилл. – Гнида он ещё та! Видали, как оперативно инфу на макара накопал? Советую всем держать ухо востро.
Ребята кивнули и пошли к Ивану Адамовичу. Тот сообщил им радостную новость: Макаров пришёл в сознание. И его можно будет навестить. Он выписал всей пятёрке увольнительные на пару часов. А так же он рассказал ребятам, что сегодня приехал генерал, и дал добро на восстановление Макарова в ряды суворовцев. Ребята отправились в больницу к другу.
Купив по дороге фрукты и сок, суворовцы добрались до больницы. Они шли по коридору, громко споря, кому макар будет рад больше остальных. Приближаясь к палате, друзья увидели родителей Макса, которые как раз выходили оттуда. Ребята поздоровались, спросили, можно ли к Максу. Пётр Иванович дал добро.
- Ну как ты? – спросил Соболь, когда все уже были в палате. Макаров был рад видеть эти лица.
- Нормально, – ответил он. Соскучился по вам, вы даже не представляете, как!
- А мы –то как соскучились! – вставил слово печка. – я вот тебе булок со столовки натаранил! – Он потряс пакетом, улыбаясь во весь рот.
- Что, печка, скучно стало в одну харю точить? – засмеялся Сухомлин.
- Спасибо, Стёп! – улыбнулся Макс. – Будем точить вместе.
Друзья всячески старались развлекать Максима. В палате стоял дикий ржач. Дверь открылась. Все повернули головы и увидели Полину.
- Ну ладно, Макс, нам уже пора! Выздоравливай! – Стал всех собирать на выход Сухомлин. Так ребята в спешке покинули палату.
Полина молча села на стул возле кровати. Парень отвернулся к окну. Молчал. Ольховская несмело взяла его за руку и вдруг уткнулась лицом. Он почувствовал её слёзы на своей руке.
- Поль, прости меня…. Не плачь, пожалуйста! – его голос дрожал, в глазах скопились слёзы. – Я тебя очень люблю!
- Нет, Макс, это ты меня прости! - плакала Полина. Теперь она уткнулась ему в плечо. – Я тебя тоже очень люблю.
Макаров обнял её одной рукой, второй гладил рыжие волосы. – Может я все-таки умер и попал в рай? – с трудом верил в происходящее парень.
- Давай будем считать, что тебе просто приснился кошмар? – пробормотала девушка. Она подняла голову и поцеловала его в губы. В этот момент в палату зашла Лариса. Полина резко отстранилась от Макса и, хотела было убрать руку с его руки, но парень задержал её.
- Сынок, я тут тебе витамины принесла, которые врач посоветовал… - Макарова заинтересованно посмотрела на девушку.
- Мам, познакомься, это Полина, моя невеста!- Решил Макс сразу расставить все точки над ё, заметив испуганный взгляд девушки.
- Здравствуйте, Полина, рада познакомиться! – улыбалась женщина. Хотя, надо сказать, она была потрясена заявлением сына. – Максим, я надеюсь, свадьба не завтра? – Обратилась она к парню.
- Нет, мам, конечно позже. До восемнадцати доживу, а там может и свадьба.
- Ну, спасибо и на этом! – воскликнула Ольховская. А я уж было подумала, у меня и времени для принятия решения не осталось. «Ну, Макаров, я тебе это припомню…»- думала девушка про себя.
- Ой, ребятки, с вами весело, но мне пора бежать, – засобиралась Макарова.- Петя ждёт в машине. Полиночка, вы заходите к нам, мы обязательно с вами обо всём поговорим!- улыбнулась она и направилась к выходу.
- Хорошо, как-нибудь зайду, – ответила Полина. А Макаров тем временем довольно улыбался. Он всё ещё продолжал держать её за руку. – Максим, ну вот что ты делаешь!
- А что я? Я ничего! – Он хотел было поцеловать девушку, но та вдруг взвизгнула, с ужасом смотря на запястье его руки. Бинт насквозь промок и стал красным. Максим проследил за её взглядом. – Поль, позови медсестру, она перевяжет. Видно практикантка с утра бинты пожалела, вот и промокло.
Полина выглянула в коридор и позвала медсестру. Та зашла в палату, заменила бинт и вернулась на пост, предварительно дав понять, что время посещений вышло. Макаров заметил в глазах Поли слёзы.
- Макс, мне пора идти – пробормотала она, наклонилась и обняла парня, пряча лицо, по её щекам заструились слёзы, капая Максу на висок.
- Полечка, любимая, только не плачь! – шептал Максим, крепко обнимая её. Он взял её лицо в свои руки и припал своими губами к её губам. Его пальцы тем временем заботливо и нежно вытирали слёзы с её щёк. – Всё будет хорошо. И завтра ты снова ко мне придёшь, да, Полин? – она молча кивнула, отстранилась от него.
- Я тебя люблю! – пробормотала Ольховская и вышла из палаты.
- Я тебя тоже люблю, солнышко! – Крикнул парень ей в след.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 23:14 | Сообщение # 15
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Полина пришла в училище. Сегодня к ней на занятия должен прийти третий взвод. Скоро прозвенит звонок, а у неё ещё тетради не все проверены. Она поздно вернулась от Макса и не успела закончить все дела. Поэтому ей будет чем заняться после первого занятия в перерыве. А пока Ольховская открыла журнал, чтобы выставить оценки проверенных работ. В конце списка девушка заметила незнакомую фамилию. «Новенького что ли зачислили… ладно, разберёмся.» Полина закрыла журнал и отправилась в учительскую за мелом. Как раз прозвенел звонок и в аудиторию стали заходить суворовцы.
- Слыш, Царёв! – возмутился Соболев, заметив его за первой партой.- Это место занято!
- Окулярусы протри! Оно свободно! – нагло развалился тот на месте Макарова.
- Я тебе сейчас фокус поправлю! Если не сгинешь отсюда! – зашипел на него Кирилл. В это время в кабинет зашла Полина. Ещё в коридоре она услышала перепалку суворовцев.
- Так, что здесь происходит? – строго спросила девушка. – Рассаживаемся все!
Кириллу ничего не оставалось, кроме как подчиниться. У них во взводе все уважили Полину и теперь, в отсутствие Макса старались держать марку, а если понадобится, то и в драку за неё влезут. В обиду не дадут. Александр же, который новенький, остался довольным. Он думал, что ему удалось отвоевать место за первой партой. Парень принялся в открытую пожирать глазами молоденькую учительницу. «Ух какие тут училки оказываются преподают…Надо бы закинуть удочку…»
Полина же, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, подняла голову и встретилась с ним глазами. «Какого чёрта он так на меня пялится? Только этого мне не хватало…». Девушка поспешно отвела взгляд. Царёв же довольно ухмылялся. Он принял этот жест на свой счёт. А когда Полина проходила мимо между рядами, парень даже присвистнул ей вслед. Девушка решила не обращать на него внимание. Зато Сухомлин, который сидел за ним, отвесил ему звонкий подзатыльник и показал кулак. Царёв повернулся к нему, зло сверкнув глазами.
- Ещё раз такое повториться, свистульку сверну!- спокойно прошипел Илья.
- Испугал козла капустой! – нагло ответил тот.
- Ну это мы ещё посмотрим. – стоял на своём Илья.- А вот про козла это ты верно подметил.
В это время у учительницы зазвонил мобильник и она вышла в коридор, оставив дверь чуть приоткрытой.
- Ксюш, но мы же с тобой уже разговаривали на эту тему! Я тебе помогла просто так! А ты мне что взятки тут выдумываешь…. Ну хорошо, - Полина уже заходила в класс, – подари мне китайские розы это мои любимые!- шутила девушка и отключила мобилку, продолжив вести занятие.
Царёв чётко расслышал конец разговора. «Китайские розы значит…»
Полина отвела последнее занятие и собиралось заскочить к подруге, а потом к Максу в больницу.
- Полин Сергеевна! Полин Сергеевна! – окликнули её. Она обернулась и увидела дежурного по КПП, который бежал за ней, держа в руках букет китайских роз. – Вот, вам просили передать!- дежурный протянул девушке букет.
- Кто просил? – удивилась Ольховская.
- Там записка, может и подписались. Прочтите, узнаете. Я на КПП увидел букет, а кто передал - понятия не имею! Да и какая разница? Букет же красивый! Берите, Полина Сергеевна!
- Ну хорошо, спасибо! – девушка взяла букет и прочла записку: «МОЕЙ ПОЛИНЕ».
«Отлично… так мог подписаться только Макс, но он в больнице. Значит это прикол Ксюхи…. А на приколы принято отвечать приколами»- думала девушка. Она стала звонить подруге: - Что я могу сделать для МОЕЙ КСЕНИИ? -Смеялась Ольховская… - Уважаемая Ксения, мне лестно ваше внимание, но моё сердце целиком и полностью занято одним суворовцем!... Что значит, зачем я тебе это повторяю? А вообще могла бы цветы и дома подарить, а не тащить их на КПП… и вообще я насчёт цветов пошутила…. Как не ты??? А кто тогда??? Ладно разберусь… - Полина нажала на сброс. « неужели Макс опять вычудил…»
Тем временем Илья и Кирилл навестили друга в больнице. Они решили рассказать ему про нового кренделя в их взводе.
- Вот ты тут валяешься, А твою Полинку активно клеит новенький! – распалялся Соболев.
- Соболь, а подробней?
- Сидит на твоём месте, весь такой из себя царь и бог. Ты бы видел, как он на неё смотрит! Глазами пожирает в открытую, никого не стесняясь! Намёки двусмысленные делает, опять же в наглую! Самоуверенный до ужаса!
- А она?- Макаров занервничал. – Соболь, а чё она?
- Ну чё-чё… не замечает или делает вид, что не замечает. Сухой вон ему даже аплеуху влепил, а ему хоть бы хны. Прёт, как в танке! Так что ты это, быстрей возвращайся уже! Полина конечно, повода ему не давала, в этом будь спокоен. Да и мы на чеку. Но тягаться под силу с ним только тебе. Это ж мажор Московский.
- Что ещё про него можете рассказать? – заинтересовался Максим.
- Борзый он, сука. Хотел в казарме твоё место занять, но мы не дали. Он в Москве лидером был. И тут решил им стать. С ним лучше не связываться. Но теперь видимо придётся. Он же на Полину глаз положил.
Макаров сжал кулаки «По всем фронтам соперник, значит, нарисовался, откуда не ждали»- Ладно, разберёмся.
Ребята, посидев ещё некоторое время, поехали обратно в училище. Немного погодя, в палату зашла Полина. Девушка вся светилась. И это не укрылось от парня.
-Маакс, я так соскучилась! – она поцеловала его в щёку и потрепала светлую шевелюру рукой.
- А я-то как соскучился! Ты даже не представляешь! – Он притянул её к себе и поцеловал в губы долгим нежным поцелуем. Потом начал спускаться к шее.
- любимый, я не перестаю тебе удивляться! – бормотала девушка. – Признавайся, ты опять в самоволку ходил?
- МММ? – вопросительно промычал парень, не отрываясь от девушки. Его руки уже блуждали под её кофточкой, как вдруг:
- Макаров, это не смешно! Обязательно надо было сваливать с больницы, чтобы подарить мне китайские розы? – прерывисто дыша, спросила девушка.
Макар же замер, переваривая услышанное. «Какого хрена ей кто-то дарит цветы. Да ещё и её любимые…» Он медленно отстранился и посмотрел на неё непонимающим взглядом. – Солнце, ты о чём?
- Ну, цветы на КПП – это же ты оставил? И записка ещё. – Она не поняла его реакции. Теперь он вообще показался ей каким-то растерянным.
- Записка говоришь? «Ах ты ж урод московский… ну подожди, я тебе устрою» А что, в этой записке моим именем подписались?
- Да нет. Не чьим именем не подписались, вот она. – Теперь уже Ольховская ничего не понимала. – Поля протянула ему записку. Так это что, не ты? – Недоуменно спросила она.
Максим взял записку и побледнел «С какого хрена она твоя-то… » Почему-то он был уверен, что этот тайный воздыхатель и есть тот самый московский выскочка.
- Полин, ты мне ничего сказать не хочешь? – Максим уже начинал ревновать, и это не укрылось от девушки. Он внимательно смотрел на неё.
- Макаров, что за тон? Я ничего от тебя не скрываю. Что за подозрения?
И Максим не выдержал. Он вскочил с кровати: - да потому что я не дарил тебе никакие цветы! И подписываюсь я всегда своим почерком, если ты ещё не забыла! – Он почувствовал, как из носа пошла кровь, и направился к раковине, включил воду, чтобы смыть кровь. Перед глазами всё помутнело. – Блин, чё за фигня, а? - Пробормотал Максим, ухватившись за раковину. Полина увидела, что ему плохо, подошла к нему и хотела усадить обратно на кровать, но Макаров резко скинул её руки, продолжая держаться за раковину. – Поль, если ты приходишь ко мне из жалости, то не надо больше этого делать.
- Макс, да что с тобой? Из-за какой жалости? Я прихожу к тебе, потому что люблю тебя! Слышишь? Люблю! Да если бы я знала, что цветы прислал не ты, я бы их даже брать не стала! Вот приду домой и выброшу их к чёртовой матери! Только, пожалуйста, успокойся! Ты же себя изводишь! – Всхлипывала девушка. Видя, что ему лучше не становится, Ольховская позвала медсестру.
- Макаров, завтра тебя хотели выписывать, да смотрю рано тебе ещё! – воскликнула медик, смерив давление, которое оказалось достаточно высоким. – Видимо посещения надо сократить, чтобы лишний раз не нервировать тебя, да?
- Да всё, я уже нормально! – поспешил ответить ей Максим. Перспектива лежать тут и дальше, когда в училище такие страсти творятся, его угнетала.
- Точно лучше? Ну, смотри! – на всякий случай спросила медик, и, получив утвердительный кивок, вышла из палаты.
- Поль, любимая, прости! Я чёт завёлся не по теме!- взял девушку за руку Макаров.
- Максим, глупенький, поверь мне, кто бы это ни был, у тебя нет повода для беспокойства! Я люблю только тебя! И кроме тебя мне никто не нужен! – Она нежно погладила его по щеке.
- Мм, Полинка, я тебя обожаю! – Он прильнул к ней, жадно целуя в губы. – Поль, а ты веришь в любовь с первого взгляда?- спросил Макаров, когда они, наконец, оторвались друг от друга.
- Даже не знаю. А к чему ты это спросил?
- Да просто раньше я не верил, что такое бывает, до встречи с тобой. Я как тебя увидел – сразу пропал, правда, не сразу это понял, - признался ей Максим. Я поначалу даже испугался, что ты у меня из головы не выходишь.
- Ну, раз на то пошло, - поспешила ответить Поля на заданный ранее им вопрос, - со мной произошло нечто подобное. – Она засмеялась. Ты себе не представляешь, как МНЕ было страшно. Тебе, на секундочку, восемнадцати нет, и даже шестнадцать ещё не исполнилось!
- Мне, на секундочку, скоро шестнадцать! – серьёзно ответил парень. – а там и до восемнадцати всего каких –то пару годков.
- Да, я знаю, твой день рождения седьмого июня! – Неожиданно выдала Ольховская.
- Так, у нас что, батл «ПРОВЕРЬ СВОЮ ПОЛОВИНКУ, НАСКОЛЬКО ОНА ЗНАЕТ ТВОЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ?» - удивился Максим. – Тогда спешу вам кое - что показать! – Он взял свой телефон с тумбочки, нашёл нужную фотографию и протянул его Полине. Девушка посмотрела на фото. Там на листке из тетради было выведено и взято в сердечко красным фломастером графическим почерком: «the love of my life Д/Р О7.О5».
- Похоже, настала моя очередь удивляться! – Улыбаясь, смотрела на Максима Полина. – Макс, я серьёзно! Откуда у тебя это? Как ты узнал?
- Ой, Полечка, это долгая история! Ну, раз тебе так интересно, тогда пристегни ремни и слушай! Огрёб я тогда по самые уши. Из нарядов месяц не вылазил. А всё потому что, на эту идею меня натолкнул печка, будь он неладен. – Полина засмеялась. – Тебе уже смешно, дальше будет полный капец. – заверил её Макс. – Связался, значит, я на свою голову с этим вини-пухом. Это дитя агронома якобы где-то услышало, что у тебя в течение текущей недели днюха намечается. А вот число ну никак не вспомнит бедный. На минуточку, тогда было начало осени на дворе. Ну да не суть важна. Мне-то надо срочно конкретную дату узнать. Печка ещё трепался, мол, точно не сегодня и не завтра, короче у нас три дня, а дальше может быть поздно. И ничего более умного в мою светлую голову не пришло, ввиду отсутствия времени, кроме как проникнуть в преподавательскую и дюзнуть оттуда журнал. Сначала мы его утащили. Но это ровно до аудитории, там нас препод перехватил, журнал таки выпал у меня из кителя. Впаяли три наряда и выговор… строгий. Ладно, чё. Осталось два дня. Я не знаю как, но этот вини-пух, чтоб его… Стоял на тумбочке. Я на паре. Он вызывает меня, типа на КПП приехали. Я выхожу, он тащит меня за руку в туалет. Просит подождать его там. Сам убегает. Через некоторое время возвращается с журналом в руке. Передаёт его мне, сам опять убегает. Я сижу значит в туалете, судорожно листаю журнал в поисках заветной даты рождения… Дверь тихонько скрипнула… В общем застукал меня с журналом философ…В тот вечер с меня двадцать пять потов сошло. Уж кант постарался. Плюс три наряда плюс два строгача с занесением в личное дело. А Перепечко опять не пойман – не вор. Ну как говорится, Бог любит троицу. Остался один день. Вскрыли, значит, мы с печкой ночью замок в преподавательской… шпилькой… Я нашёл журнал, схватил его, нашёл таки дату твоего рождения. Сначала чуть не визжал от восторга. Потом на дату посмотрел, что день рождения- то весной у тебя. В общем, я готов был его убить, прям там. Через доли секунд я пожалел, что не прибил его мгновенно. Этот кабан захлопнул дверь! Замок защёлкнулся, а шпилька осталась с той стороны в замке. Так мы переночевали в преподавательской. И если я в ту ночь глаз не сомкнул, тот этот дятел храпел как перфоратор, уютно устроившись прямо на столе Палочки. Который собственно нас и освободил из заточения под утро.… Он впаял нам обоим по нарядам до конца месяца. А чтоб нам было нескучно… Короче «война и мир» в трёх томах имела меня долго и тщательно по ночам в кошмарных снах. Я её вызубрил почти со знаками препинания.
- Макс, прям захватывающее приключение вышло! – пребывала Полина в лёгком шоке.
- Да это ещё что. А вот цветок увядший, фикус кажется, в преподавательской стоял. Так вот увял он тоже благодаря печечке. Ему ж, пока мы там ночевали, приспичило не вовремя, ну он и полил цветок своим шлангом, садовод огородник блин!
Они ещё немного посмеялись, и Полина, посмотрев на часы, засобиралась домой.
- Надеюсь, со следующей недели ты вольёшься в ряды суворовцев! – Она поцеловала его на прощание и вышла из палаты. А Макс, окончательно успокоился и, воткнув наушники в уши, включил плеер. Настроение у него улучшилось.

В субботу вечером помощник мэра забрал его сына из больницы и отвёз домой. Там Макарова-младшего ждал приятный сюрприз. Зайдя в квартиру, он увидел Полину, которая мило о чём – то беседовала с его мамой на кухне. На это зрелище он был готов смотреть вечно.
- Сыночка, наконец-то ты дома! – обрадовалась Макарова и поцеловала сына в макушку.
- Мам, я тоже рад тебя видеть!
- Привет! – улыбался он девушке - Я щас! – Сказал он и скрылся за дверью ванной комнаты. А Лариса тем временем очередной раз варила кофе. Уж больно ей понравилась Полина. Она принесла альбом с детскими фотографиями Макса и стала воодушевленно комментировать каждое фото.
- А однажды мы гуляли с Максимом на детской площадке, - Вспоминала Лариса истории из детства сына. – Ну, Максим играет в песочнице. Ко мне подходит какой-то солидный мужчина в смокинге и начинает о чём – то спрашивать. Так сынуля мой, заприметив незнакомого дяденьку, летит ко мне на всех парах в руках тащит грузовик с полным кузовом песка, вываливает этому дяде на голову и говорит «Если ты есё лас подойдёс к моей маме, я папе сказу, он тебе по голове настучит». – смеётся…
- Не так мам! – Подал голос Макс, который переодетый вышел из ванны. – Во первых, он к тебе не просто подошёл, а нагло приставал, а во вторых, я ему сказал, что папа зашлифует ему бампер!
-Это сколько ж ему лет тогда было? – смеялась Полина.
- Где-то три – неуверенно ответила Лариса.
- Четыре мам! –поправил её сын.
- То есть совсем уже взрослый?- потрепала его светлые волосы Ольховская
- Ну а как же, конечно взрослый! – улыбалась мама.- Отцу так и выдал за ужином, что «к маме улёт какой-то на плосятке плиставал. И весь такой гордый – но я ему навалял за тебя!»
Все засмеялись. У Макаровой зазвонил телефон. Ответив на звонок, она грустно вздохнула: - Звонил Александр Михайлович, сказал, срочно моё присутствие на даче понадобилось. Там что-то рабочие накосячили. Сынок, ты бы не мог сегодня остаться дома с Полиной, там электрики должны прийти не то сегодня, не то завтра?
- Да без проблем! – обрадовался такому раскладу Макс. А на предложение постелить девушке в гостиной или в его комнате, а сам, мол, на диване поспишь, у него осталось своё мнение, которое он держал при себе. – А папа тоже не приедет? – На всякий случай уточнил он.
- Папа с утра улетел в Корею. Работа, в общем. Всё, ребятки, я полетела!- Лариса ушла, а Максим повёл Полину наверх показать свою комнату. Зайдя туда, перед Полей предстала обычная комната подростка: Компьютерный стол с полками, на которых располагались различные книги, тетради, диски и прочие прибамбасы. Напротив него вместительный встроенный шкаф для одежды. Чуть дальше справа от окна стоял диван, над которым на стене висели две фотографии Макарова в рамках. На одной из них Полина без труда узнала Макса в суворовской форме, а вот вторая… С неё на девушку смотрел наглый самоуверенный типичный мажор с длинными волосами и серьгой в ухе, на руках браслеты типа «анархия мать беспорядка». Максим заметил удивлённый взгляд Полины на этой второй фотке: - Как говорится, ДО и ПОСЛЕ поступления в кадетку! – Улыбнулся он. – Мама повесила, мол, смотри, каким ты был и каким ты стал. Своего рода напоминалка.
- Макс, я в шоке просто… - удивилась Ольховская. Она явно не ожидала увидеть своего мальчика пусть и на фото в таком образе.
- А, да, мы же когда с тобой первый раз встретились, я тогда пацанам в покер проиграл. Ну, а карточный долг – это святое. Играли на парикмахерскую. Вот я и подстригся.
Полина потрепала его короткие волосы. Он держал её за руку так, будто она была самой драгоценной частью его жизни. Максим подошёл к дивану и, резко развернувшись, притянул к себе девушку. Комната была покрыта мраком. Её кожа мерцала бледным сиянием. Макс провёл пальцами по её щеке, его руки заскользили по её бархатистой коже. Его лицо было абсолютно неизменным, ни один мускул не дрогнул, хотя внутри него уже начинал воспламеняться дикий огонь желания. Полина прикрыла глаза, её губы разомкнулись. Макс не отрываясь, следил за каждым её движением. Не сдерживая себя, он коснулся губами её губ, отдавая всю свою страсть в этом горячем поцелуе. Прерывисто дыша, он резким движением пальцев расстегнул молнию на её кофточке. Не отрываясь от её губ, Макаров снял с неё верхнюю часть одежды, теперь она осталась лишь в нижнем белье. Он легонько толкнул её на диван. Она помогла ему снять футболку, которая присоединилась к её одежде на полу. Максим нежно касаясь её кожи своими губами, стал осыпать её тело обжигающими поцелуями, начиная с шеи и плавно опускаясь ниже. Его руки тем временем справлялись с застёжкой от её лифа, который в скором времени улетел на пол. Поля тихо застонала под его поцелуями. Откинув голову назад, она слегка прикусила нижнюю губу. Максим прильнул поцелуем к её груди, обхватив губами её сосок. Лаская языком её грудь, его руки продолжали шарить по её нежному телу.
- Мааакс… – почти шепотом пробормотала она.
Парень оторвался от груди и посмотрел на Полю затуманенными глазами:
- Я люблю тебя, солнышко! – Продолжая ласкать её своими руками, он вошёл в неё. Его движения были плавными и нежными. Он как-будто боялся спугнуть её или испортить момент. Полина обхватила его шею руками и громко застонала. Он прервал её стон своим поцелуем. Максим так сильно хотел её, желал. Внутри у него уже разбушевался настоящий пожар. В какой-то момент в его голове вспыхнул фейерверк невероятной силы. Полина задрожала под его руками, испытав неповторимый оргазм. Максим отправился в душ на первом этаже, а Полина приняла его на втором. Выйдя из душа, девушка надела его рубашку. Сегодня она будет служить ей халатом. Макаров ещё не вышел из душа, и Ольховская решила заварить кофе. Она, мягко ступая, спустилась по ступенькам на первый этаж, прошла на кухню. За окном уже стало совсем темно. Девушка щелкнула выключателем, включив свет. Но через пару минут он погас. Стало темно во всей квартире. В это время Максим как раз выходил из ванной, натянув шорты.
- Блин, свет отключили, - констатировал он, - пойду, фонарик поищу. – Он прошёл в гостиную, достал фонарик и вернулся на кухню. Достав свечку из шкафа, зажёг спичкой, поставив на стол. Поля же стояла всё это время возле окна. Макс подошёл к ней, нежно обнял за талию. – Ммм.. какая у меня оказывается сексуальная рубашка. – Легонько поцеловал Полину в висок, начал спускаться ниже к шее. Руки тем временем уже спустились вниз и гладили бёдра. Его учащенное дыхание обжигало ей шею. Сквозь тонкую рубашку он ощутил, как напряглись две полусферы под ней. Полина обвила руками его шею, прижимаясь сильнее. Её сердце замерло в предвкушении, казалось, что оно вот- вот остановится. В то же время она чувствовала, как его сердце бешено колотится, готовясь выпрыгнуть из груди. В этот момент оно как-будто билось одно на двоих. Её щёки горели. Его глаза пылали огнём страсти.
- Поль, я больше не могу.- сбиваясь пробормотал он хриплым от желания голосом. – Я так люблю тебя, и хочу...
- Макс – застонала Полина. –не останавливайся.
Макаров взял её на руки и понёс в гостиную, бережно опустил на диван. Судорожно расстегнув на ней рубашку, припал к её груди. Полина выгнулась ему навстречу, ощутив, как его губы нежно накрыли сосок. Он, не отрываясь от её груди, освободился от шорт, расположился между её бёдрами, издал приглушённый стон, погружаясь в неё, в порыве укусив за сосок. Полина вскрикнула, Но Макс не остановился, а лишь сильнее сжал её ладонь своей рукой, постепенно двигаясь всё быстрее. Полина кричала, стонала и извивалась под ним, поддерживая ставший поистине бешеный темп, тем самым распаляя парня ещё больше. Так они одновременно достигли наивысшей точки наслаждения.
Приняв повторно душ, они вместе уснули в комнате Макса.
- Максим, кажется, кто-то пришёл! – подскочила Полина утром, услышав, как хлопнула входная дверь. Ольховская в спешке стала искать одежду. Вспомнив, что свои вещи были как назло оставлены в гостиной, ей ничего не оставалось, кроме как надеть рубашку Макарова. – Маакс, там реально кто-то ходит!
- Поль, тебе приснилось! – бормотал Максим, не желая вставать с дивана. – Папа за границей, а мама на даче! Ну, кто может прийти?
Поля вздохнула и пошла на первый этаж, заодно и вещи свои с гостиной нужно забрать. В коридоре она столкнулась с молоденькой девушкой, примерно её возраста.
- А вы кто? спросила Полина первое, что пришло на ум.
- Я кто? Нет, это ВЫ кто? – возмутилась незнакомка, которая явно не ожидала здесь увидеть Полю. – Нет, ну Макаров даёт… - продолжала негодовать она, окинув Ольховскую оценивающим взглядом. Полина же в свою очередь развернулась и пошла в гостиную. Взяв свои вещи, она поднялась в комнату Макса и стала судорожно переодеваться. «Да уж Макаров действительно даёт… а я то дурра губу раскатала…» - думала она.
Поль, ты куда? – подал сонный голос Макс, заметив уже переодетую девушку. Он резко поднялся с дивана, хотел было взять её за руку, но Ольховская отдёрнула свою руку. – Полин, я чёт не понял, я что тебя обидел чем?
- Хах… Да нет, что ты, всё супер! – Язвила она.
- Полин, я нихрена не понимаю! Всё же было хорошо! – завёлся Макс, он надел футболку с джинсами и в упор смотрел на девушку, которая уже еле сдерживала слёзы. – Блин, да что с тобой?
- Вот только не говори, что на кухне сейчас находится твоя сестра!
- Какая нафиг сестра? – парень явно не понимал её настроения.
- Ну, спасибо хоть не отрицаешь! – ответила Ольховская и направилась к выходу.
- Полина, подожди! – Максим рванул за ней, чуть не улетев со ступенек. В прихожей они услышали два голоса, один из них женский. – Я не понял, там кто? – шёпотом спросил он Полину.
- Пойди и посмотри! Сквозь зубы процедила Поля. Она не успела надеть куртку, как в коридоре показался Пётр Иванович с этой молодой особой.
- Папа??? Что ты тут делаешь? – спросил парень, схватив Полину за руку. Он явно не ожидал его здесь увидеть, но ещё больше Максим был шокирован особой, которая теперь испугано выглядывала из-за плеча Петра. Теперь уже Поля поняла, что Макс тоже её впервые видит.
- Макс, я тебе всё объясню, - начал было оправдываться Макаров старший, но сын его перебил:
- Нет уж, уволь! Я и так всё понял! – Разозлился Максим. – Значит, командировка у тебя… Ни чё так, на троечку! С пивом потянет! – окинул особу оценивающим взглядом.
- Макс! Ты же тоже кого-то прячешь за спиной!
- Я никого не прячу! Это моя девушка! А ты, на минуточку, женатый человек! – защищался Макаров младший.
- Макс, отойдём на минутку! – проговорил Макаров – старший. – а Вы, дамы, пожалуйста подождите нас на кухне. Мы быстро. – Сказал Пётр Иванович и увёл сына в гостиную. Полина же немного успокоилась и прошла на кухню вслед за девушкой, которая оказалась не девушкой её Макса.
-Макс, послушай меня! – начал мэр, - Если ты думаешь, что мне не удастся уговорить тебя держать язык за зубами, то ты ошибаешься! И если ты так уверен, что сказал мне всю правду о своей девушке, спешу тебя разочаровать! – Он уверенно посмотрел на сына.- Я знаю, что это твоя учительница!
Макса пробил холодный пот, но он не подал вида, что это его как-то волнует. – И что с того, что ты знаешь?
- А то, Макс! В общем, давай так: ты ничего не видел, и я в свою очередь, тоже ничего не видел! Идёт? – Он протянул сыну руку.
- Я не понял, ты, что мне запретишь встречаться с Полиной, если я всё расскажу про тебя маме, так что ли? – прыснул парень.
- Что-то вроде этого! – констатировал отец.
- Знаешь, пап, ты последнее чмо! А маме я ничего не скажу, во всяком случае, пока. Но не потому, что тебя боюсь, а потому что маму очень люблю! Ясно тебе? А когда она всё-таки узнает, с тобой я не останусь. Так что подумай на досуге, кто из нас на самом деле в полной заднице! А мне скрывать нечего! Я люблю Полину и буду с ней, не смотря ни на что! Запомни это! – он развернулся и пошёл в коридор. – Полин, пойдем, погуляем! А то душно тут как-то. И они вышли на улицу.
- Макс, что тебе сказал отец? – обеспокоено смотрела на него девушка.
- Да так, ничего особенного! – отрезал он.
- Ясно, поругались, значит… Сколько времени у тебя до конца увала?
- В восемь мне надо быть в суворовском.
Они решили прогуляться пешком до дома Полины. Максим хотел было поехать на машине, но видя его состояние, Ольховская запретила ему садиться за руль, настояв на прогулке. По дороге Макаров подарил ей красную китайскую розу.
Придя к Полине, они пообедали, смотрели фильм и играли с котом, который очень соскучился по Максу и потому практически от него не отходил. Настроение Максима немного улучшилось.
- Солнышко, я тебя очень люблю! – обнимал её Макаров, сидя в гостиной на диване. У Макса ожил мобильник. Это ребята постепенно возвращались из увольнения, и каждый хотел убедиться лично, придёт ли он сегодня в училище. – Вот обормоты, а! – Улыбался парень. Нет бы, одному кому-то позвонить и успокоиться. Теперь пока батарею мне не посадят, не угомонятся.
- Зато у тебя настроение поднялось! – Заметила Полина. – Скучаешь по ним?
- Капец как! Да и по командирам тоже соскучился! Вот бы не кинуться их обнимать, когда увижу. А настроение у меня улучшилось ещё и потому что ты рядом!- Он чмокнул её в губы. – Без тебя никакие пацаны мне не смогли бы его поднять.
- Макс, а ты не опоздаешь? – посмотрела Поля на часы, стрелки которых уже показывали 19:00.
Макаров позвонил мажору. Тот обещал отвезти его в училище.- Ну вот, у нас есть ещё полчаса! – Улыбнулся он.


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 23:16 | Сообщение # 16
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
В училище друзья встретили Макарова, как говориться по полной. Разве что к потолку не подбрасывали. Но пятикратное УРА эхом разносилось по всем коридорам. Офицер – воспитатель третьего взвода и Кантемиров тоже были очень рады видеть своего подопечного. Лишь один Царёв молча стоял в стороне и украдкой наблюдал за Максимом. Ему много удалось узнать про него по своим каналам. Макаров ему явно не понравился, ведь он, как и Царёв когда-то в Москве, судя по всему, здесь был лидером. «Папаша у него конечно повыше рангом будет, чем мои родаки, но ничего… чем выше сидишь, тем больнее падать…» - размышлял бывший москвич про себя. Макаров тем временем прикалывал сержантские лычки в бытовке по распоряжению генерала. Сашка подошёл к нему:- Я смотрю, ты тут стаей рулишь… - сквозь зубы процедил он.
- Чувак, рулит здесь генерал. А стаи в лесу воют обычно… - спокойно ответил Макс. Этот тип ему тоже не нравился, но москвичу придётся постараться, чтобы конкретно вывести его из себя. Уж тогда тушите свет.
- Чувиха у вас одна тут зачётная такая – начал Сашка.
- Слушай, а ты местом случайно не ошибся? Вообще-то, у нас здесь в принципе армия и никакие чувихи тут не обитают! – Удивлённо посмотрел на парня Макаров.
- Да не, - продолжал новенький. – Я имею в виду училку по этикету – зачётная тёлка!
Макаров резко развернулся и схватил пацана за грудки: - Тёлки в поле пасутся! А у нас тут к твоему сведению преподаватели! Советую выкинуть из своей тупой башки подобные мысли в отношении Полины Сергеевны! – Прошипел вицесержант и резко оттолкнул его назад. Он пошёл на выход.
- Борзый, да?- не унимался Царёв.- ну ничего, я сам такой же! – крикнул он ему в след. – А на счёт чувихи я тебе подчиняться не собираюсь.
– Последнюю фразу Максим не слышал, он тогда уже шёл по коридору. «Я тебе покажу зачётную чувиху… так покажу что закачаешься…» - думал он про себя.
Время неумолимо летело вперёд. Суворовцы готовились к отбою. Макаров с друзьями травил анекдоты, некоторые уже спали. Вицесержант придумал, как списать завтра на контрольной по геометрии, и теперь рассказывал свой план.
Настал понедельник. Суворовцы отмучились уже три пары, им оставался последний предмет – этикет. Макаров зашёл в кабинет и с удивлением обнаружил на своём месте Царёва, который внаглую развалился на первой парте, при этом откровенно пялился на его Полину. Девушка, по всей видимости, этого не замечала. Она сидела за учительским столом и проверяла тетради. Макаров поздоровался, та улыбнулась в ответ. Это не укрылось от Царёва.
- Так, я чёт не понял, - обратился вицесержант к наглому субъекту. – Какого хрена ты на моём месте сидишь?
- Где хочу, там и сижу. – Нагло ответил парень.
- Где я скажу, там и будешь сидеть! – Прошипел Максим, – ноги в руки и бегом отсюда!
- Чё? – прикинулся глухим Царёв. – Тебе надо, ты и беги!
Макаров без церемоний смахнул рукой все его причиндалы с парты на пол, схватил парня за шиворот и вытащил его из-за парты, приземлился на своё место сам.
- Макаров, Царёв! – заметила перепалку Ольховская. – Что происходит?
- Да так Полина Сергеевна, чувачёк парты перепутал. Место его указываю!
- Вицесержант должен сидеть за первой партой! – невозмутимо ответила девушка. Макаров победно улыбнулся. Но Царёв не собирался так просто уступать ему парту. Он без церемоний уселся рядом с Максом.
- Тут занято, чувак. – Попытался осадить его Максим.
- Кто не успел, тот опоздал! – Процедил сквозь зубы Александр. От Макарова не ускользнуло и то, что Царёв продолжил хищно пялиться на девушку. Макс сжал кулаки. Полина украдкой поглядывала на первую парту. Она поняла, что между ними какой-то конфликт.
В дверь постучали, зашёл дежурный: - Полина Сергеевна, вам просили передать. - Он держал букет китайских роз в руках.
- Кто просил? – недоумённо смотрела на цветы Полина. У неё был один вариант. Но глядя на Максима, который теперь сидел чернее тучи, она поняла, что это не он.
- Сказали, что вы сами должны понять от кого это. – Проговорил дежурный и откланялся.
Ольховская положила букет на стол, оглядывая всех присутствующих. – Вицесержант, вы можете это как-то прокомментировать? - строго спросила девушка.
- Никак нет – сквозь зубы процедил тот.
- Отлично! – Полина взяла букет. – Я даже разбираться не буду, чья эта затея. – Она подошла к урне и выбросила туда цветы. Царёв же лишь многозначительно прыснул. Макарова тем временем ткнул в спину Сухомлин и передал ему записку.
«Если веник не от тебя, то, гадом буду, это Царёв!»- прочитал Максим и накалякал ему ответ. «Скоро узнаем!» - получил ответ Илья.
- Макарова срочно к начальнику училища! – сообщил тем временем дежурный. Макс переглянулся с Ильёй и пожал плечами, мол, без понятия вообще какого чёрта. Дело в том, что третий взвод накануне решил обвести вокруг пальца преподавателя по геометрии и спокойно списать контрольную. Пока Трофимов был в наряде, он звонил с сотки в учительскую и просил к телефону учителя. А в итоге вообще соврал, что в её машину въехал КАМАЗ. Та естественно смылась с занятия и контрольная сорвалась. А идею эту придумал Максим. Когда парень вернулся обратно на пару, он специально громко, чтобы все слышали, сказал: Пацаны, а у нас, похоже, стукачёк нарисовался! – он многозначительно посмотрел на своего «закадычного приятеля» из столицы.
- А что ты на меня – то вылупился? – занервничал бывший москвич.
- Да потому что до тебя в нашем взводе стукачей не было!
- И что из этого? – не сдавался Царёв.
- Полина Сергеевна! – обратился Макс к преподавателю, специально проигнорировав вопрос соседа по парте. – Разрешите сделать маленькое объявление?
- Да конечно, Максим! – согласилась девушка, она с тревогой смотрела на Макса. У него явно какие-то неприятности.
А Максим тем временем продолжил: - Пацаны, короче, нас кто-то заложил по поводу развода БМП! В общем, после звонка никто никуда не разбегается. Ротмистров будет всех дрючить на плацу по полной! А самое поганое то, что эта гнида московская сидит со мной за одной партой!
- Слыш, ты охренел что ли совсем?! – наехал на него новенький. – С чего ты взял, что это я? У тебя есть доказательства?
- Будут, поверь, это всего лишь вопрос времени! – твёрдо ответил Макаров. – А вообще у меня на стукачей чуйка! И она никогда меня не подводит!
Прозвенел звонок, все вышли из аудитории.
- Макаров, задержитесь на минутку! – попросила Ольховская. Царёв со злости заскрипел зубами. «Сначала букет выбросила, теперь вон этого просит задержаться…» Он вышел из кабинета, не сказав ни слова. Макар тем временем подошёл к Полине. – Макс, у тебя что-то случилось? Зачем тебя вызывал начальник училища?
- Поль, не забивай себе голову лишней информацией! Это моя проблема, и я сам её решу! – Он взял её за руку и нежно поцеловал в губы. В этот момент дверь открылась, в аудиторию залетел Степан. Максим и Полина резко отшатнулись друг от друга.
- Я ничего не видел – затороторил пухлый густо покраснев. – Макар, там это…
- Стёп, что там это?- вздохнул вицесержант и отпустил руку Полины.
- Ну, Ротмистров рвёт и мечет, за тобой послал!
- Ну и послал бы его куда подальше! – буркнул Макаров, но заметив недоуменный взгляд Перепечко, быстро добавил:- Ладно, пошли! Пока Полин, я позвоню если смогу! Не теряй в общем если что!
И ребята убежали на плац. Там их ждал злой Вадим Юрьевич, который именно сейчас заменял их заболевшего офицера-воспитателя. Для всего третьего взвода это был ад. Ротмистров гонял всех так, что несколько человек теряли сознание, остальные же просто не смогли добежать до конца марш-бросок с полной выкладкой после преодоления полосы препятствий, опять же в полной выкладке. Один Царёв был как бы ни при делах – его Ротмистров запустил на пару кругов по стадиону чисто для виду, и теперь он сидел на скамейке и наблюдал за тем, как «сдыхали» остальные. Особенно его веселил Макаров – то ещё зрелище. Ведь для вицесержанта офицер приготовил дополнительную нагрузку, так сказать бонус по статусу положенный – повторный марш-бросок в полной боевой готовности. Макаров не сдавался до последнего. Он даже смог помочь Трофимову, который «сдох» на своей дистанции раньше времени. Максу ничего не оставалось, кроме как тащить его на себе вместе с автоматом. И вот заветный финиш впереди. У Макса потемнело в глазах, он скинул Трофимова на траву, сам упал пластом на землю, потеряв сознание. Через несколько минут он пришёл в себя. Из носа шла кровь. Он кое-как смог сесть, закашлялся тоже кровью.
- Терпи, Макар – тащил его Сухомлин в санчасть. – Щас Марианна поможет. Он открыл дверь мед кабинета.
- Господи, что случилось? – в кабинете у Марьяны Владимировны была Полина. Они разговаривали о своем, о женском. И вдруг в кабинет ввалился Сухомлин, волоча за собой Макара.
- Полин Сергеевна, это просто Ротмистров, сука, загонял до полусмерти. Максу больше всех досталось.
Марианна попросила Полю помочь, и та уложила его голову себе на колени. Медик тем временем искала нужное лекарство. – Максим родной, ты меня слышишь? – переживала Ольховская, гладя его взмокшую шевелюру.
- Поль, да всё нормально, просто Трофим кабан тяжёлый и я не рассчитал маленько. – Его пробрал новый приступ кашля. Парень сел на кушетке. Врач дала ему салфетку.
- Почему он кровью кашляет? – испугалась Ольховская.- Что за чёрт этот Ротмистров вообще?
- Так бывает ввиду колоссальной нагрузки и переутомления. Посидит и всё пройдёт, – поспешила успокоить девушку Марианна. – А то, что Ротмистров козёл – с этим не поспоришь! Для него закон не писан.
К вечеру Макаров окончательно пришёл в себя, а Ротмистрову влепили строгоча. Уж больно жёстко он обошёлся с суворовцами. В отместку майор ещё и увалы всему третьему взводу позакрывал на ближайшую субботу. Зато теперь все знали наверняка, что заложил их майору именно Царёв. Ведь тот не полировал плац вместе со всеми остальными. Знаменитая гопкомпания устроила стукачу «тёмную». Максим, зайдя в умывальник, позвонил Полине. Сообщил, что жив, здоров. А так же о том, что всех ребят лишили ближайшего увольнения.
- Ну что, Макаров – вздохнула Ольховская. – Придётся мне навестить вас на КПП!
- Я был бы этому несказанно рад! – признался Макс.
- Ладно, Максим, я шучу, конечно!
- А я на полном серьёзе! – настаивал макар. – Полин, приходи в субботу на КПП. Начальства не будет! Ну?
- Максим, зато там будут другие суворовцы, и потом, с вами наверняка этот Ротмистров останется! – Отговаривала его Поля от этой бредовой идеи. – Так что потерпи уж до следующего увольнения. – Макаров вздохнул, не говоря ни слова. – Макс, ну ты что обиделся? – спросила Ольховская.
- Нет, просто ко всем приходят девушки на КПП, а у меня с этим полная лажа получается!
- Зато ты видишь меня три раза в неделю на уроках этикета! – не сдавалась Полина. – Тут уже как ты говоришь, лажа, у остальных получается!
- Да уж, с этим не поспоришь…. Слушай, - загорелся новой бредовой идеей Макс, - у нас же в субботу дискач намечается! А наш взвод на него не идёт! Может, ты придёшь как-нибудь в свой кабинет в это время, а я уж что-нибудь придумаю?
- Предлагаешь своего рода компенсацию за проваленный увал? – смеялась девушка.
- Ну, что-то в этом роде! – Согласился парень. – Ладно, солнце, мне пора, а то ещё огребу на ровном месте! Я тебя люблю, Полинка! Целую! Пока!
- Я тоже тебя люблю! До встречи! – Ольховская нажала отбой.

Наступил вторник, Максим, уличив момент, спрятался в бытовке и позвонил Кисляку: «Кислый, привет, дружище! Мне срочно нужна твоя помощь. Я бы к АМчику обратился, да у него на меня зуб с прошлого раза за операцию со спецназом… Короче, ты завтра к обеду можешь приехать в училище и передать китайские розы пять штук дежурному?... Скажешь, для Полины… Спасибо, ты настоящий друг!... Всё давай, до созвона!»
Среда. Урок этики. Третий взвод пишет контрольную. Макарову всё же удалось отвоевать свою первую парту у Сашки, и теперь он сидел за ней с Соболевым. В дверь постучали, вошёл дежурный с букетом китайских роз для Полины Сергеевны. Ольховская испугано смотрела на букет «Ну кто там не йумётся всё, а?» Взяв букет, девушка посмотрела на Макса, тот блистал во все тридцать два зуба. Ольховская обнаружила записку в цветке: «ПРИВЕТ С ПЕРОВОЙ ПАРТЫ» и мило улыбаясь в ответ, поставила цветы в вазу. Эту немую сцену мог лицезреть только Кирилл. Он сразу понял, что цветы от Макарова и жестом показал ему большой палец вверх.
- Какого хрена, а? – возмутился вдруг с камчатки зелёный от злости бывший москвич.
- Суворовец Царёв, вы что себе позволяете? – Поставила его на место девушка.
- А позвольте узнать, почему на прошлом занятии вы букет выбросили, а сегодня нет?
Полина хотела было ответить, но Максим её опередил: - Видишь ли, Царь, дело в том, что товарищ преподаватель не принимает букеты от различного рода стукачей! – Он в упор смотрел на горе-ухажёра.
- Чего? – в недоумении спросил его новенький.
- Чего, чего, прошлый раз веник же ты прислал! Потому его и отправили в урну!- пояснил вицесержант.
- А что, этот веник от тебя что ли? – закипал Царёв.
- Не твоего ума дело! - Прозвенел звонок, все вышли из кабинета. Ольховская попросила задержаться Макарова. Но Царёв никуда выходить не собирался. – Тебя что отдельно попросить покинуть кабинет? – злился Макаров. В это время в аудиторию заглянул Трофимов и сказал, что Царёва якобы требуют на КПП. Тот, недовольно бурча, вышел, зацепив плечом Максима.
- Макс, что происходит? – спросила девушка, когда они, наконец, остались вдвоём.
- Полин, я в курсе кто прислал тебе прошлый раз цветы.
- Откуда такая уверенность, что это Царёв?
- Ну как откуда, я же специально прислал тебе цветы сегодня, чтобы проверить реакцию этого хмыря. Элементарно Ватсон, если бы букет был не от него, он бы ещё тогда что-нибудь ляпнул! Ты вспомни, на прошлом занятии он и глазом не моргнул, а сегодня?
- Ну хорошо, допустим, а с чего это он так остро реагирует на то что мне кто-то прислал букет?- удивилась Полина.
- А ты не догадываешься? – спросил Макс, на что Поля отрицательно покачала головой. – А я вот сразу заметил, как он тебя сжирает глазами! – Макаров, сам того не ведая, инстинктивно сжал кулаки.
- Только не надо меня ревновать! – заметила этот жест Ольховская. – Я же не виновата, что он на меня так пялится!
- А я чё, я ничё! – Он поцеловал девушку и помчался строить взвод на обед.
После обеда третий взвод отправили мести территорию. Царёва поставили в наряд вместо заболевшего Вавилова. Вицесержант контролировал работу вверенных ему ребят. Макаров медленно ходил вдоль забора, запрокинув руки за спину от одного угла здания к другому, изредка поглядывая на дорогу за территорией. Как вдруг его внимание привлёк чёрный внедорожник отца, припаркованный по ту сторону дороги от училища. Парень увидел, как тот вышел из машины вместе с той дамой, которую он видел в последний раз у себя дома. Девушка по-хозяйски взяла мэра под руку. «Блин, чё за нафиг! Совсем страх потеряли оба!»- думал Максим про себя. Сказав пацанам, чтобы они его прикрыли, вицесержант, убедившись, что рядом нет офицеров, сиганул через забор и рванул на другую сторону дороги к машине отца.
- Не помешаю? – Спросил Максим, когда парочка возвращалась из супермаркета. – Он с презрением смотрел на сие явление.
- Макс, что ты тут делаешь, сегодня вроде не суббота? – Макаров - старший явно не ожидал его здесь встретить.
- Пётр Иванович, - специально по имени-отчеству обратился к нему сын. – Потрудитесь объяснить, какого хрена в нашей семье происходит в последнее время?
- Людочка, подожди меня в машине, я со своим оболтусом поговорю быстренько, и мы поедем дальше. – Сказал он своей спутнице и теперь уже обратился к парню:- Максим Петрович, не соизволите ли для начала сменить тон?
- Слушай, да мне по бане вообще нравится ли тебе мой тон! Если я так с тобой разговариваю, значит не беспочвенно! Верно? И вообще, где мама? Почему у неё мобила постоянно отключена в последние две недели?
- Я отправил её в Грецию на недельку, пусть отдохнёт! – спокойно отвечал отец.
- Так она же не улетела! – стоял на своём Макаров –младший. – Ты что, не знал, что рогатых в самолёт не пускают? Рога же у неё такие длинные кучерявые, глаз чуть пассажиру не выткнула!
- Послушай, что ты несёшь вообще! Фильтруй немного! Я к тебе не лезу по поводу твоего романа с училкой!
- Ещё бы ты туда свои клешни сунул! – Почти орал на отца Максим. – Короче, чтобы я эту фифу возле тебя видел в последний раз!
- Предлагаешь баш на баш?
- В смысле? – не понял парень.
- Ну как, ты не увидишь больше возле меня Людмилу, а я, стало быть, никогда не столкнусь с твоей Полиной!
- Да пошёл ты, папа, далеко и надолго! – бросил Макс и побежал в училище.
- И тебе не хворать!- крикнул мэр ему в след, - сопляк малолетний, устроил тут…
Максим перелез на территорию суворовского, спрятался за дерево. Он достал пачку сигарет из кармана, закурил. Сделав пару затяжек, парень вытащил мобильный и набрал номер мамы, но там по-прежнему отвечал автоответчик. Тогда он набрал другой номер, после коротких гудков на конце телефона сняли трубку.
– Алло, Здравствуйте, Александр Михайлович! – проговорил Максим.
- Привет, Макс, какими судьбами?
- Скажите, вы случайно не в курсе, где моя мама и что с её телефоном? – прямо выдал макар.
- Макс, так ты что, до сих пор не в курсе?- удивился АМчик.
- В курсе чего?
- Так она вроде отдыхать уехала, - запинаясь, отвечал помощник мэра.
- Александр Михайлович, вы от меня ничего не скрываете? И вообще, что за баба возле моего отца трётся?
- А вот туда, Макс, я бы не советовал тебе совать свой нос! Пускай взрослые сами как-нибудь разбираются!
- Ладно, я понял! – вздохнул Максим и, нажав отбой, продолжил курить.

Прошла неделя, наступила суббота. Макаров, наконец, получил увольнение. Он позвонил Полине, сказал, что немного задержится. Решил сначала заскочить домой. Полина, тем временем посетила салон красоты. У неё сегодня день рождения. Девушка решила отпраздновать его вдвоём с Максом. Ну как вдвоём, сначала они пойдут в ресторан, туда ещё придёт подруга Ксюха со своим новым ухажером, а уж потом они останутся вдвоём. Она даже не подозревала, что это будет первый и последний их совместный день рождения.
Максим, придя домой, не обнаружил вещей Ларисы Сергеевны. Зато теперь там лежали чужие женские вещи, и вообще у парня создалось такое ощущение, что вся квартира была пропитана женскими духами, такими его мама не пользовалась. Новоиспеченная подружка мэра, тем временем выпорхнула из душа.
- Я не понял, какого чёрта?- возмущался Максим.
- Ой, Максик, я думаю, мы с тобой подружимся!- прощебетала девушка.
Парень, проигнорировав её слова, бросился вверх по лестнице. Он ворвался в кабинет отца. Там за столом корпел над бумагами Пётр Иванович.
- Я смотрю, ты совсем охренел? – заорал на него пацан.
- Макс, успокойся, сядь, поговорим!
- Мне с тобой разговаривать не о чем! – он развернулся, хлопнув дверью, выбежал на улицу.
Максим сел в машину и поехал к Полине, по дороге купив девушке подарок.
Ольховская вернулась из салона в прекрасном расположении духа. Ей позвонила Ксюха, сказала, что придёт одна, её ухажёр куда-то испарился. Полина пообещала познакомить её со своим братом, который оказывается уже в городе и тоже будет в ресторане. Настроение подруги заметно улучшилось. Раздался звонок в дверь, Полина пошла открывать и застыла на пороге. В коридор сначала влез огромных размеров медведь, который «держал в лапах» букет китайских роз. За ним показался Макаров:
- С днём Рождения, солнце! – Он посадил мишку на пол и поцеловал Полю.
- Мааакс, я просто в шоке! – обнимала его девушка, - как ты это всё нёс?
- Нууу, сначала вёз на крыше машины в пакете – принялся рассказывать парень. – Меня четыре раза тормозили на постах и требовали предъявить документы. В салон – то он не влез. Потом пешком на пятый этаж! В лифт я с ним тоже не влез, - улыбался макар. На мягкого зверя решил полюбоваться пушистый зверь, который всё это время украдкой выглядывал в коридор, не решаясь подойти к своему другу. Он видимо испугался такой большой игрушки. Теперь же осторожно трогал медведя лапой. Котёнок прыгнул на сердечко у медведя на пузе, и мишка вдруг «заговорил»: Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Маська кубарем скатился с игрушки и галопом помчался в свой домик.
- А я думаю, чё это кот не встречает меня, а он оказывается трусишка ещё тот! Сквозь смех проговорил Максим.
- Ну знаешь, я тоже, когда только открыла дверь, сначала испугалась! – смеялась девушка. – Так что от части котёнка можно понять.
- Блин, чуть не забыл! – воскликнул Максим, - там в сердечке на мишке есть замочек, открой его!
- А что там? – удивилась девушка.
- Открой и узнаешь!
- Макс, что ещё придумал? – улыбалась Полина, направляясь к игрушке.
- Тебе понравится! – подмигнул ей Макаров. Ольховская заинтригованно расстегнула замочек на сердечке и извлекла из кармашка золотую цепочку с кулоном в виде розочки. На этой цепочке висело колечко с камушком – розочкой. Полина, взвизгнув от восторга, бросилась ему на шею, поцеловала его в губы.
- Максим, я тебя очень люблю, но всё это наверняка стоит бешеных денег!
- Поль, любимая, твоё хорошее настроение стоит гораздо дороже каких-то там денег! – Он нежно погладил ёе по щеке.
- Но чтобы поднять мне настроение, совсем необязательно забрасывать меня дорогими подарками! Мне достаточно и того, что ты просто будешь рядом со мной, – обнимала его за плечи девушка.
- Могу я побаловать любимую раз в году? Я же не каждый день к тебе с такими подарками прихожу! – Он взял у неё украшения. – Давай лучше я помогу тебе это всё надеть. – Максим развернул Полину к себе спиной и надел цепочку на её шею, ловко застегнув застёжку. – Вашу руку, мадам! – Полина вложила в его ладонь свою, и парень надел колечко на тонкий изящный пальчик девушки. – Полинка, ты у меня самая красивая!- восторженно смотрел он на Полю и нежно поцеловал в губы.
Время поджимало, и молодые люди, быстро собравшись, вышли на улицу. Макаров снял машину с сигнализации и галантно открыл Полине дверь. Потом сел за руль, и они поехали в ресторан. Парень мельком посмотрел на фотографию мамы, которая стояла у него в машине.
- Макс, у тебя что-то случилось? – заметила девушка, как тот изменился в лице.
- Да так, пустяки, разрулю. – Нехотя отвечал он.
- Родной, ну я же вижу, что тебя что-то тревожит!
- Ладно, я обязательно тебе расскажу, только давай вечером, а ещё лучше завтра? Не хочется портить такой день. – Предложил Максим.
- Хорошо, завтра, так завтра.
Макаров смачно выругался, заметив впереди гориллу в форме, машущею ему полосатой палкой.- Блин, ну какого лешего, а? Я же не нарушал! – Бормотал он, прижимаясь к обочине и останавливая машину. – Какие проблемы, командир? – Спросил он у подошедшего к нему мента.
- Документы предъявите! – строго потребовал тот, и Макс подал ему водительские права. – Будьте добры автомобиль на штраф-стоянку!
- Чё??? – Офигел от подобного требования сын мэра. – Я не понял, тебе что ли погоны жмут, а?- вышел из себя макар.
- Мне повторить, или в отделение, может, захотел? Так я это быстро организую! – стоял на своём мент. – Или ты думаешь, раз сынок мэрский, то тебе везде зелёный свет? Так вот я тебя огорчу! Автомобиль на штраф стоянку! Приказ самого мэра города!
Макаров прыснул: - Щас, один звонок! – он достал сотку и начал набирать номер. – Кислый, приветули! Слушай, у твоей Яны батя в городе?... Короче меня тут пресанули на пустом месте, прикинь!... Прохладно… Именно батя по их словам и приказал… Ладно, жду. – Он нажал отбой.
- Максим, что случилось? – тревожно смотрела на него Ольховская. – У тебя с отцом проблемы?
- Полин, мы же договорились, всё завтра расскажу, ладно? Не волнуйся, сейчас всё решу.
- Мы можем на такси уехать, – предложила девушка.
- Нет уж,- протестовал Макаров против такого расклада. – На крайняк, Кислого попрошу, он нас и увезёт. Но тогда я точно сегодня напьюсь!
- Как скажешь. – не стала спорить Поля, - время ещё есть.
- Опааа, я не понял – пробормотал Макаров, заметив, что прямо перед ним остановилась машина Кисляка - младшего. Парень вышел из своей машины и пошёл к Андрею. Минут через пять Макс вернулся. – Полин, пересаживаемся к кислому. И они пересели в машину к Андрею, тот повёз их в ресторан. – Кислый, я так понял, мой бывший родственник твоему позвонил?
- Угадал… Боюсь спросить, что у вас с ним за тёрки такие…
- Да так… Он думает, я без него не проживу… Пусть думает.
- Ясно… вот только по всем документам ты с ним! – сказал Кисляк.
- По каким документам? – удивился Макс.
- Я смотрю, тебя даже в известность не поставили… - не менее удивлённо пробормотал Андрей. – Ладно, я же знаю, что у вас сегодня праздник, так что не буду тебе портить и без того испорченное настроение, так что завтра созвонимся и поговорим. – Он остановился возле ресторана, взял с соседнего сидения букет цветов и протянул его Полине. – С Днём Рождения, Полин!
- Спасибо! Я как-то не ожидала, – приняла девушка букет.
Кисляк тем временем обратился к Максу: - Ничего личного, просто поздравил! И прошу, не переводите этот букет на язык цветов! Я в нём дуб-диез!
- Да ладно Кислый, уж в ком в ком, а в тебе я не сомневаюсь! – Парни пожали друг другу руки. – Обратно нас заберешь? – на всякий случай уточнил Макаров.
- Да без проблем! В двенадцать, как договаривались! Максим с Полиной вышли из машины и пошли в ресторан.
И если Максу удавалось время от времени скрывать своё плохое настроение, то у брата Полины со своей стороны это плохо получалось. Ольховская догадывалась в отношении брата, что это дело рук его бывшей жены. Правда, опрокинув пару стопок коньяка, Андрей заметно расслабился. Тем временем на танцполе объявили конкурс лучшей пары. Нужно было танцевать венский вальс. Макаров загорелся идеей поучаствовать. Он сходил, записал себя с Полиной, и теперь довольный направлялся обратно к их столику.
- Чё такой весёлый? – заметил перемену в настроении Андрей. – Коньяк что ли ударил?
- Ну и он родимый тоже. – загадочно улыбался Макс. Он подошёл к Полине и начал что-то шептать ей на ухо. По мере вникания, что парень ей шепчет, Ольховская впадала в ступор.
- Нет, Макс, уволь!
- Ну, блин, ну давай! – уговаривал её парень.
- Максим, я боюсь! Да и ты выпил уже изрядно.
- Во-первых, я ещё почти трезвый! А во-вторых, чего ты боишься? Да мы порвём этот ресторан в клочья!
А вальс уже заиграл, и вот на танцполе показалась первая пара.
- Максим…
- Поль… уже поздно отказываться! Я нас уже записал!
- Когда ты успел? – недоумевала девушка.
- Я ж говорю, трезвый ещё! Почти…
- Полинка, соглашайся! – подержала Макса Ксюха. Уж больно ей хотелось посмотреть на это зрелище.
- Чувак, ты что, вальс танцевать собрался? – удивился Андрей.
- Ну собрался.
- Офигеть, вот это тебя плющит! Я с сеструхой как-то танцевал! Это пипец просто! – откровенно угорал брат Полины.
- Ну, вообще-то Макс реально хорошо танцует! – ринулась в защиту парня Ольховская. – Это ты, бегемот, мне все ноги оттоптал!
Теперь уже хохотал Макаров. А на танцполе тем временем отплясало уже порядка восьми пар, и сейчас танцевала предпоследняя пара. Следующими должны были быть наши герои.
- Тогда выйди с ним, и докажи, что я реально бегемот! – продолжал подтрунивать брат над сестрой.
- А вот и выйду! – Воскликнула Ольховская. – Бегемот!
Настала очередь Полины и Макса. «Ой, дак тут пацан совсем! » - шептались в толпе. Но когда заиграла музыка, и Макс уверенно повёл её в танце, все стихли и ошарашено пялились на них. «Я бегемот…БЕГЕМОТИЩЕ мать его…» - бормотал Андрей, не в силах оторвать восхищённого взгляда от вальсирующей пары. Когда танец закончился, и музыка стихла, в ресторане повисла гробовая тишина.
- Поль… - испугался Макс, - чё так тихо? Я что на ноги тебе наступил или уронил и не заметил?
- Да вроде нет.. – испуганно пролепетала девушка.
- Тогда чё так тихо? - Макаров, замерев, продолжал обнимать девушку за талию, равно как и Полина не убирала рук с его плеч.
- Откуда я знаю… - почти не дыша, одними губами проговорила Ольховская.
Вдруг раздались овации, свист, рёв, отовсюду сыпались просьбы повторить на бис.
Полина и Максим одновременно облечено выдохнули и пошли за свой столик.
- Это просто шедеврально! – восхищалась Ксения и украдкой смахнула слезу с ресницы.
- Братан, держи краба от самого бегемота, между прочим! – пожал Максу руку Андрей.
- Ничего, бегемот, и на твоём болоте будет праздник!- смеялся Макс, пожимая ему руку в ответ.
- Слушай, как ощущения, а? продолжал выспрашивать у Максима Полин брат.
- Как блин… чуть не умер, когда танец закончился… такая тишина повисла… думал, капец!
- Макс, а ты помнишь наш первый танец? – смеялась Ольховская.
- Помню, конечно! Как такое забудешь! Я ж все ноги тебе тогда оттоптал и даже один раз упал.
- Да ладно… - не поверил брат.
- Прохладно… Прямо сверху свалился!
- Извините, можно Вас пригласить на танец? – обратилась к Макарову какая-то девушка. Максим же смерил её убийственным взглядом:
- Ой, нет, на сегодня, пожалуй, одного стресса достаточно! – Отказался Максим, - Я лучше сочку попью.
- А я, было, подумал, что ты согласишься! – улыбался Андрей.
- Между прочим, вальс и прочее подобное я танцую только с одной девушкой! – Макаров обнял Полину за талию и поцеловал её в висок. В это время к их столику почти летел испуганный Перепечко. Они с Трофимовым, оказывается, тоже были в этом ресторане в помещении для боулинга.
– Макар… Там это… - не мог отдышаться Стёпка… - Там… короче… помощь твоя нужна! - наконец выпалил он.
- Печка, я уже боюсь! – шутил Макаров, хлопнув друга по плечу. – А теперь спокойно, с чувством, с толком, с расстановкой, чё случилось?
- Макар, там Трофим с одним кренделем на бабки забился в боулинг, а играть не умеет толком, летит короче по всем фронтам! – наконец объяснил ему пухлый суть проблемы.
- Так, стоп! – Макаров ошарашено смотрел на парня. – А зачем он вообще на деньги забивался, если играть не умеет?
- Ну как, из принципа! В общем, я договорился, что если приведу кого-то вместо Трофима, то этот крендель и с тобой сыграет! – тороторил Перепечко.
- Печка, ты что, меня решил вместо Сани отправить что ли? – Макаров откровенно выпал в осадок.
- Ну да, ты же играть умеешь! Макар, блин, Трофим же проиграет, а бабок у него таких нет! Его же пришьют.
Максим вздохнул, он умел играть в боулинг, но не любил. – И какая сумма на кону?
- Большая! Я же говорю, трофим не рассчитается.
- Ладно, ты иди, скажи, что я через минут пять подойду! – согласился Максим. – Поль, я отойду ненадолго ладно? – спросил он девушку, - ты же слышала суть проблемы.
- Макс, а ты уверен, что тоже не проиграешь? – беспокоилась Ольховская. Она видела, что Максим уже достаточно нетрезв и боялась, что он куда-нибудь вляпается.
- Уверен! Полин, всё будет нормально!
- Я тоже хочу посмотреть, как он играет! – поддержал Макса Полин брат, и парни ушли играть в боулинг.
- Баа, какие люди и без охраны! – воскликнул Макаров, выбирая шар. Он увидел знакомого парня из плохой компании, с которой связался Максим до поступления в суворовское.
- Ну, здорОво, макар!
- Здоровей видали! – ответил Макс. – Муха, с каких это пор ты опять на бабки играть решил?
- С тех самых! А ты куда запропастился? – возмущался «Муха» - Как в тюрягу свою загремел, так и с концами…
- Чувак, не в тюрягу, а в Суворовское Военное Училище! – Резко ответил Максим. – Если так трудно запомнить, запиши! – Он выбрал шар и направился к дорожке. – готовь бабки, Муха!
- Я всё же рискну побороться! – не сдавался тот. Макаров прыснул и, бросив шар, выбил страйк. Игра шла до пяти побед. Максим выбил пять страйков, а «Муха» только два. – Повезло тебе! – Обратился Мухин к Трофимову.
- Мож кто ещё хочет сыграть? – разошёлся Макс. Андрей тем временем выбрал шар- А дайка я с твоим корешом сыграю! Макс, принеси мне сигарет, они в куртке остались.
И Макаров пошёл за сигаретами. Вдруг он заметил, как к его Полине пристаёт какой-то пьяный урод…


Болею МиП...
 
маськаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 23:21 | Сообщение # 17
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
пока всё. есть примерно столько же ещё. завтра скину продолжение. впереди ещё много интриг! жду отзывов! надеюсь, сильно тапками кидать не будете. Это моё первое творчество. Никогда раньше не писала ничего подобного.


Болею МиП...
 
маськаДата: Понедельник, 04.06.2018, 04:09 | Сообщение # 18
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Когда парни ушли, Полина с Ксюшей сидели за столиком, непринужденно болтая обо всём подряд. Через пару минут в ресторан ввалилась пьяная компания в составе пяти человек и приземлилась за соседним столиком от девушек. Внимание одного из них привлекла рыжеволосая красавица. Он по натуре был лидером и привык получать всё и сразу что хотел. А если лидер ещё и неприлично пьян, то это всё, суши вёсла. Он заказал виски и, осушив стопарь, обратился к товарищу – Слыш, Морж, я такую тёлку заприметил! Можешь сегодня меня не ждать! – проговорил он, не отводя хищного взгляда от Поли.
- Чувак, главное, чтобы эта тёлка была без сопровождения! – ухмылялся тот, заметив взгляд своего соседа.
- Не думаю, но даже если и так, меня это не остановит! – решительно ответил тот, вставая со стула и направляясь к соседнему столику. – Красавица не желает скрасить вечер, а может даже и ночь в моей компании? – дерзко спросил он Полину.
- Вообще-то я замужем! – смерила его убийственным взглядом Ольховская.
- Мне как-то всё равно! – продолжал докалёбываться мужик. – Ну пойдём, потанцуем, чё ты? – он схватил было девушку за руку.
- Что ты себе позволяешь? – Отдернула руку Поля, вставая со стула.
- Что хочу, то и позволяю! – начинал злиться тот. Он снова попытался схватить её за руку.
- Руки убери от неё! – вдруг раздался за его спиной голос, и в следующий миг Максим уже стоял перед ним в полной боевой готовности, загораживая собой Полину.
- Слыш, пацан, иди-ка спокойной ночи смотри и баиньки! – засмеялся мужик.
- Я тебя сейчас отправлю на вечный сон! – Макаров оттолкнул его, провоцируя на драку. Он почувствовал, как рука Полины сжала его руку. – Поль всё нормально, иди с Ксюхой посиди пока.
- Борзый что ли? Ну, пойдём, выйдем! – в конец разозлился мужик. Он жестом показал своей компашке, что нужно всем на выход, и они дружно встали из-за стола, отправились на улицу.
- Да без проблем! – принял вызов Макар, и пошёл за ними.
Полина же сорвалась с места и поспешила за братом. – Андрей! Там на улице Макс… Там на него толпой… - чуть не плакала сестра. Андрей бросил шар и выбежал из ресторана, за ним рванул и Трофимов, который был рядом, когда пришла Поля.
Макаров тем временем, уработав одного, сцепился со вторым. Он хоть и был пьяный, но удары совершал чётко и без помарок. Максим уже собирался вырубить кабана, но тут вмешался третий, сделав ему подсечку, которую он не заметил и рухнул на землю. В этот момент подоспели ребята из боулинга. Андрей, увидев лом в руках одного из нападавших сзади на Макса, одним ударом отправил его в нокаут. Макаров, вырубив второго, поднялся с земли. Теперь их стало ровно три на три. Завязалась драка. Но она была недолгой. Оставшиеся трое из нападавших вскоре поспешно ретировались, успев огрести напоследок по самые помидоры. У Трофимова был разбит нос, а Максу, конечно, досталось больше всех, но тоже ничего серьёзного, так, разбитый лоб и пара ссадин на щеке, классика жанра. А Андрей тот вообще ни ему ссадин, ни даже царапин, будто и не дрался вовсе.
- Максииим! – Бросилась к парню на шею Ольховская, - Я так испугалась!
- Полин, не плачь, все живы, здоровы!- успокаивал её Макаров.
Приехал Кисляк и развёз всех по домам. Андрей ночевал у друга, Ксюха у себя дома. Полина с Максом зашли в квартиру девушки. Сняв верхнюю одежду, Ольховская отправилась в душ, А Максим остался ждать её в гостиной. Он снова вспомнил маму, которая так и не вышла на связь. Она как будто исчезла из его жизни. Но парень понимал, что не могла Лариса сделать это по собственному желанию. Он всё меньше верил в отцовскую байку про то, что мать якобы отдыхает за границей. И потом, дома он не обнаружил ни одной её вещи и даже фотографии. На душе стало погано. Макаров не заметил, как вернулась из душа девушка. Он вздрогнул, когда она коснулась его руки.
- Родной мой, что случилось? – не укрылось его состояние от Полины. Он был напряжён и задумчиво смотрел куда-то в одну точку.
- Любимая, как хорошо, что ты у меня есть! – Проговорил он, притягивая её и усаживая себе на колени.
Он поднял голову и его губы скользнули по её губам, как атлас по атласу. Он умолял, он дразнил, он заставлял, и она не могла ему не ответить, как не могла не дышать. Это было правильно. Это было хорошо. Это было чудесно. Его язык двигался по её губам, прося, но не требуя, чтобы его впустили. И она его впустила, приоткрыв губы в ответ на его нежные убеждения. Её пальцы запутались в его вихрастой светлой шевелюре, притягивая его к себе ближе. Макс наслаждался тем, как она отвечает ему. Его поцелуй стал настойчивее. Его руки забрались под тонкий шёлк её халатика, пальцы скользнули по её спине, затем устремились к груди. Её пышные груди легли ему на ладони, и он блаженствовал, ощущая их нежную податливую плоть. Проявив железное самообладание, он овладел своим бушующим желанием. Его руки скользнули ей на талию, и он отстранился немного так, чтобы ей была видна страсть, ещё пылавшая в его взгляде.
Полина всё вглядывалась в его глаза. В его прекрасные голубые озёра. Она ощущала его взгляд так явственно, словно он физически прикасался к ней. Её тело стремилось вернуться в его объятия. Её груди казались тяжёлыми и налившимися. И она была уверена, что только прикосновения его рук умерит их боль. Её губы казались обездоленными, и только прикосновение его губ утолит этот голод.
- Макс, - сказала она. Всего одно слово, но в нем слышалось глубокое томление.
Глуховатые тона её голоса скользнули по его разгорячённому телу подобием бархата, и по всем нервам пробежали живые искры. Максу пришлось сжать руки в кулаки, чтобы не дать им потянуться к ней. Он заставил себя сидеть неподвижно, не смотря на то, что он был уверен, что всё его тело излучает силу его отчаянного желания. Его сердце отчаянно застучало, когда она склонилась ближе к нему. Его глаза впились в её лицо, дыхание участилось. Полина протянула к нему руки. Она медленно распустила его галстук. Стягивая его, она была вознаграждена резким вздохом Макса. Но он продолжал сидеть неподвижно. Её пальцы играли с верхней пуговицей его рубашки, наконец, расстегнули её. Максим напряжённо выпрямил спину. Она расстегнула вторую и третью пуговицы. Макаров сжал опущенные руки в кулаки. После четвёртой пуговицы её пальцы скользнули под рубашку, нежно касаясь его пылающего тела. На лбу у Макса выступили капельки пота, и его пальцы поймали её руки. Их губы встретились. Кончик её языка дразнил уголки его рта, а потом начал совершать короткие набеги внутрь, приглашая его к тому же. У Макса перехватило дыхание, и руки его медленно скользнули по её спине, потом ещё выше и зарылись в шелковистые рыжие кудри. Его губы обхватили её с настойчивостью, которую он твёрдо сдерживал. Он намеревался сдерживать себя, даже если это его убьёт. А его страстное желание таким огнём горело в его крови, что казалось вполне вероятным, что так и может случиться. Макс резким движением развязал пояс её халатика, который тут же был сброшен с её плеч. Полина ощутила его горячие ладони на своей груди. Полувскрик, полустон удовольствия сказал ему, что ей нужно большего. Он прильнул к её груди, обхватив губами твёрдый сосок. Максим ощутил, как её ногти впились в его плечи. Парень глухо застонал, его тело захлестнула волна дрожи. Он аккуратно повалил Полину на диван, из последних сил сдерживаясь, чтобы не наброситься.
- Полиночка, любимая моя… - хрипло бормотал он, поспешно освобождаясь от одежды. Девушка вскрикнула, ощутив его внутри себя, и инстинктивно обхватила его бёдра ногами, прижимая его ещё сильнее. Он зарылся лицом в её шею, заглушая вырывающийся из груди стон. Она ощущала его прерывистое дыхание на своём теле, наслаждаясь каждым моментом. Он потерял контроль, полностью погрузившись в омут наслаждения, отдавая себя без остатка. Макс слышал её стоны, чувствовал, как она извивалась под ним, умоляя, чтобы он не останавливался. И он продолжал, до тех пор, пока их тела не содрогнулись, достигнув пика наслаждения. Слёзы потекли по её щекам от этого невыразимо прекрасного чувства, и она повторяла и повторяла его имя.
Макс подхватил её и перевернулся, оказавшись под ней. Он не мог ею насытиться и продолжил смотреть на неё голодными глазами.
- Скажи мне, чего ты хочешь, Макс? – Её голос завораживал.
- Люби меня, хорошая моя! – Полуослепнув от желания, Максим приподнял её над собой и снова застонал, когда она вобрала его в себя. Он был покорен её улыбкой – улыбкой распутницы и ангела. Он готов отдать жизнь, лишь бы эта улыбка не покидала её лица, успел подумать Макс, прежде чем туман наслаждения не затмил всё, кроме настойчивой необходимости найти тот экстаз, который может дать ему только она. Они уснули с первым лучом солнца.
Когда Полина проснулась, стрелки на часах показывали полдень. Макс ещё спал, и она не стала его будить. Девушка приняла бодрящий душ и отправилась на кухню готовить обед. Завтрак они проспали. Пока девушка хлопотала у плиты, телефон Макса разрывался в клочья от настойчивых звонков. И когда на дисплее высветилось аж восемь пропущенных от абонента МАКАРОВ П.И. – именно так теперь отец был записан в трубке сына, мобильник зазвонил снова и на этот раз номер не был занесён в записную книгу. Полина не выдержала и ответила на звонок. В следующее мгновение её пробил холодный пот.
- Здравствуйте, Полина, кажется? – раздался женский голос на том конце провода.
- Допустим, – сдержанно ответила Ольховская.
- Мне бы Макса услышать, срочно! – почти требовательно сказал этот голос.
- Он не может сейчас подойти, - ответила Поля.
- Тогда скажите, пусть перезвонит на этот номер, – потребовал голос, после чего в трубке послышались короткие гудки. Хорошее настроение девушки вмиг улетучилось. В её душу закралась неподдельная ревность. Она выключила духовку.
Когда Максим проснулся, то не обнаружил рядом с собой Полю. Он встал, быстро оделся и пошёл на кухню. Там он увидел её. Она сидела за столом и задумчиво смотрела в окно. Взгляд у неё был тревожный.
- О чём думаешь? – подошёл к ней парень и поцеловал в щёку.
- Тебе звонили… - сухо ответила она, протягивая ему мобильник – просили срочно перезвонить.
Макс взял мобилу, полистал список вызовов. – Кто просил?
- Перезвони и узнаешь! – так же сухо отвечала девушка.
Макаров же пожал плечами и стал набирать последний входящий номер, который был ему не знаком. После пары гудков, раздался женский голос.
- Кто это? – невозмутимо спросил Максим. В следующий миг он побледнел и чуть не выронил телефон из рук. – Какая нахрен жена??? Ты чё несёшь???... Да мне пофиг вообще! – Он отключил телефон и, уронив голову на руки, опустился на рядом стоящий стул.
- Что случилось, Максим? – спросила Ольховская. Её ревность как рукой сняло, и теперь она с тревогой смотрела на парня.
- Да я честно сказать, сам не понял… - начал Макс. – Мама пропала… Я уже две недели, как не могу до неё дозвониться и где она, ума не приложу. Отец втирает, что она якобы за границей. Ну не могла она вот так по-английски взять и улететь! К тому же вещей её дома нет. Зато эта его швабра теперь там во всю хозяйничает. А это, кстати, она звонила…. И сказала, что она теперь якобы жена Петра Иваныча… - Выпалил почти на одном дыхании Максим. – Это что же получается, родители разошлись, а меня даже в известность не поставили?
- Родной, мне кажется, тебе нужно поговорить с отцом. Никто, кроме него тебе всего этого объяснить не сможет!- обнимала его за плечи девушка.
- Да, пожалуй, схожу домой, заодно и вещи свои заберу, – ответил парень.

Макаров наведался домой. Окинув убийственным взглядом отца с его шваброй, которые сидели на кухне и о чём-то болтали, но вдруг резко замолчали, услышав скрежет ключа в замке, Максим молча поднялся в свою комнату. Он стал в спешке складывать вещи со шкафа в сумку и вдруг замер как вкопанный. Он заметил на столе фотографию мамы, которой раньше тут не было. Это фото стояло в рамке и было зафиксировано траурной лентой. Максима бросало то в жар, то в холод. Он сильно зажмурился и резко открыл глаза, потом снова зажмурился и снова посмотрел на портрет…. Лента не исчезла, значит, ему не показалось. Он медленно взял фото в руки и направился вниз по лестнице.
- Это как понимать? – буравил он отца непонимающим взглядом. – Что, чёрт возьми, здесь твориться???
- Макс, присядь, пожалуйста! Давай спокойно обо всём поговорим, – начал, было, Макаров – старший.
- Спасибо, я постою! – отказался сын. – И так, я жду объяснений.
- Авиакатастрофа… Погибли все… Я не хотел, чтобы ты на всё это смотрел… - ответил отец.
- ВРЁШ! – заорал на него Макс. – Я ТЕБЕ НЕ ВЕРЮ! ТЫ ВСЁ ВРЁШ!
- Хорошо, сын, я могу тебе это доказать! – так же невозмутимо отвечал мэр. – Поехали!
- Куда?
- Увидишь!
Макаровы вышли на улицу сели в машину Петра Иваныча и поехали. Они ехали около часа, потом свернули с главной дороги и, проехав ещё немного, Макс увидел, как неподалёку стали мелькать кресты и оградки за забором, а указатель гласил «КЛАДБИЩЕ». Наконец машина остановилась, отец заглушил мотор и молча вышел из машины, жестом показав Максу следовать за ним. Парень безмолвно пошёл по дороге. Пётр остановился у одной могилы. МАКАРОВА ЛАРИСА СЕРГЕЕВНА. Прочитал Максим на памятнике, затем дата рождения и дата смерти. Он смотрел на могилу непонимающим взглядом. Время казалось, остановилось.
- Я хочу побыть один! – выдавил из себя Макс, и отец послушно ретировался обратно в машину. «Это какой-то кошмар… этого просто не может быть… »- проносились мысли у него в голове. Парень присел на корточки осторожно коснулся могильной земли, ощущая холод, сквозящий от неё. На могиле стояла ваза с цветами и пара венков - всё… .Прошёл час, он стоял неподвижно. Мозг отказывался воспринимать реальное за действительное. Всё это время он стойко боролся с комом, подступившим к горлу, не вымолвив ни звука. Вдруг Он упал на колени, не в силах сдерживать рыдания. Слёзы падали на могилу, руки сжимали землю в кулак до хруста костей пальцев. Из него как будто вырвали душу и теперь внутри пустота, которую ничто и никто не сможет заполнить. Он потерял счёт времени. И вот рыдания стихли так же внезапно, как и начались. Он поднялся с колен, погладил фотографию на памятнике. – Мам, я завтра приду и принесу тебе цветы – прошептал он и пошёл прочь.
- Могу я забрать свою машину? – спросил Максим у отца, подойдя к его автомобилю.
- Да, конечно! – мэр протянул ему связку ключей. – Она в гараже. Ну что, поехали домой? В училище я договорился, пару дней отдохнёшь.
- Я с тобой не поеду! – отрезал парень и побрёл к дороге пешком. Он добрался до города на попутке. Максим зашёл домой, забрал сумку с вещами и в последний раз окинув комнаты взглядом, вышел из квартиры, хлопнув дверью. «Ноги моей больше здесь не будет»- думал он.
Макар зашёл в подъезд элитного дома, поднялся на седьмой этаж, достал ключи из кармана куртки и, открыв дверь, зашёл в квартиру. Эту квартиру подарила ему мама на четырнадцатилетие. Он дал ей слово, что переедет сюда не раньше, чем когда ему исполнится восемнадцать. И при других обстоятельствах он непременно бы это слово сдержал. Всё это время квартира сдавалась. Месяц назад квартиранты съехали, и теперь она стояла пустая. Парень прошёл в свою комнату на втором этаже, выложил вещи из сумки, поставил мамин портрет на стол, предварительно вытерев со стола пыль. Пошарив по карманам куртки, он достал сигареты и вышел на балкон, закурил. В это время на соседнем балконе показался Кисляк, квартира которого находилась в этом доме на одной площадке с Макаровым.
- Похоронил кого? – спросил Андрей, только глянув на парня.
- Нет, всё как-то мимо меня прошло… - Сделав пару затяжек, воскликнул Максим. – Кислый, виски хочешь? А то я один не пью. – Вдруг предложил Макс.
- Заваливай! – без лишних вопросов согласился Кисляк. Он сразу понял, что у друга что-то случилось. – С Полинкой поругался? – предположил он, когда Максим пришёл к нему с вискарём. Но тот лишь отрицательно помотал головой. Андрей достал пару стопок и закуску из холодильника. Но Макс, проигнорировав закуску, молча наполнил стопки и опрокинул одну из них.
- Ты вчера сказал, что мы сегодня с тобой поговорим на тему моей мамы. – пробормотал Максим. Что ты хотел мне рассказать? – Он внимательно посмотрел на друга.
- То, что они с твоим отцом развелись. – ответил Кисляк.
- И всё?
- Всё! А что ещё? Или тебе мало? – искренне удивился такой постановке вопроса друг.
- Мне офигеть как достаточно… - проговорил Макс, наполняя очередной раз стопки и снова выпивая, не закусывая, Кисляк в принципе от него не отставал.
- Братан, мне кажется или ты мне чего-то не договариваешь? – выжидательно посмотрел на него сын прокурора.
- Не кажется… Скажи, а ты в курсе, что моей мамы нет в живых? – осторожно спросил Максим.
- Чего??? – ошарашено смотрел на парня друг. – Кто тебе это сказал?
- Я сам видел!
- Что ты видел? – выпал в осадок Кисляк.
- Могилу, блин!- Макс уронил голову на руки. Он рассказал другу всё, о чём узнал недавно сам.
- Выходит, ты её даже не хоронил… - пробормотал обалдевший от полученной информации друг. – Охренеть просто, нет слов…
Так они просидели до вечера. Максим вдруг вспомнил, что так и не включил мобильник, который выключил ещё днём на кладбище. Он достал сотку и включил её. На дисплее высветилось пять пропущенных от Полины. Он поспешно набрал её номер, Но на том конце провода отвечал автоответчик. Делать нечего, Макаров собрался ехать к ней. Он попрощался с другом сел в машину и уехал.

Когда Максим ушёл, Полина позвонила маме и проболтала с ней около часа. Потом к ней пришёл брат со своим сыном, и они все вместе отправились сначала на карусели, затем в зоопарк и напоследок забрели в детское кафе. Ольховская давно не видела племянника. С бывшей женой брата у неё отношения не сложились сразу, что уж говорить о теперешнем положении дел. Полина видела ребёнка, только когда брат приводил его к ней, или же когда ребёнок гостил у бабушки Лиды в Смоленске. Но в своём родном городе девушка бывала редко. Мальчик очень любил свою тётю и потому, лишь только заприметив её, восторгу ребёнка не было предела. И вот, налопавшись сладостей, ребёнка, наконец, сморила усталость. Он так и уснул у папы на руках прямо в кафе. Зато, как только они вернулись к Полине, усталость и сон у двухлетнего бандита как рукой сняло. Ещё бы, ведь он сразу заметил пушистого котёнка, который сначала внимательно изучал ребёнка, а потом эти двое играли в догонялки по всей квартире. Кот ребёнку однозначно понравился, равно как и ребёнок коту. Настал момент, когда пора было отвозить ребёнка матери, на что тот бурно протестовал и требовал остаться у тёти Поли вместе с папой. Отцу с трудом удалось уговорить сына поехать к маме, пообещав в свою очередь, навестить тётю Полю завтра, и они уехали. Полина посмотрела на время – пять вечера, а Макс так и не звонил. Через три часа у него закончится увольнение. Девушка пробовала звонить сама, но абонент был в не зоны доступа. Когда часы пробили девять вечера, Ольховская набирала его номер уже в пятый раз, но тщетно, абонент не абонент. А потом и вовсе утопила мобильник в ванной. Девушка уже думала, что Макаров не придёт, что он наверняка уже в училище, как вдруг через час раздался звонок в дверь. Полина открыла её, на пороге стоял Максим. Такого Макарова она ещё не видела. Он был в хлам пьяный и еле стоял на ногах. И одному богу известно, как он добрался до её дома, в частности до её квартиры.
- Полииинка моя. – Воскликнул он, вваливаясь в коридор. Девушка поспешно закрыла входную дверь. – Ты почему отключилась? Я же волновался!
- Это я – то отключилась? - возмутилась девушка. И вообще, ты почему не в училище? Что вообще с тобой? – Ольховская практически сама сняла с него верхнюю одежду и затащила в гостиную, усадив на диван.
- Не кричи, башка и так трещит, – бормотал он.
- Оно и понятно! Ты сколько выпил – то, Макаров? – Всё больше не годовала девушка.
- Много, наверное… Поль, я тачку поцарапал по дороге к тебе.
- Отлично! Ты ещё и в таком виде за руль сел?! – Полька чуть не задыхалась от злости. – Макаров, ты в своём уме? Что ты, чёрт возьми, творишь?
- А что мне ещё оставалось, если у тебя мобила отключена? – Теперь он сорвался на крик. – Хорош на меня орать, блин! – Полина никак не ожидала увидеть то, что последовало дальше. Он уронил голову на руки и зарыдал.
- Что случилось, Максим? – испугалась девушка. Она села рядом с ним и обняла его за плечи. Макс же молча уткнулся ей в плечо, не в силах вымолвить ни слова. Немного успокоясь, он, сбиваясь, рассказал о своём несчастье, Ольховская пошла на кухню за таблеткой. Когда она вернулась с лекарством в одной руке и стаканом воды в другой, парень уже спал. Полина раздела его и уложила на диване, он даже не проснулся. Девушка же не сомкнула глаз до самого утра. Новость Макса повергла её в шок.
Утром Ольховская позвонила в училище и предупредила начальника, что не выйдет сегодня на работу по весьма веским причинам. Она решила побыть дома с Максом, побоявшись оставлять его одного. Девушка приняла душ и сделала себе кофе. Она всегда предпочитала вместо завтрака просто крепкий кофе. Пока Максим спал, Поля решила сходить в магазин за продуктами, предварительно приготовив ему завтрак.
Макаров проснулся ближе к обеду, он не смог оторвать голову от подушки. В ушах звенело и, вдобавок ко всему, мучил колоссальный сушняк. Парень нашёл записку на журнальном столике, которую оставила ему Полина. Приняв душ, он оделся и прошёл на кухню, где первым делом обнаружил на столе минералку и таблетки аспирина. Проигнорировав завтрак, макар выпил таблетку и, найдя в кармане куртки последнюю пару сигарет, отправился на балкон, где собственно и закурил, накалякав Поле смску, чтобы та купила ему сигареты. Курить по утрам за последние две недели вошло у него в привычку. Дома он это делал на балконе, а в училище обычно на территории, прячась где-нибудь за деревом. Максим старательно скрывал от Полины, что он курит, но сегодня была не та ситуация чтобы продолжать в том же духе. Потому, когда девушка вернулась из магазина, он так же стоял на балконе и продолжал курить последнюю сигарету. В конце концов, было бы странно, продолжать делать вид, что он якобы не курит, ведь он сам попросил её купить ему пачку. Полина же, придя домой, молча выложила ему сигареты. В любой другой ситуации она бы отчитала его уже за смску, но только не сейчас.
- И как давно ты куришь? – спросила девушка, обнимая его за талию. Они стояли на балконе, дул прохладный ветер. На дворе –то ещё отнюдь не лето. Ольховская всё же заставила его надеть куртку, которую она захватила по дороге на балкон.
- Вообще с десяти лет и до четырнадцати. – Он держал пачку в руке, не решаясь, однако закурить при ней. – Но тогда был целый комплекс мероприятий: и сигареты, и спиртное, и девочки…
- А потом?
- А потом я встретил тебя, ну и суворовское хорошая школа, сам не заметил, как завязал со всем этим.
- То есть вчера ты решил развязаться?
- Нет, это так…просто… перезагружаюсь уже. – Он обнял девушку, вдыхая аромат её духов.
- Ну закончишь перезагружаться, приходи на кухню, обедать будем, а то к завтраку даже не прикоснулся. – Она потрепала его по макушке и ушла с балкона. Максим же, достав из пачки сигарету, хотел было затянуться, но тут как назло на соседний балкон выползла старушка:
Ну что за молодёжь пошла, а! то, пьют, то девок по подъездам тискают! Кошмар какой-то! Что же ты, сынок, совсем молоденький ещё, а дымишь как паровоз, даже меня не постеснялся! И куда только мамка твоя смотрит, совсем, наверное, не воспитывает… - Макаров молча смял сигарету в кулаке и вернулся в квартиру.
Он опустился в кресло и погрузился в воспоминания: « Максу пять лет, он играет на полу с машинкой, приходит папа и дарит маме цветы. – Твои любимые, камелии красные, китайские, как ты любишь. – говорит он и целует Ларису в щёку. – Спасибо дорогой, - отвечает мама, - но это не камелия, это розы. – Смеётся. Камелия очень похожа на розу и их легко спутать, вот тебе и подсунули. Это очень редкий цветок. В нашем городе продаётся только в одном магазине, там тебя не обманут. Ещё правда у нас на даче у бабы Маши клумба растёт. Она их и выращивает. Хотела бы я себе такую клумбу, да вот что-то не прижились у меня семена таких цветов – грустно вздыхает. Маленький Макс прекрасно знал, в каком доме живёт баба Маша. Тогда было лето, Макаровы часто отдыхали на даче и брали ребёнка с собой. Наступил день рождения Ларисы Сергеевны. Макс со своим закадычным дачным другом Мишкой, который был на год постарше его, проснулись рано утром и пробрались в сад бабы Маши. Они хотели было вырвать цветы с корнем и удрать, но тут на крыльцо вышла бабушка. Надо сказать, она очень любила этих двух бандитов, свои – то внуки жили далеко, вот она и нянчила соседских ребят как своих с самых пелёнок. Заметив хулиганов, она вмиг сообразила, что те хотят обчистить клумбу. – Что же вы ребятки не спросили? Максимка, небось, мамке решил камелии подарить на день рождения, ведь это её любимые цветы? – малец недовольно шмыгнул носом, такой план сорвался. – Да не переживай, сынок, дам я тебе китайские камелии! Только это на соседней клумбе, а тут у меня розы! Бабушка Маша прошла на соседнюю клумбу и настригла букет. Довольный Макс вернулся к себе на дачу и подарил маме цветы, Лариса даже пустила слезу от умиления». Потом он как-то забыл про эти цветы, а сейчас вдруг вспомнил, да только вот поздно. Но лучше поздно, чем никогда.
- Полин, а где у нас в городе продаются китайские камелии? – спросил он за обедом.
- С чего вдруг такой интерес? – удивилась Ольховская. – Это очень редкие цветы, в цветочной магии можно купить, больше нигде! Их ещё с розами легко спутать.
- Может, поможешь мне не ошибиться? – смотрел на неё Макаров. – Давай вместе выберем? К маме хочу съездить, это её любимые цветы. Они пообедали и поехали за цветами. В цветочном парень купил шесть китайских камелий красных, и пять китайских роз, последние он подарил девушке, а камелии положил на заднее сидение салона. Они приехали на кладбище и какое-то время молча стояли у могилы, держась за руки.
- Почему у меня стойкое ощущение, что её там нет? – вдруг спросил Максим, устремив свой взор на возвышающийся холм.
- Наверное, потому что ты не хоронил её, – ответила девушка. Они постояли ещё немного, подул холодный ветер, спугнув сидевших неподалёку назойливо каркающих ворон.
- Поль, иди в машину, а то замёрзнешь. Я ещё чуть-чуть побуду и тоже приду – Он еле сдерживал слёзы, боясь разреветься перед ней. Полина поняла, что ему надо немного побыть одному, и пошла в машину. Максим закрыл лицо руками, слёзы сочились сквозь пальцы. Тяжёлые серые тучи заволокли небо, целиком поглотив солнце, так, что стало поистине сумеречно вокруг. И небо заплакало, роняя свинцовые капли на землю. И снова касание тёплой дрожащей руки до такой холодной, но такой родной фотографии. И снова шёпот «Я завтра приду к тебе, мам».


Болею МиП...
 
маськаДата: Понедельник, 04.06.2018, 04:13 | Сообщение # 19
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Прошло две недели. Макаров каждый день ездил на кладбище к маме, на её могиле возвышалась поистине целая клумба из китайских красных камелий, как она и хотела….Каждый день земля содрогалась от его безмолвных рыданий… Начальник училища лично распорядился выписывать парню увольнительную каждый день на три часа, чтобы он мог ездить на кладбище. Тот в свою очередь дал слово, что на учёбу это никак не повлияет, и старательно успевал везде. Домой к отцу Максим так и не приходил. Пётр Иванович как-то попытался вызволить сына на КПП, но тот не вышел, и на звонки его парень не отвечал. Уже месяц прошёл с тех пор, как Максим не видел маму.
Пятница. Третий взвод отправили на уборку территории. Максим как обычно, прогуливался, контролируя работу. Вдруг он замер, заметив за забором женщину, ооочень похожую на Ларису Сергеевну. Он зажмурился, а когда открыл глаза, ведение исчезло. По телу пробежали мурашки. «Показалось, наверное» - подумал Макс. На следующий день ситуация повторилась в более реалистичных тонах. Максим выносил мусорное ведро, и вдруг увидел её. Он нервно сглотнул. – МАМА! – вдруг вырвалось из его уст. Женщина, вздрогнув, стала вдруг удаляться. Он рванул через забор и побежал, было за ней, но она бесследно скрылась в толпе. Максим остановился в растерянности посреди тротуара и медленно поплёлся в училище. Он прошёл прямо через КПП, совершенно не обращая внимания на дежурного, который требовал с него какую-то там увольнительную. Макаров зашёл в казарму и рухнул на кровать. На вопросы начальника училища он повторял как заведенный –«Там мама была! Понимаете?? За забором стояла! Да я в упор на неё смотрел, так же как на вас сейчас, только подальше…» Его направили к психологу, которая в свою очередь, побеседовав с парнем, сделала вывод, что он слишком часто бывает на кладбище, и возможно, мама ему просто привиделась. Мол, такое тоже бывает. К тому же рана ещё настолько свежа, и ещё ох как долго будет кровоточить. Нужно дать ему время, чтобы привыкнуть к мысли, что мамы нет. В субботу он увидел её в городе, когда стоял в пробке, он хотел было выскочить, но Лариса перешла на другую сторону многополосной дороги, загорелся зелёный, и хлынул поток машин. Максиму пришлось разворачиваться на перекрёстке, пока он развернулся, она снова исчезла из виду.
Неделей раньше… Квартира Макаровых.
- Да, Лариса, я слушаю!... Я же просил тебя не звонить!... Никто не должен знать, что ты жива, иначе ты понимаешь, да?- Шипел Макаров - старший в трубку.
- Петя, я больше так не могу! У меня сердце разрывается! Можно я хотя бы одним глазком за ним посмотрю? Обещаю, он не заметит!
-Надеюсь, ты понимаешь, что ты рискуешь, прежде всего, его же жизнью?! Ты себе даже не представляешь, каково мне! Да он меня на пушечный выстрел к себе не подпускает, Лариса, он меня презирает! Он ушёл из дома и забрал свои вещи! На звонки не отвечает! Мне угрожают, Лариса и я не могу рассказать ему правды, потому что он начнёт искать с тобой встреч, а это значит, они его убьют! И тогда оплакивать уже будем мы его!
- А меня он оплакивает, Петя! – Плакала Лариса. – Меня, живую мать! Он носит на мою могилу мои любимые цветы! – Она уже готова была заистерить.
- Ладно, хорошо, но только, так чтобы он тебя не заметил, если что связываемся по моему секретному номеру.
И Лариса тайно ходила каждый день вдоль забора суворовского училища, осторожно высматривая свою кровинку. А когда он её окликнул, её сердце чуть не остановилось. Ей хотелось броситься к нему, заобнимать и зацеловать. «Но нельзя, сыночка, нельзя… ради твоего же блага», – и, она поспешила удалиться, вытирая слёзы.
Конкуренты Макарова - старшего нынче в конец оборзели. Воронцов и его компашка давно беспредельничали в Твери. А теперь и вовсе стали угрожать действующему мэру жестокой расправой с его женой и сыном. Пётр Иванович не на шутку испугался. Посоветовавшись со своим верным помощником, он решил сымитировать смерть собственной жены. Максим в суворовском, и это играло Петру на руку. Он сумел убедить, как ему казалось, воронцовскую шайку не трогать Макса, мол, он и так мать похоронил. А чтобы было правдоподобно, отец решил ничего не объяснять сыну. Так же он специально якобы развёлся, имея на руках свидетельство о разводе, боясь, что не сможет сыграть натурально убитого горем мужа, зная заранее, что супруга жива. Он даже якобы повторно женился на молодухе. Воронцову, однако, стало мало одной смерти супруги Макарова. Ему понадобился завод, на котором было занято около тысячи рабочих. Противник мэра надумал снести завод и на его месте построить прибыльный, по его мнению, в отличие от завода супермаркет. Пётр Иванович был против такого расклада. Он переживал за людей, которые ввиду прекращения действия завода останутся без работы. Потому он упорно не давал разрешения на возведение магазина. Воронцов же теперь решил действовать через сына мэра.
В субботу Максим в увольнении пришёл к Полине. После смерти матери это был самый близкий для него человек. Он буквально держался за неё как утопающий за соломинку. А если вдруг девушка не отвечала на его звонки, в его сердце закрадывалась неподдельная тревога, а что если и с ней что-нибудь случилось. Он готов был порвать за неё любого, кто посмеет довести её до слёз. Полина же старалась всячески его поддерживать. Она очень любила этого наглого самоуверенного мажора, каким он казался в отношениях со сверстниками, но только не с ней. С ней он был абсолютно другим: нежный заботливый сильный мужественный этакий джентльмен. Во всяком случае, старался им быть. Он хотел, чтобы она видела в нём мужчину, а не мальчика. Сегодня у Максима увольнение. Ольховская решила его порадовать вкусным обедом, и пошла в магазин за продуктами. Купив всё необходимое, она в бодром расположении духа возвращалась домой. Как вдруг путь ей преградил резко затормозивший перед ней красный крузак. Из тачки выскочил Воронцов с людьми в масках.
- Ольховская Полина Сергеевна, кажется? – гаркнул он. Девушка остановилась как вкопанная, казалось, от страха не могла дышать, молча кивнула. – Отлично, значит перейдём сразу к делу – начал Валерий, - Ты должна уговорить мэра этого города отдать мне завод. Иначе, твоему пацану не поздоровится, поверь!
-Причём тут Максим и почему вы обращаетесь с подобной просьбой ко мне? – пролепетала девушка.
- Да при том, что мэр на прямую сотрудничать отказался, а его сынок не менее упёртый тип. – Пояснил Воронцов. – Другое дело ты! – Ты же не хочешь хоронить парня в столь юном возрасте? Да, не советую взболтнуть сыну мэра хоть что-нибудь о нашем разговоре! – закопаю обоих рядом с его мамашей, глазом моргнуть не успеете. Собственно всё, что от вас требуется, я огласил, даю вам срок чуть меньше двух недель, если не выполнишь мою просьбу, можешь прощаться со своим Ромео!- Они сели и уехали, А Полина почти бегом отправилась домой, зажав рот рукой, лишь бы не закричать во всё горло. Ближе к обеду она взяла себя в руки и успокоилась. Максим не должен заподозрить о происшествии.
Зайдя в квартиру, Макаров застал девушку на кухне, усердно колдующую над чем-то, безусловно, вкусным. – Мм… моя хозяюшка, - он остановился позади неё и обнял за талию, зарылся лицом в её рыжие локоны, вдыхая аромат духов.
Ольховская повернулась к нему, обняла за шею, погружая свои пальцы в его светлые непослушные волосы. От этого прикосновения по его телу пробежала сладкая дрожь. – Голодный? – спросила она.
- Так бы и съел вместе с одеждой! - он, хищно смотря на девушку, сгрёб её в охапку.
Полина взвизгнула от неожиданности. – Я имела в виду обед! – пыталась протестовать она.
- Обед подождёт! – Хрипло пробормотал Максим и понёс её в спальню. Их губы встретились. Погружённые в волну желания страсти и любви они на какое-то время забыли обо всех проблемах и тревогах, наслаждаясь моментом. Он аккуратно уложил её на кровать, предварительно освободив от мешающей одежды, его руки ласкали её нежную кожу, заставляя её тело вздрагивать от наслаждения. Когда он губами нашёл её упругую грудь, она вскрикнула, крепче прижимая его к себе, глаза застилала пелена. Её ногти расцарапали его спину в кровь, когда он вошёл в неё и стал двигаться, заставляя его закусить губу. Она выгнулась к нему навстречу, принимая его. Его жаркие поцелуи делали с ней то, что никогда и никому не удавалось делать с ней раньше. Только Макс мог вознести её до небес и аккуратно спустить на землю. Максим любил её всей душой, каждой клеточкой своего тела и чувствовал, что Полина отвечает ему тем же. Достигнув пика наслаждения, они продолжили некоторое время лежать в объятиях друг друга.
- Так хорошо когда ты рядом, – сказала девушка, лёжа у него на плече, - Так легко и спокойно. Я так тебя люблю и буду любить всегда, что бы ни случилось. – Она уткнулась в его шею, из последних сил сдерживая слёзы.
- Солнышко, да что может случиться? – удивился он такому слогу.
- Я так боюсь тебя потерять! – Всхлипывала Ольховская, и слёзы предательски катились по щекам.
- Эй, ты чего? – Он не мог смотреть на её слёзы. – Ты меня не потеряешь, родная моя! – Максим успокаивающе гладил её рыжие пряди. – С чего вдруг такое настроение?
- Я просто соскучилась. – Ответила она, крепче обнимая его. – Мы так редко видимся.
- Я бы тоже не отказался видеться чаще, но училище, сама понимаешь, суровый график. Да вдобавок ко всему в пробке завис как назло именно сегодня. А ещё… - Он вдруг замолчал.
- Что ещё? – Полина внимательно смотрела на парня.
- В общем, пока в пробке стоял, я снова увидел маму….Она через дорогу переходила…
- Может тебе показалось… так бывает…
- Да я уже и сам не знаю, что думать… - Он оделся и пошёл на балкон, достав новую пачку сигарет, – пойду соседку твою понервирую.
На следующий день они вместе поехали на кладбище. Максим сделал новую фотографию на памятник. Когда они приехали, к ним подошёл парень, спрашивал, как пройти в посёлок, расположенный неподалёку. Пока Макаров объяснял дорогу, Ольховская взяла цветы и пошла к могиле его матери, которая располагалась немного дальше от места, где они останавливались. Вдруг Макс услышал оглушительный вопль. Он бросился на крик, Полина в истерике стояла у могилы его матери и смотрела на фотографию Макса, приклеенную к памятнику, заляпанную кровью.
- Поль, родная, успокойся, я рядом! – Максим обнял ее, отвернув от фотографии. – Это чья-то неудачная шутка. Узнаю шутника, самого закопаю на хрен! Он содрал фотографию с памятника, смял и выбросил.
- Ты не понимаешь! Они сказали, что убьют тебя… - Рыдала Полина – Это знак…
- Кто они? – Подобное заявление слегка шокировало парня. – Тебе что, угрожали?
- Я не могу тебе сказать, Они запретили что-либо говорить…
- Ты их хотя бы запомнила? – Испугался он, но не за себя, а за Полину. «С ума сойти, какая-то тварь смеет угрожать моей девушке! Да я их из под земли достану, и туда же утрамбую!» - Пролетели мысли у него в голове.
Максим, пожалуйста, не надо тебе с ними встречаться, это очень опасные люди.
- Ладно, хорошо. Только успокойся, пожалуйста! – Он усадил её на скамейку, наскоро прикрутил фотографию мамы, и потом они поехали домой.
В понедельник Максим должен был заступать в караул. Он прибыл на пост вместе с разводящими. Проверив замки, пломбы, двери, и убедившись, что они в порядке, Макаров хотел было принять пост у Стрюкова. Мутный тип этот Стрюков. В последнее время постоянно докапывался до Макса по поводу и без, провоцируя его на конфликт. Пару раз Макар не сдержался и хорошенько ему навалял.
- Макаров, иди-ка сюда, разговор есть!- обратился вдруг к нему часовой.
- А зачем тебе Макаров? – насторожился Перепечко, который выступал разводящим. Стрюков ему очень не нравился, кроме того, Степан был в курсе непонятного конфликта между ним и Максом. А теперь ещё вдобавок ко всему он нарушает устав. – Если тебе скучно, со мной поговори!
- Да мне не о чём с тобой разговаривать! – блатовал тот.
- Ладно, Стрюков, сдавай пост и пошли! –Вклинился в тему Царёв, который как раз дежурил в караулке, и сейчас ждал когда часовой сдаст пост.
- Макаров, ты мне ничего сказать не хочешь? – проигнорировав Сашку, продолжил часовой.
- Ну, разве что сказку на ночь! – отвечал ему Макс. – Но это в караулке, сдавай пост и пошли!
- Ты у меня сейчас не пойдёшь, а поползёшь! – озверел от такой наглости Стрюков и вдруг щёлкнул предохранителем и направил автомат на Макарова. Ребята замерли. Они прекрасно знали, что у того в рожке тридцать патронов.
- Слыш, ты охренел что ли! – обалдел от такого выпада Макаров.
- Ты чё творишь? – Хотел было подойти к нему Перепечко.
- А ну-ка всем стоять, автоматы на землю! Дёрнется кто, всех на хрен положу!
- Степан, не лезь, я сам разберусь, а то ни дай бог что, мне перед твоей мамой до конца дней не оправдаться, - сказал Макс, медленно опуская автомат на землю. Остальные ребята последовали его примеру. – Слыш, стрюк, ты хоть понимаешь, чем тебе это всё обернётся?- попытался вразумить его вицесержант. – Ладно, ты мне мстишь, за то, что я тебе рожу раскрасил, наверное, а пацаны тут причём? Давай их отпустим и разберёмся без посторонних?
- Ладно, чуваки, валите по добру по здорову! Автоматы только с земли не поднимать!- отпустил их часовой, продолжая держать на мушке Макарова.
- Мы без него не пойдём! – Воскликнул Перепечко.
- Стёп, валите, пожалуйста! –обратился к нему Максим, рассчитывая на то, что они сообщат начальнику училища из караульного помещения. Эта же мысль вдруг пришла в голову и Степану, тогда он вместе с Сухомлиным отправился с охраняемой территории. Стёпка рванул в караулку, Сухомлин же остановился неподалёку, так, чтобы было видно Макса. – Царёв, чё встал? Вали давай! – заметив, что тот не уходит, воскликнул Максим. – Не хватало ещё из-за такого дерьма, как ты, огрести! – Царь молча отправился прочь. Теперь Макаров остался, как ему казалось, один на один с часовым и без оружия.
- Считаю до трёх, начинай прощаться с жизнью! – воскликнул Стрюков. Сухомлин же чётко слышал, что говорит часовой, и на счёт РАЗ, он осторожно пошёл прямо на него, стараясь отвлечь внимание от Макарова шорохом. – ДВА! – продолжал тем временем часовой. И вдруг Максим заметил, что тот смотрел куда-то в сторону, отведя от него автомат, и догадался, что там остался кто-то из ребят. Макаров кинулся на автомат, выбивая его из рук, - ТРИ! – заорал в это время Стрюков. Он все-таки успел нажать на курок, прежде, чем Максим обезоружил его. Макаров, выбив автомат из рук часового, нокаутировал его одним ударом. И только теперь он почувствовал, как что-то влажное и тёплоё сочится по его телу под формой. В глазах потемнело, Он ощутил острую боль в боку, голова закружилась, и Макаров рухнул на землю, потеряв сознание.
Сухомлин со всех ног кинулся к нему – Макар! Слыш, да очнись же! – пытался растормошить его Илья, наконец, тот пришёл в себя.
- Больно, капец! – хрипел он.
Тем временем Начальник училища заседал у себя в кабинете, зазвонил телефон, и ему сообщили, что в карауле ЧП. Стрюков собирается убить Макарова. Матвеев, захватив собой Кантемирова и Ноздрёва, отправился на охраняемый пост, Предупредив санчасть, чтоб готовились. Приехав на пост, офицеры обступили Макса, Кантемиров взял парня на руки и положил в машину, на которой они прибыли и повёз его в санчасть.
- Я пытался его отвлечь, у меня даже получилось! Он же в меня хотел пальнуть! – плакал Сухомлин, а этот на автомат кинулся…
Стрюков к тому времени пришёл в сознание, его вместе с Ильёй повели в училище. На пост заступил Трофимов.
В санчасти Марианна Владимировна извлекла у раненого пулю, и, обработав рану, заклеила её пластырем. Макаров уснул. В кабинете начальника училища Матвеев готовил приказ на отчисление суворовца Стрюкова с занесением происшествия в личное дело. Сухомлин, приняв успокоительное, немного пришёл в себя, и теперь сидел в кабинете начальника училища, наперебой с Перепечко рассказывая суть произошедшего ЧП. На следующий день на плацу отчислили Стрюкова, остальных участников данного происшествия принято было наградить позже, по возвращении Макарова в строй.
Полина, придя в училище, закатила истерику, узнав о Максе. - Ну как ты? – Спросила она, навестив парня в санчасти. Она уже практически пришла в себя и почти не плакала.
- Нормально, Поль! – Успокаивал её Максим. – Жить буду! Поваляюсь пару дней и выйду!
Немного побыв у Макса, затем отведя занятия и проверив тетради, Полина отправилась домой. Погода стояла отличная, и девушка не стала ждать транспорт, решила прогуляться пешком. Она не спеша шла по тротуару, вдыхая ставший по-летнему тёплый свежий воздух, слушая щебетание птиц. По пути она зашла к Ксении и засиделась у неё допоздна. Когда возвращалась домой, было уже достаточно темно. Девушка заметила три силуэта, приближающиеся к ней.
- Бааа, ну надо же, как нам повезло! – воскликнул один из них. – Я даже и не думал, что мы хоть кого-то встретим в столь позднее время. – Полина остановилась. Кольцо вокруг неё неумолимо стало сужаться. От страха она не могла вымолвить ни звука. – Красавица не против поразвлечься? - Второй вдруг подпрыгнул к ней и схватил за руку, Девушка вскрикнула, и стала вырываться. Максим как-то научил её парочке приёмов для самообороны и сейчас они ей пригодились. Изловчившись, она вырвала руку и прошлась ногтями по физиономии нападавшего, исцарапав ему рожу, и хотела было бежать, но неудачно развернулась и упала, подвернув ногу. – Ах ты ж сука! – выругался мужик, по которому проехали ногтями,- убью! – он подорвался за ней.
Тут из-за угла на него бросился какой-то парень. - А ну отошёл от неё! – Завязалась небольшая драка, после чего нападавшие скрылись в темноте. – Полина Сергеевна, вы в порядке? – Подошёл к ней парень. Это был Царёв.
- Да, спасибо! Ногу только, кажется, подвернула. – Ответили девушка, поднимаясь с земли, однако идти сама не смогла, ощутив резкую боль в ноге.
- Давайте я Вас провожу! – вызвался Сашка. Ольховской пришлось согласиться. – Полина Сергеевна, так мы с вами и к утру не дойдём! – Воскликнул парень, Полина еле-еле хромала, пытаясь идти сама, держась при этом за него. Царёв вдруг подхватил её на руки и понёс в подъезд. – Просто, Полина Сергеевна, так ведь гораздо быстрее и удобнее.- Она не стала сопротивляться. Подойдя к двери её квартиры, парень открыл дверь ключами, которые протянула ему девушка, и занёс Полину внутрь, расположив на кресле в гостиной. Он аккуратно снял с неё обувь . Нога прилично распухла на месте голеностопа. – Похоже, связки потянули! – констатировал парень, слегка затронув место ушиба. – Где у вас кухня?
- По коридору направо. – Ответила девушка, слегка морщась от боли.
- Так, я за льдом, вы только не вставайте! – Воскликнул Сашка и пошёл на кухню. Достав из морозилки лёд, он вернулся в гостиную и приложил прохладный кубик на ногу девушки. Не смотря ни на что, он был несказанно рад подвернувшемуся случаю, а может и вовсе не случаю… «Надо бы пацанам накинуть за проделанную работу…»- думал он. Обработав место ушиба специальной мазью, он зафиксировал ногу эластичным бинтом.
- Спасибо, Саш! Поблагодарила девушка. – Может чаю? – Предложила она из вежливости. Парень охотно согласился. Пока он мыл руки в ванной, Ольховская, держась за стенку, прошмыгнула на кухню и приготовила чай с печеньем.
Когда Царёв вышел из ванны, он с досадой увидел девушку на кухне. – Полина Сергеевна, ну зачем вы встали? Вам нельзя нагружать ногу! Дождались бы меня, и я бы вас до кухни донёс! – Воскликнул он.
- Спасибо, не стоит! Я вполне нормально добралась сама! – Девушка пригласила его за стол. Они пили чай, Царёв развлекал её историями из училища. В это время телефон Ольховской одиноко разрывался вибрацией на кофейном столике в гостиной, но она этого не слышала. Когда Полина, наконец, проводила гостя, уже наступила полночь. Она взяла со столика мобильник, и с ужасом заметила пять пропущенных от Макса. Но перезванивать не стала, время –то позднее. Она переоделась, легла на диван и заснула до утра.
Царёв же довольный вышел от Полины и пошёл по улице, набирая номер по мобильнику: «Ало, трость, короче, молодцы, чуваки! Круто отработали! Найдёшь меня завтра, премию добавлю!... Ага, и за разбитый нос тоже!... Ну извини, случайно вышло!... Так пацанам передай, и да, больше в этом районе не показывайтесь!» - парень нажал отбой, сел в машину, припаркованную недалеко от дома Ольховской, и уехал.
На следующий день Полина проснулась аж в обед. Вчера перед сном она приняла снотворное, на случай, если нога будет беспокоить, и проспала. Ольховская позвонила в училище предупредить, что повредила ногу. Как вдруг раздался звонок в дверь. Открыв её, она увидела Царёва. – Я вот решил проведать! – воскликнул он.
- Входи, но не нужно было. – Она хотела позвонить Максу, но при Царёве не стала этого делать, не выгонять же его в свете последних событий.
- Это вам! – протянул он витамины, – это хорошие, отец из Бельгии привёз, для восстановления повреждённых тканей.
- Саш, спасибо конечно, но я не возьму… категорично отказалась девушка.
- Полина Сергеевна, это самые лучшие витамины! – наставал парень. Но Ольховская наотрез отказалась, и он убрал их в карман, якобы сдавшись.
Вдруг раздался снова звонок в дверь. Полина открыла дверь, на пороге стоял Макс…

Когда Полина ушла, Макарова навестили друзья. Так как он лежал в местной санчасти, им даже не понадобилась увольнительная. Они с удовольствием проводили с другом всё свободное время, развлекая Макарова. Вечером, когда наконец, закончились все процедуры, стрелки на часах подошли к 10. Максим набрал заветный номер, хотел пожелать ей спокойной ночи - это стало своего рода традицией, когда Максим был в училище. Но Полина не взяла трубку. «Ладно, может в душе…» - Успокаивал себя Макс. Ввиду того, что девушке кто-то угрожал, он теперь переживал всякий раз, когда она просто не отвечала на его звонки. Но девушка не ответила, ни через час, ни через два. Теперь уже Макаров забеспокоился. Он обзвонил Мажора и Кислого, и даже Ксюхе позвонил. Но первые два с девушкой нигде не пересекались, подруга сообщила, что Полина уже час как ушла от неё домой. «Где же ты, Полиночка… » - думал он ворочаясь в постели. В ту ночь Максим так и не смог уснуть. Дождавшись утра, он снова набрал любимые цифры - ситуация та же. Парень уже не знал, что думать. Ближе к обеду к нему заскочил Соболев и сообщил, что Полина в училище сегодня не появилась, и что у неё якобы что-то с ногой. Делать нечего, Макаров стал упрашивать медперсонал, чтобы его выписали, со всей серьёзностью докладывая, что ему уже гораздо лучше. Рана была неглубокая, потому, осмотрев напоследок пациента, Марианна отпустила его, сообщив, что с завтрашнего дня тот может приступать к занятиям, кроме физухи, разумеется. Получив выписку на руки, он отпросился в город на пару часов. Добравшись до дома Полины, он забежал на пятый этаж и позвонил в звонок.
- Полечка, ну слава богу! – облегчённо выдохнул парень, когда она открыла дверь. – Я уже не знал что думать! Ты что на звонки мои не отвечаешь?
Девушка же выйдя в подъезд, закрыла дверь. - Максим, я просто ногу подвернула и снотворное выпила, уснула крепко, – решила не говорить всей правды она, зная заранее, что парень её не поймёт или поймёт, но не так. – Макс, ты же говорил, что пробудешь в санчасти до завтра?
- Стало лучше. Отпустили сегодня. – Ответил парень. – Поль, точно всё нормально? – подозрительно смотрел на неё Макаров. – А то ты какая-то взволнованная.
- Всё хорошо, - отвечала она, судорожно соображая, что же придумать, ведь в квартире у неё находился Царёв. Макса впускать туда, однозначно, не стоит. – Максим, ты извини, но меня тут соседка попросила посидеть с её дочкой, она на работу опаздывает. – сочиняла на ходу Ольховская.
- Да ладно, к тому же у меня тоже увольнительная заканчивается, главное, что с тобой всё в порядке более-менее. Может надо чего? мази, таблетки? – Но Полина отрицательно покачала головой. - Ну, я пойду. – Он чмокнул её в щёку и пошёл вниз.
Полина же вздохнула с облегчением и зашла обратно в квартиру.- Ты извини, - обратилась она к Царёву, но меня соседка попросила с дочкой посидеть.
- Да я и так уже собрался уходить, увал заканчивается. Ответил он, не заметно выложив на столик витамины. Пока девушка беседовала в подъезде, он подбросил свой брелок от автомобиля ей под кровать в спальне. Это был не просто брелок, а с номером его BMV. Маська тут же подобрал его и утащил к себе в домик. Когда же Царь выходил из подъезда, мимо как раз проходил Соколовский, который со слов Макса заочно знал Царёва, а так же то, что тот якобы пристаёт к его Полине. «Нихрена себе…»- обалдел Игорь, заметив Царёва, выходящего из подъезда Ольховской.
- Макарова на КПП! – Сообщил дежурный, придя в расположение третьего взвода первокурсников. Максим отправился туда, предварительно уточнив, что там его ждёт не отец.
- Мажор, здорова! – парни пожали друг другу руки. – Какими судьбами?
- Ты с Полиной разговаривал? – спросил его Игорь.
- Я в обед у неё был. А почему ты спрашиваешь?
- Ну просто, ты ж искал, вот я и спрашиваю, всё ли нормально. – Мажор решил сначала прощупать почву.
- Да всё хорошо, вроде… - Макаров непонимающе смотрел на него. – Ты ведь не за этим пришёл?
- Да понимаешь, может он просто к кому-то приходил… - Начал, было, Соколовский.
- Кто?
- Я в обед мимо дома Полины твоей как раз проходил… Вот… Может он тоже мимо проходил, да зашёл в её подъезд… Короче, я Царёва видел! – Наконец выдавил свои подозрения парень.
Макаров прыснул, - в подъезд что ли? Ну мало ли, может у него родственники там живут…
- Может, ладно, не парься! Я так, на всякий случай уточнил, что ты Полину нашёл и что у вас всё хорошо, значит, он действительно мог и не к ней приходить. Ну, я полетел, держи краба! – И мажор вышел с КПП. Максим же отправился в бытовку. Он тщательно прокрутил их последнюю с Полиной встречу. Она была взволнована, и это не укрылось от Макса, и в квартиру он так и не попал тогда. «Бред какой-то…. Так ведь можно и всё что угодно накрутить… и потом, Полина и этот отморозок – ну вообще, мягко говоря, не айс… Ладно, разберёмся». - Он тряхнул головой, прогоняя дурные мысли.
На следующий день у третьего взвода по расписанию последней парой поставили этику. Опухоль на ноге заметно спала, и Ольховская поспешила в училище, предварительно вызвав такси. Вчерашней пешей прогулки ей хватило с лихвой. Приехав в суворовское, она, слегка прихрамывая, вышла из такси и зашла в здание учебного корпуса. Сегодня у неё была только одна пара. Прозвенел звонок, в кабинет ввалились суворовцы. Да-да, именно ввалились.
- Здравствуйте, Полина Сергеевна!- улыбался ей бывший москвич. Макаров малость прифигел, всё бы ничего, но Полина вдруг тоже ему улыбнулась. «Какого…», - пронеслось у парня в голове.
- Я доклад сегодня услышу? – радостно смотрела теперь уже на Макса девушка. Макаров встал, отрапортовал привычный текст и приземлился на стул, продолжая украдкой наблюдать за Ольховской и этим дятлом. Пара прошла без каких-либо казусов. Макаров даже немного расслабился. Вот не зря говорят, «прежде чем встать с кровати, подумай, с какой ноги тебе подниматься». Максим, похоже, все-таки встал не с той ноги. Прозвенел звонок с урока и суворовцы вышли из кабинета, остались только он и этот, чтоб его, олигатор недоделанный. Макс хотел было подойти к девушке, как вдруг – ЦАРЁВ, ЗАДЕРЖИТЕСЬ!.
«What??? Какого х…???» - Зароились тараканы в светловолосой голове, готовясь атаковать закипающий мозг вицесержанта. Царёв тем временем подошёл к Полине и интимно так наклонился к её столу. Во всяком случае «тараканы» в голове Макса сочли этот жест за самый что ни на есть интимный. Он захлопнул тетрадь и резко поднялся со стула так, что рана дала о себе знать. Макс стиснул зубы, чтобы не вскрикнуть от пронизывающей боли, бросил тетрадь учителю на стол и медленно поплёлся к выходу.
- Макаров, с вами всё в порядке? – Ольховская заметила, какой он бледный, когда подходил к её столу.
- Замечательно просто! – не оборачиваясь, буркнул он и вышел из кабинета, оставив дверь слегка приоткрытой. Он прислонился к стене, прикрыв глаза.
- Как ваша нога? – продолжал тем временем Царёв в кабинете этики мило улыбаться.
- Спасибо, уже лучше! – отвечала девушка.
- Я же говорил, витамины хорошие, зарубежные и слона поднимут! – радовался Сашка. – Ту вот ещё – он достал из кармана кителя пузырёк. – Мазь просто бомба – специально для вас прямо из Германии.
«Из Германии значит… » - Макаров сжимал кулаки до хруста костей. Кровь хлынула к лицу, а тут ещё как назло рана начала сочится сквозь пластырь, разрываясь от боли. Он медленно, держась за стенку, зашагал прочь. Парень добрался до бытовки, рухнул на стул и чуть не вскрикнул. Стало вдруг жарко, он расстегнул китель – красное пятно красовалось на белоснежной рубашке, в ушах звенело.
- Макар, ты чего? – заметил Сухомлин корчащегося от боли парня. – Давай ка друг в медпункт мухой! – заметил Илья кровь на рубашке. Он хотел было нести его на руках, но тот взбрыкнул.
- В медпункт я пойду на своих двоих! Я же не красна девица, чтобы ты меня на руках таскал!- ответил Максим, однако крепко уцепившись за друга. – Дальше я сам! – воскликнул Макс, подходя к медкабинету. Он открыл дверь и вошёл или если говорить точнее, ввалился в кабинет, где как раз сидела Ольховская и, какой кошмар, перевязывала Царёву руку.
- Что случилось, Максим?- закончив перевязку, обратилась Ольховская к парню. Но он её не услышал, или, если быть точнее, проигнорировал вопрос, приземляясь на кушетку. К нему подошла молоденькая медсестричка, которая как раз проходила практику у них в училище, она была старше Макса года на три.
- Это ты сегодня отпросился с санчасти?- спросила девушка, заметив кровь на рубашке. Макаров кивнул. Девушка уложила его на кушетку и начала быстро расстегивать рубашку. Сорвав резким движением пластырь, так что парень заорал, она, промокнув рану салфеткой, приложила кусок свежей ваты завёрнутой в марлю и отправилась за врачом.
- Максим, что с тобой такое? – подбежала к нему Полина, пытаясь обнять, но он скинул её руку.
- Поль, уйди а, пожалуйста! – пробормотал он. – У меня всё супер, суперее некуда!
- Что с ним, Марианна? – обратилась Ольховская к зашедшему в кабинет врачу.
- Швы разошлись, зашивать будем. Причём на живую, обезболивающие закончились! – Она обработала руки, надела перчатки, ещё раз взглянув на рану. – Шей! – Врач протянула спец иглу практикантке. – Лера, что ты застыла? Это обычная практика, пока ты будешь из ступора выходить, он у тебя кони двинет!
- Я не буду! Я боюсь! –пролепетала девушка и грохнулась в обморок.
- Будущее медицины… боооже, какие мы ранимые… - буркнула врач и принялась зашивать рану сама. Макаров заорал во всю глотку. – А говорят, мужики рожать не смогут! Вон, как орёт, аж стёкла дрожат!- не унималась Марианна. Её в последнее время на юмор прошибало даже в самых нестандартных ситуациях. – Кричи, кричи, сынок! Только, смотри мне, не тужься, а то родишь ещё ненароком, а мне нянчи потом!- понеслась душа в рай у медички. – Поздравляю, у вас двойня! – закончила зашивать Марианна и протянула пластырь практикантке, которая как раз пришла в себя. – Залепи «роженику» шов что-ли!
- А почему двойня? – ржал тем временем Макаров.
- По крику определила! – ответила врач и все снова засмеялись.
- Интересно, и кто ж меня так поимел?- не отставал от неё вицесержант.
- Автомат-батюшка! Вот кто! – эта дама за словом в карман явно не полезет. – А ты, стало быть, жертва-матушка. Всё, иди, гуляй, солдатик. – Отпустила его врач, когда практикантка трясущимися руками закончила клеить пластырь. – Такой методике нас один профессор научил – отвлекать пациента во время операции. Действует на ура. А так бы он тут и в обморок грохнулся. – Рассказала свой секрет Марианна Полине, которая всё это время сидела в кабинете, когда Максим вышел.
Полина, выйдя от Марианны, решила подышать свежим воздухом, показавшись на территории училища, она стала прогуливаться вдоль забора, как вдруг…
- Полина! – Окликнула её Макарова. Ольховская повернулась и обмерла.
- Лариса Сергеевна? – не веря собственным глазам, пробормотала девушка.
- Полиночка, ты должна мне помочь! Пожалуйста, я должна увидеть сына! Пожалуйста, скажи ему, что я жива, но никто больше не должен об этом знать!


Болею МиП...
 
маськаДата: Понедельник, 04.06.2018, 04:18 | Сообщение # 20
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Макаров вернулся из санчасти, пытаясь привести свои мысли в порядок. «Не слишком ли много совпадений… то мажор его видел, то он вдруг оказывается в курсе её проблем с ногой, эти гребные витамины… и как давно вы подружились? » - роились тараканы, перебивая друг друга. Его мысли прервал звонок мобильного, он, посмотрев на дисплей, сбросил вызов. Так повторялось ещё трижды. Потом звонки прекратились. В казарму вошёл радостный Царёв. Макаров же специально пошёл ему наперерез, толкнув плечом.
- Ты чё, опупел ваще что ли?! – наехал на него Сашка.
Макаров же резко развернулся к нему: - Ты вчера был у неё? – в упор смотрел на парня Макс.
- У кого, у неё? – делал вид, что не понял его Александр.
- У Полины!... – буравил его неприязненным взглядом Макаров.
- Если даже и был, это не твоё дело!
Макаров схватил его за грудки, зашипел: - Если я узнаю, что ты там был, я тебя закапаю! – Максим силой швырнув его на пол, вышел из казармы. Царёв же стал ещё сильнее подозревать, что вицесержант неровно дышит к Ольховской. Макарова тем временем вызвали на КПП. Придя туда, он хотел было развернуться и уйти, но он вдруг резко решил изменить тактику.
- Полина Сергеевна вы что-то хотели? – всё ещё злясь, спросил он девушку.
- Максим, да что с тобой такое? Почему ты со мной так разговариваешь?
- Скажите, в честь чего и как давно вы вдруг сдружились с моим злейшим врагом?- выдохнул парень, подозрительно сверля её взглядом.
- Макс, я с ним не сдружилась… с чего вдруг такие мысли?
- ДА? А с каких это пор ты его стала задерживать у себя в кабинете вместо меня?
Полина облегчённо выдохнула «так вот оно в чём оказывается дело». – Макс, он просто плохо написал последнюю контрольную, вот я его и задержала. Ну ты что, подумал, что я тебя на него променяла что ли? – Она взяла его за руку.
- Ну ладно, извини, я чёт завёлся не по теме… - ответил Максим, решив всё же проверить, правду ли говорить девушка. От него не укрылось, что Ольховская была как бы слегка шокирована. – Поль, что-то случилось?
- Понимаешь Макс, я даже не знаю, как сказать… - Она задумалась, подбирая слова. - Ты только не переживай ладно?
- Поль, ты меня уже пугаешь! – насторожился парень. – Скажи уже как есть.
- Максим, я тоже видела Ларису Сергеевну…
Макаров поднял на неё глаза. – Она тебе тоже является, да? Или мы оба сошли с ума?
- Нет, Максим, я с ней разговаривала… Она хочет тебя видеть… Только ты не должен никому больше рассказывать о том, что твоя мама жива!
Макаров молча сидел, уставившись в одну точку, переваривая только что полученную информацию. – Ты хочешь сказать, что мне тогда не показалось, и что это была действительно она? – наконец выдавил он дрожащим от волнения голосом.
Максим с нетерпением ждал субботы, чтобы встретиться с мамой. Новость о том, что она жива, настолько шокировала парня, что он запорол две контрольных накануне увала, провалил стрельбы, на которых всегда он был лучшим, споткнулся на марш-броске и сошёл с дистанции. Мысли его были там, за забором. Офицеры, наблюдающие всё это время за ним, недоумевали. Они не привыкли видеть такого Макарова, для них он всегда был лучшим во всём, как и подобает вицесержанту. Они уже было подумали, что парня в очередной раз какая-то муха цепанула. Тем временем заветная суббота приближалась, а увольнение парню, похоже, не видать как своих ушей. Слишком много он накосячил в учёбе и физподготовке.
- Разрешите? – спросил Макаров, зайдя в медкабинет.
- Конечно, Максим, что-то случилось? Рана беспокоит? – засуетилась Марианна, уж больно вид у парня был какой-то подозрительный.
- Марианна Владимировна – начал Макс, - Мне срочно нужно в город!
- Понятно, ну а я тут причём?
- Понимаете, у меня увал накрылся медным тазом! А в город надо позарез, вопрос жизни и смерти! Пожалуйста, дайте мне какое-нибудь направление, что ли в поликлинику?!
- Макаров, я понимаю, что тебе очень надо, но если я буду каждому, кому очень надо, выписывать направления, ты представляешь, что начнётся? Да тут очередь выстроится от самого КПП!
- Блин, ну пожалуйста, ну трудно вам что ли!? Мне очень надо! Ну хотите, я на колени встану?! – начинал заходиться в истерике парень.
- Максим, успокойся! У тебя что-то случилось? – волновалась врач. Но Макс вдруг развернулся и выбежал из кабинета.
Время поджимало, Макаров уже был накануне у Василюка, пытался отпроситься, но тот даже слушать не захотел. Да и Макс не собирался рассказывать правды, считая, что его тут не поймут, он и сам до сих пор сомневался в том, что мама жива, он ведь её ещё не видел. Потому, попросив парней, чтобы те по возможности его прикрыли, Макаров выбежал на улицу, и, сиганув через забор, покинул территорию училища. Он не думал о последствиях, о том, что его отчислят или разжалуют за такой проступок. Парень думал о том, что его мама жива и сейчас ждёт его дома у Полины.
- Мам, что происходит? – спросил Макс. После такой, казалось бы, невозможной встречи, вдоволь нарыдаясь и наобнимаясь, мать и сын сидели на кухне, держась за руки. Максим как будто боялся, что если он её сейчас отпустит, то мама снова исчезнет, испарится, и ему ничего не останется, кроме как таскать охапками её любимые цветы на её могилу.
- Сынок, ты должен помириться с отцом! – отвечала Лариса.
- Нет! Коротко выпалил Макс. – Отца у меня больше нет!
- Максим, папа тебя очень любит! Ты себе не представляешь, каково ему было врать тебе такое!
- Ага… я чувствую! - выдохнул парень. – Ты хоть понимаешь, каково МНЕ было!? Он сымитировал твою смерть! Он тебе могилу приготовил! Да я чуть с ума не сошёл, когда узнал, что ты мертва! И ты хочешь, что бы я это всё вычеркнул из своей памяти, и вот так просто, как ни в чём не бывало, продолжил с ним общаться??? А ещё эта его новоиспеченная швабра, сразу после твоих так называемых похорон, на которых, кстати, меня не было! Да что там не было, я вообще не знал о твоей смерти! Ты просто исчезла и всё! Да я его ещё больше стал ненавидеть, после того, как узнал, что ты жива! – Он уткнулся матери в плечо, уже не пытаясь сдерживать вырывающиеся наружу слёзы.
И Лариса рассказала ему всё. Про конкурентов, и про то, что только ради его же безопасности отец так поступил. – Сынок, пойми, если бы у папы был хоть один вариант, чтобы оградить тебя от опасности, он бы, не задумываясь, воспользовался им!
Они ещё немного поговорили, и Лариса заторопилась уходить, пока никто не узнал, что она жива и тем более общалась с сыном. Максим хотел было проводить её на улицу, но Макарова категорически запретила ему выходить из подъезда вместе с ней. Парню нужно было выждать хотя бы полчаса после того как ушла Лариса, прежде, чем он отправится в училище. Полины не было дома, девушка посчитала, что будет лучше, если мать и сын поговорят наедине, и потому заблаговременно слиняла к Ксюхе на пару часов. Макаров от нечего делать тупо слонялся по комнатам, котёнок, мирно спавший в своём домике, заметил, что его друг ходит туда-сюда и решил с ним поиграть. Он выскочил из домика и помчался по квартире, чем – то звеня. Когда Максим поймал котёнка, он заметил на его лапе брелок с номером автомобиля BMW. Этот номер ему показался знакомым. Из их взвода только двое приезжали в училище на иномарках – он и Царёв. «Да ну нафиг….Это же бред…» - Тряхнул головой Макс и стал набирать номер по мобильному. Он дозвонился до брата Полины и спросил, не приобрёл ли тот случайно Бэху, на что тот ответил отрицательно. Тогда парень позвонил АМчику и попросил его срочно пробить этот номер машины. Он старательно гнал от себя плохие мысли. Пора бы уже валить в училище. Макаров вышел в подъезд и стал закрывать квартиру. В это время из квартиры напротив (их было всего две на этаже) вышла девушка с мальчишкой лет трёх. «Максим, ты извини, но меня тут соседка попросила посидеть с её ДОЧКОЙ, она на работу опаздывает», - вспомнил Макар разговор с Полиной, когда он приходил к ней в последний раз.
- Извините, а у вас ещё дочка есть да? – спросил он соседку.
- Ну вообще-то у меня пока только один сын! – смеялась девушка.
- Скажите – из последних сил стараясь держать себя в руках, продолжил Макс, - а Полина с вашим ребёнком на этой неделе не сидела случайно?
- Нет, мы вообще только вчера из отпуска приехали, нас две недели в городе не было – ответила она. – Полина ни разу не сидела с моим сыном.
Макарова прошиб холодный пот. Бледный он медленно спустился вниз по лестнице и отправился в училище, крепко сжимая в руке брелок от автомобиля.
Максим подошёл к забору училища и протиснулся между прутьев, оказавшись на территории. На встречу к нему в это время шёл Ноздрёв.
- Супчик ты мой яхонтовый! Совсем страх потерял? Ну ничего, дома папка ремнём нагонит! Шагом марш за мной! – Он повёл парня к начальнику училища, после чего подготавливал рапорт на отчисление для подписи. На вопрос что он делал в городе, вицесержант упорно играл в молчанку. Его отстранили от занятий.
Полина тем временем вернулась от Ксюши. Переделав все свои дела, она решила позвонить Максу, но тот не брал трубку. – Что случилось Максим? – Спросила девушка, когда тот всё же соизволил ответить на звонок.
- У меня ничего! – холодно отвечал он.
-Макс, я же слышу! – беспокоилась Ольховская.
- Поль, мне в наряд заступать, давай потом поговорим! – сказал Максим и бросил трубку. На самом деле ему не нужно было заступать в наряд, он просто не мог прийти в себя от полученной сегодня информации и находки, на которой был номер машины Царёва. Так ему сообщил Александр Михайлович, который пробил-таки этот номер. Да и ситуация с мамой не выходила у него из головы. В завершении ко всему завтра с него срежут погоны на плацу за самоход. Парень проворочался всю ночь, периодически отправляясь в умывальник и выкуривая очередную сигарету. Под утро он не выдержал и посетил медпункт, где как раз дежурила практикантка Валерия.
- Привет! Есть что-нибудь от головы? – спросил он. – Чувствую, лопнет!
- Проходи, сейчас поищу! – улыбалась ему девушка. Она достала из шкафа коробку и принялась искать лекарства.
- Ну и как такой красивой девушке у нас работается? – Спросил Макаров. – Парень не ревнует?
- Нормально работается. У меня нет парня! – Подала девушка ему стакан воды и таблетку.
Серьёзно? – удивился такому ответу Макаров. – А что так? Я имею в виду про парня.
- Да вот как – то не везёт, - села рядом с ним медсестричка, - козлы одни попадаются.
- А вот оно что - Макаров прыснул.
- Что ты смеёшься?
- Да прямо мистика какая-то – поднял на неё глаза вицесержант, - мне вот тоже одни стервы попадаются.
Так они проговорили почти до самого подъёма, и Максим вернулся в казарму, надел парадную форму. Когда в казарму вошёл Василюк, он даже не потрудился встать с кровати.
Макаров, тебе что, жить надоело? – распалялся офицер. – Почему не на построении вместе со всеми?
- А нафига- посмотрел на него суворовец, всё равно же выгонят сегодня!
- Приказ был? Нет! - Орал на него Пал Палыч. – Оставляют тебя, Макаров! Полина Сергеевна с начальником училища разговаривала. А теперь бегом марш на построение и от меня лично два наряда вне очереди!
После построения суворовцев отправили на завтрак. Налопавшись от пуза, они поспешили на занятия. Последним уроком в третьем взводе была этика. Макаров опоздал на занятие, выполняя поручение командира. Его привёл офицер-воспитатель. За весь урок вицесержант не проронил ни слова. Он лишь молча сидел, уставившись куда-то в парту. А когда Ольховская задала ему вопрос по теме, он всё так же молча поднялся с места, не отрывая взгляда от стола. После звонка Полина попросила его задержаться, он, глубоко вздохнув, сжал руки в кулаки и поплёлся к ней.
- Макс, что с тобой? – она хотела было обнять его, но он резко убрал её руку.
- Как с девочкой поводилась на неделе? – смерил её убийственным взглядом суворовец.
- Н-нормально, а почему ты спрашиваешь? – удивилась Ольховская, что он вдруг вспомнил тот день.
- Да вот, она в твоей квартире забыла, - он бросил на стол тот самый номерной брелок. – а я и не думал, что тебе бэхи больше нравятся, чем инфинити….- Макаров направился к двери. – Царёву привет! – бросил он на ходу и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Полина так и осталась сидеть за столом, смахивая подступающие слёзы с ресниц.

Когда Ольховская возвращалась домой, она увидела знакомый красный крузак, который резко затормозил возле неё. Из машины выскочили два качка в масках и запихнули девушку в машину. После чего крузак рванул с места. Остановилась машина в неизвестном девушке районе, скорей всего за городом. Качки схватили девушку и потащили её в дом, стоящий неподалёку.
- Шеф, вот как вы и просили! – сказал один из них.
- А девочка-то красивая – отвечал главарь. – Молодец Воронцов, умеет удивить… Эх, жалко будет убивать…
Она так и не добыла информацию! – пояснил один из амбалов.
- Ну что ж, кончайте этого сынка мэрского, поиграли и хватит! К тому же жена Макарова оказывается жива и здорова. С сыночком вот на свидании была недавно…- Ответил главный.
- Пожалуйста, не убивайте его! - плакала Полина. Она очень испугалась за Макса. – Я всё для вас сделаю! Только, пожалуйста, не трогайте его!
- Вы же с ним как это называется, типа женатики, да? – спросил главарь…. Ну что ж, девка ты и вправду красивая… Ладно, так и быть ради тебя мы его не тронем. В обмен на одну услугу… - главарь немного помолчал, Полина вопросительно на него посмотрела. – Ты должна выйти замуж за моего сына! – Полина не могла вымолвить ни слова, она лишь молча кивнула. У неё не было другого выбора. – Да ты не переживай! Я разрешу тебе расстаться с Макаровым цивилизованно. Мы же не звери всё-таки! – Главарь позвал своего сына, чтобы познакомить с девушкой. Полине же было всё равно, она сквозь слёзы посмотрела на него. – Познакомься, сын, это твоя без пяти минут жена! В воскресенье распишем вас…
- Как в воскресенье? – не верила своим ушам Ольховская.
- Можешь, конечно, не соглашаться, тогда мы твоего сопляка просто грохнем, не дожидаясь воскресенья, скажем в субботу…
- Ну что ж, в воскресенье, так в воскресенье. – выпалила девушка. Амбалы увезли её домой, аккуратно высадив возле подъезда, предупредив на всякий случай, чтобы ромео своему об истиной причине замужества не проболталась.
Полина не могла уснуть. Она всё думала о предстоящей субботе. Это день рождения Макса. День, когда она последний раз его обнимет, а на следующий день он её возненавидит ещё больше чем сейчас. До конца недели Ольховская не виделась с Максом. Её сердце разрывалось на куски, представляя приближающиеся выходные. И вот это ужасная суббота на календаре, а завтра ещё боле ужасное воскресенье. Девушка взяла коробку – подарок для Макса. Первый и последний. Возможно, он его выбросит и даже не посмотрит, что там внутри, но она не могла его не поздравить. Ольховская узнала, что Макарову закрыли увал и лишили дискотеки. Ей ничего не оставалось, кроме как пойти в казарму. Правда была одна проблема – туда нельзя посторонним. Девушка увидела Трофимова, который стоял в коридоре у входа на дискотеку. Она попросила провести её к Максиму в казарму. Трофим был несказанно рад подвернувшейся возможности хоть чем-то помочь другу.
Макаров молча сидел на тумбочке. Вместе с ним куковали другие залётчики – знаменитая макаровская шайка в полном составе. Парень догадывался, что не все из них схлопотали наряд. Они остались с ним, чтобы тот не скучал в свой день рождения. А накануне в обед Василюк в честь дня рождения Макса устроил им «праздник» - так что они очень «круто оттянулись » в чипке, заливаясь компотом и булками. – А это я вам скажу покруче, чем в яслях детского сада - целая старшая группа на утреннике получается. Телефоны у всех без исключения конфисковали. Единственная радость была коробка конфет с коньяком, которую подарил Максу отец, с боем вызволивший сына на КПП. Отец понимал, что ничего покрепче в училище не положено, потому позволил себе лишь малюсенькую шалость в виде шоколадно-спиртного десерта. И вот наступил вечер, все рванули на дискотеку, все кроме «Макаров и ко». Перепечко был единственный, кого торкнуло от конфет, и парень реально окосел.
-Блин, знал бы, что от них так плющит, сказал бы бате обчистить кондитерскую и привезти сюда все конфеты с коньяком! Бормотал Макаров, глядя на печку, который что-то увлечённо рассказывал портрету Суворова заплетающимся языком.
- Макар, танцуй! – в дверях показался довольный Трофимов. – К тебе гости!
- Что, тебя тоже от конфет понесло? – прыснул вицесержант.
- Макар, я серьёзно, представляешь, она к тебе через целый рейхстаг ломилась, захватила всё училище и пробралась, чтобы спасти пленника! – тороторил сияющий Трофим, пряча кого-то за спиной.
- Трофим, блин, иди вон с Суворовым побазарь, а то печке одному скучно… – Он хотел сказать ещё что-то, но в этот момент в казарму вошла Полина. Пацаны сгребли в охапку сопротивляющегося печку и пошли в умывальник вместе с Суворовым, в которого печка вцепился мёртвой хваткой, сообщая всем, что теперь, даже пи-пи, будет ходить вместе с ним. Трофим остался на шухере в коридоре, прикрыв дверь.
- Максииим! – бросилась Ольховская к нему, уткнулась в плечо и разрыдалась, не в силах больше ничего сказать. – У меня с Царёвым ничего не было! Я ногу подвернула, и он просто помог мне дойти до квартиры! – кое-как выдавила девушка.
- Полин, да хрен с ним, с Царёвым! Только успокойся, ладно? – обнимал её Макаров.
В это время в коридоре громко закашлял Трофимов. – Подавился что ли? – спросил его философ, который хотел, было пройти в казарму, но тут из умывальника выскочили Соболев с Сухомлиным и стали наперебой что-то спрашивать или рассказывать философу, в общем, отвлекали как могли. – Так, залётчики, мне кажется, или вы упорно не хотите пускать меня в казарму? – мигом просёк фишку опытный кант. – А ну расступились! – парням ничего не оставалось кроме как пропустить прапорщика. Сухой провёл пальцем по горлу и закатил глаза, когда Кантемиров тихонько приоткрыл дверь казармы и так же тихо туда заглянул. - Так, супчики, - закрыл он дверь обратно и обратился к ребятам стоящим в коридоре, - ну-ка мухой отсюда! Нечего вам тут уши греть! Трофимов, а ты куда? А кто на шухере будет? Я что ли? – Сам он при этом тихонько удалялся на место постоянной дислокации.
- Максим, я очень тебя люблю, и буду любить тебя всегда, что бы ни случилось! – всхлипывала Ольховская.
- Поль, я тоже тебя очень люблю!
- Родной мой, пообещай мне, что ты будешь счастлив, даже без меня! – Она сквозь слёзы посмотрела ему в глаза.
- Полиночка, ты что такое говоришь? Почему без тебя? – Он непонимающе смотрел на неё.
- Потому что! – пробормотала девушка. – Мне пора, я тебя очень люблю! Прощай! – выпалила девушка, поцеловала его в щёку и выбежала из казармы.
- Полина! – Воскликнул парень, бросил коробку, что подарила ему она, и рванул за ней. Но Макаров не успел её догнать. Он лишь увидел, как она садится в машину, припаркованную у забора, и уезжает. Макаров же прислонился к забору и так стоял, не мигая, вглядываясь в темноту. Его сердце совсем недавно выпрыгивало из груди, а сейчас, кажется, вот-вот остановится или разорвётся от пронизывающей боли. Он, шатаясь, поплёлся в казарму, его не покидало чувство, что она прощалась с ним навсегда. И от этого ощущения он как будто умирал в очередной раз, а завтра он проснётся, и будет влачить своё жалкое существование без неё. Максим прошёл в казарму взял коробку, что бросил накануне на кровать, открыл её. Там были часы золотые командирские. На внутренней стороне ремешка было выгравировано на заказ «Максим Полина навсегда». Он достал часы и надел их на руку.
- Макар, чё случилось? – вошёл в расположение слегка обалдевший Трофимов.
- Не поверишь, Трофим, я и сам не понял. – Максим по-прежнему разглядывал часы.
- Ух ты, круть! – заметил их Сашка. – Это Полина тебе подарила? – парень кивнул. – Тогда я вообще нихрена не понимаю! – Ещё больше запутался Трофимов. – Она же так к тебе рвалась, подарок, вон какой подарила, а потом как выскочила… - Парень вздохнул. – Чё блин, случилось – то? – ты так за ней втопил…Я так понял, не догнал? – Макаров лишь отрицательно покачал головой. – Вот хрен пойми этих баб!
- Трофим, бабы на базаре семечками торгуют! – осадил его вицесержант. – Хотя в одном ты прав, их хрен поймёшь. Ладно, я спать. – Он нырнул под одеяло, но заснуть так и не смог. На душе по-прежнему было тревожно, и всё время не покидало чувство, что в свете последних событий что-то было не так. Вот уже вернулись с дискотеки остальные ребята, шумно обсуждая её. Последним зашёл Царёв, и Максима накрыло. Он поднялся с кровати, пригласив москвича на серьёзный разговор в умывальник. Предварительно сняв часы и положив их в тумбочку, он вышел из казармы, Царёв последовал за ним.
- Не ты потерял? – Макаров достал из кармана брелок и бросил на кафель под ноги москвича.
Тот нагло ухмыляясь, поднял брелок – Ну, я! И чё?
- И ниче! – Максим схватил парня за грудки. – Я предупреждал, что убью тебя, если узнаю, что ты был у неё? – затем он одним точным ударом в табло сбил парня с ног, завязалась драка.
- Пацаны, быстрей! - заорал печка, который только что влетел в расположение. – Там махыч, Макар с Царём сцепились!- все ребята рванули в умывальник. Им кое-как удалось разнять парней и растащить их по разным углам.
- Макар, нахрена ты с ним сцепился? – спросил Сухомлин. Тот в свою очередь стоял над раковиной, смывая кровь с разбитой губы, и молчал. – Я понимаю, он тебя давно провоцирует, и ты это знаешь не хуже меня. – Продолжал Илья. – А ревновать Полину к нему – это просто верх глупости! Неужели ты думаешь, что такая девушка, как Полина, может что-то с ним закрутить? Да это же бред!
- А с чего ты взял, что я её к нему ревную? – подал, наконец, голос Макаров, закрывая кран.
- А что тогда? – непонимающе смотрел на него Сухомлин.
- Сухой, можно я не буду отвечать? – Макаров взял полотенце направился к выходу. – Пошли лучше спать, голова трещит.
В воскресенье Макаров весь день пытался дозвониться до Полины, но тщетно. Абонент был вне зоны доступа. Парень всерьёз забеспокоился, не случилось ли чего с девушкой. Он позвонил своему отцу, сообщив, что ему очень срочно нужно с ним поговорить.
- Привет, пап! – поздоровался Максим с отцом, который только что прибыл на КПП. – Скажи, а люди Воронцова, они очень опасны, да?
- А почему ты об этом спрашиваешь? – удивился такому вопросу мэр. – Тебе что, угрожают?
- Вообще-то нет, просто это же Полина помогла маме встретиться со мной, и я подумал…
- Послушай, сын – перебил его отец. – Я совсем забыл тебе сказать, Воронцов и его люди теперь не представляют для нас никакой опасности! Он даже завод перестал выпрашивать, оставь, говорит, себе. – Макаров внимательно посмотрел на сына, - Более того, мама вернулась домой и завтра мы восстановим наше свидетельство о браке, правда нам придётся снова с ней расписаться!
- Пап, а ты хорошо знаешь этого своего Воронцова? Подлянку сделать он не мог? Ну, скажем, человека похитить?
- Макс, тут вот какое дело, сам Воронцов, он ведь далеко не главный. Действует с чьей - то там подачи сверху, с чьей именно я не в курсе даже. Не думаю, что они будут кого-то похищать сейчас, ведь завод – то им вроде как и не нужен больше. Хотя, честно сказать, я и сам в шоке от такого поворота событий. Так что в отношении Воронцова можешь спать спокойно. – Заверил сына мэр. Он даже и не подозревал, что завод оставили в покое только потому, что Полина попросила своего, так называемого, жениха после росписи оставить в покое мэра и его семью. – Так что, если у тебя кого-то из знакомых вдруг похитили, или он пропал, то это врятли Воронцов.
Максиму ничего не оставалось, кроме как дождаться понедельника и поговорить с Полиной лично. Но в понедельник суворовцев третьего взвода ждал сюрприз. На эстетике появилась не Полина, а «Сорока», которую все «очень любили». Потому, когда Сорокина вошла, суворовцы продолжили сидеть, молча раскрыв рты.
- Макар, а где Полина? – зашипел Сухомлин, толкнув вицесержанта локтем. Просто, сорока – это же задница полная! А с Полиной я договорился, что сегодня доклад меня спросит и всё, тему – то я не учил.
- Сухой, да не знаю я, где она! – раздражённо ответил Макаров, который не спал вот уже вторые сутки и мысли его были явно не здесь.
- Ну что, вставать будем или бунт хотите организовать? – Воскликнула преподаватель, заметив, что никто не поднялся с места. – Я понимаю, что вы меня, мягко говоря, не любите, но Полина Сергеевна вышла замуж и уехала, так что кроме меня в вашем взводе просто вести предмет больше некому! Потому давайте как-то искать компромисс. - Раздался грохот. Это вицесержант, потеряв сознание, улетел со стула прямо на пол. – Макаров, что с вами? – Испугалась Сорокина, в то время как возле парня уже столпились суворовцы. – Сухомлин, Соболев, доставьте его в медпункт! – дала распоряжение преподаватель и продолжила вести урок.
Максим, почувствовав запах нашатыря, начал приходить в себя. В ушах звенело, перед глазами всё плыло. Он сел на кушетке медкабинета. Возле него маячили врач и офицер – воспитатель, которым накануне, перебивая друг друга, быстро пересказали Илья и Кирилл, что он вдруг побледнел и грохнулся ни с того, ни
с сего. Хотя парни, конечно, догадывались, почему он потерял сознание, однако озвучивать свою догадку не собирались. Парни лишь сообщили, что он вот уже третий день не спал и не ел. Марианна пришла к заключению, что это банальный голодный обморок, кроме того она была в курсе недавней истории, произошедшей с матерью Максима, и добавила в заключении стресс.
Макаров лежал на кровати в казарме, молча уставившись в потолок. На ужин он не пошёл, разговаривать ни с кем не хотел. Он не мог поверить, что Полина, его Полина вышла замуж. Полина, которая буквально два дня назад рыдала у него на плече и говорила, что любит. Полина, которая заполнила его сердце до краёв, не оставив места для кого-то другого. Вот оно как, оказывается, бывает в жизни, сегодня человек любит всем сердцем, а завтра предаёт, выходя замуж за другого. По идее он сейчас должен её ненавидеть всеми фибрами, но почему-то сердце упорно продолжает любить, разрываясь на куски от пронизывающей боли. Пустота тяжёлым грузом пробралась в душу и сидит там, не собираясь покидать столь укромное место, заставляя душу содрогаться от безмолвных рыданий. На следующий день, когда взвод отправился на ужин, он поднялся с кровати и пошёл в умывальник, достав сигарету, щёлкнул зажигалкой. Ему было всё равно, засекут ли его. Максим молча курил сигарету, сидя на холодном кафеле и разглядывая часы. Этот подарок он так и не решался снять. Они как будто согревали его холодную руку. Выкурив сигарету, Максим поднялся с пола, открыл кран и некоторое время стоял неподвижно, смотря на воду, бегущую из крана, его глаза застилала пелена скопившихся слёз, но он упорно пытался их сдерживать. Он не знал что делать, он не знал, куда себя деть. Наконец, не выдержав, Максим со всей силы ударил кулаком в зеркало, висевшее на стене над раковинами, и оно с треском рассыпалось на мелкие осколки. Кровь стекала по руке, но парень не чувствовал боли, наоборот, ему показалось что стало немного легче. На треск прибежал Кантемиров, который как раз собирался проведать парня. Кант с тревогой смотрел на него, пытаясь подобрать слова, но Максим лишь продолжал молча стоять, и смотрел, как стекает с кулака кровь, окропляя алыми каплями белоснежную раковину. Философ же привёл его к психологу, предварительно заскочив в медпункт и перевязав парню руку. Софья Константиновна была отличным специалистом со стажем. Через неё прошли практически все суворовцы, которые столкнулись с теми или иными трудностями в жизни и всем без исключения она в той или иной степени помогла. Правда, в любом случае как бы то ни было, подросток сам должен был созреть для разговора, в противном случае любой психолог просто бессилен. Задав несколько вопросов парню, она решила дать ему время переварить проблему, которую он наотрез отказывался озвучивать, а потом просто прийти и побеседовать. О том, что проблема была, опытный психолог поняла сразу. А так же ей было хорошо известно, что Макаров довольно сильная личность, для того чтобы бежать и изливать душу постороннему человеку, тем более женщине, по первому приглашению. Так же Софья не исключала и такой вариант, что парень сам справится с проблемой. Однако, в виду того, что Макс уже пытался свести счёты с жизнью, за ним постоянно кто-то наблюдал. К тому же Кантемиров был в курсе того, что пацан крутил любовь с учительницей, которая как ему стало известно, теперь вышла замуж за другого. Честно говоря, эта внезапная женитьба и самого канта повергла в шок, ведь ещё буквально на днях Полина приходила к Максу в расположение. Иван Адамович посветил в эту проблему психолога, после того, как парня отправили в казарму.
Прошла неделя, Суворовцы собирались в увольнение, и Макаров не был исключением. За последнюю неделю он так и не ожил, правда, начал спать по три-четыре часа в сутки – хоть столько, изнуряя себя предварительно физическими нагрузками. Кантемиров практически кормил вицесержанта с ложки, заставляя хоть что-нибудь проглотить. Ему было жалко парня, но погладиться тот не давал и на контакт ни с кем идти не собирался, лишь изредка перебрасываясь парой фраз, которые заведомо не имели никакого отношения к проблеме. Друзья же тему Полины при нём вообще не поднимали, Царёв лишь пытался пару раз его задеть, но тут же огребал по первое число сначала от друзей Макса, а потом и от самого него нехило прилетело прямо в рожу. В увольнении Макарову всё же удалось отвязаться от друзей, сообщив им, что идёт домой. На самом же деле парень добрался до гаража, где стояла его машина, сел за руль и поехал на мост. Прибыв на место, он вышел из машины и, опершись на перила, какое-то время, молча, смотрел на воду. Погода была неспокойная, дул ветер довольно холодный, не смотря на то, что на дворе стояло лето. Небо заволокло свинцовыми тучами, невдалеке пророкотал гром. Ветер время от времени усиливался, играя с волнами, то поднимая их вверх, то опуская вниз, образуя пену. Вдруг Макса кто-то схватил за шкварник и с силой швырнул от перилл. Это был мажор. Ребята позвонили ему из училища, вкратце поведав, что у друга очередной апокалипсис, и они реально за него боятся. В общем, Игорь, бросив все дела, решил проследить за Макаровым. Он заранее подъехал на машине к суворовскому так, что парни его не заметили. Далее он аккуратно следовал за Максом на небольшом расстоянии. Когда машина Макарова остановилась возле моста, и парень поднялся туда, мажор реально напрягся и выскочил из машины, припарковав её неподалёку, он со всех ног рванул на мост.
- Какого хрена ты творишь?! – заорал на него Соколовский. – Только попробуй прыгнуть, я тебя живьём достану и грохну собственноручно, ясно тебе?!
- Мажор, ты головой, что ли ударился? – удивился Макс такой ярой атаки со стороны друга. – Я просто смотрю на воду, успокаивает, понимаешь ли… - В это время внизу послышались крики о помощи, судя по всему, в воду упал ребёнок. Спускаться вниз не было времени, потому Максу ничего не оставалось, кроме как прыгнуть с моста. – Мажор, давай вместе спрыгнем, попробуем достать пацана? – И они вдвоём сиганули с моста в воду. В Твери уже неделю как шли по -осеннему холодные дожди, и вода была, мягко говоря, не айс. Макаров вместе с Соколовским с раннего детства посещали басен, потому отлично плавали и ныряли. Они довольно быстро добрались до места, откуда кричала девушка. Она показывала рукой на определённое место, где скрылся под водой ребёнок двух лет. Вода была мутной от дождя, потому парням пришлось потратить драгоценное время на поиски ребёнка. Они по очереди ныряли, исследуя дно реки. Наконец Максим нашёл ребёнка на дне, малыш ногой запутался в водорослях, которые как паутина крепко держали его за ногу. Освободив ногу, Макаров подхватил мальчика и всплыл на поверхность, передал его мажору, который вытащил ребёнка на берег и принялся делать искусственное дыхание. Максим хотел было вылезать из воды, как вдруг девушка сообщила, что за младшим братиком прыгнул старший шести лет, и его унесло течением, после чего парнишка скрылся под водой. Макаров очень хорошо знал Волгу, он сразу понял, что ребёнка надо искать в месте, где сильное течение и круговорот затягивает под воду. А ещё в этом месте были камни, где очень легко застрять, и били холодные источники. Однажды маленького Макса затянула под воду эта круговерть, после чего отец рассказал ему, как правильно проплывать это место. Максим направился туда, проплыв пару метров он скрылся под водой. Тем временем мажор привёл в чувства ребёнка и пригнал машину к берегу. Там у него был тёплый сухой плед, в который он и завернул ребёнка. Приехала скорая. «Да неужели...не прошло и пяти лет» - думал Игорь про себя, нервно поглядывая на часы и на воду. Прошло уже минут десять, а Макса всё не было. Он хотел было сам нырять, но увидел, что Максим вынырнул из воды вместе с ребёнком и поплыл к берегу. Когда он добрался до суши, спасатели, прибывшие вслед за скорой, забрали у него ребёнка.
- Спасибо вам – поблагодарила спасителей девушка, эта была Валерия, та самая из медпункта.
- Не за что! за детьми смотрите в следующий раз! – буркнул мажор и отправился за машиной Макса.
- Не обращай внимания, он вообще-то нормальный, просто это он так переживает - поспешил Макаров успокоить девушку, которая кое- как начинала приходить в себя.
- А ты хорошо плаваешь, – заметила она, – занимаешься где?
- В детстве в бассейн ходил – ответил Макс, - как видишь не зря.
- А я вот плавать не умею,- вздохнула Лера. – Если бы не ты со своим другом, не знаю, чем бы всё это закончилось.
- ну, другой бы кто-нибудь помог – воскликнул Максим, – вон народу сколько, – указал он рукой на противоположный берег Волги.
- Ну, народу-то много, а прыгнули только вы двое.
- Эй, Ромео, давай в машину уже, домой тебя отвезу, а то заболеешь, нянчись потом с тобой! - Окликнул Макарова друг.
- Ладно, я поеду! – Максим поднялся с земли, плотнее закутавшись в плед.
Всю ночь Лариса не отходила от сына, у него поднялась температура, и начался жуткий кашель. Хорошо, что дома был ингалятор, иначе пришлось бы вести его в больницу. Парень бредил и ворочался во сне. Несколько раз мама будила его и поила отварами, измеряла температуру, которая лишь к утру начала спадать. Утром отец свозил его в клинику сделать снимок, который показал бронхит, врач назначил лечение, взял необходимые анализы и отпустил пациента домой, выписав больничный. Через день макара навестил мажор, который совсем не заболел, ведь он провёл в воде гораздо меньше времени, чем Макс. Макарову к тому времени стало уже значительно лучше. Игорь рассказал ему, что дети, которых они спасли, живы, правда находятся в больнице с переохлаждением, но их жизни ничего не угрожает.
- Сынок, а почему ты Полиночку к нам не зовешь? – спросила Лариса, когда мажор ушёл. – Я вот хотела по музеям с ней прошвырнуться. Знаешь, Максим, хорошая она девушка, ты береги её, врятли ты такую ещё встретишь! – разошлась Макарова, так, что слово не возможно было вставить. – Сынок, тебе плохо? – засуетилась Макарова, заметив, как тот вдруг побледнел.
- Боюсь, тебе придётся поискать для походов по выставкам и музеям кого-нибудь другого. – Пробормотал Макс.
- Что, поссорились, да? – вздохнула Лариса. – Оно и неудивительно, у тебя ж такой характер макаровский, легче убить, чем переубедить в чём-то!
- Мам, да причём тут мой характер?! – Взорвался Макс. – Сука она и на этом всё…
- И ревности в тебе хоть отбавляй – вылитый папаша! Максим, ну выражения хоть подбирать можно?
- А как прикажешь называть, то, что она сначала в любви клянётся, а на следующий день замуж выходит за другого???? – выпалил Макс. – Знаешь, мама, я если и женюсь в этой жизни, то только на собаке, вот уж кто никогда не придаст! Все они, бабы, одинаковые! – Он вышел из комнаты, хлопнув дверью. Лариса же так и осталась сидеть, переваривая только что полученную информацию. В голове не укладывалось то, что она сейчас услышала.


Болею МиП...
 
маськаДата: Понедельник, 04.06.2018, 04:20 | Сообщение # 21
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Максим поправился и вернулся в училище как раз на экзамены, которые он сдал на отлично, ведь, сидя дома на больничном, у парня было гораздо больше времени на подготовку. Потом ребят отпустили на каникулы. И тут Макара понесло: он начал пить, каждый день приводить домой постоянно меняющихся девиц. После учёбы парень вернулся к себе на квартиру, не будет же он приводить девушек домой к родителям. Отцу стали поступать жалобы от соседей, и тот собрался прочистить парню мозги, да он и сам, как оказалось, решил завязать. За прошедшие две недели Максим перебрал столько баб, выпил столько литров спиртного, что ему, казалось, хватит до конца дней своих. К тому же ему так и не удалось изгнать из своего сердца ту единственную и неповторимую, что засела туда, похоже, раз и навсегда. Иногда он просыпался среди ночи в холодном поту, выкрикивая её имя.
Однажды Максим сидел с друзьями суворовцами в кафешке. Сухой был с Олькой, Соболь со Светой, Синица с Ксюхой. И только он был один, ну и Печка тоже, но тот особо и не парился, в то время как Макарова такая перспектива отнюдь не устраивала. Степан прицепился к нему как репей, требуя, чтобы тот его с кем-нибудь познакомил, Макс честно пытался его с кем-нибудь сдружить, но каждый раз идея была обречена на провал. То он вдруг на полпути к девушке разворачивался и возвращался обратно, страшно ему, видите ли, то ещё чего похуже. Один раз Степану всё же удалось потанцевать с девушкой с максовой подачи. Макаров, было, уже расслабился, но тут, откуда не возьмись, на печку кинулся какой-то упырь и наставил ему пару фингалов, обвиняя в том, что тот, якобы танцует с его чувихой. Максиму пришлось вписаться за друга. В итоге они всей суворовской толпой провели ночь в ментовке. Офигенно романтическая ночь получилась, надо сказать. Бывалые зеки щемились от подвыпивших суворовцев как от холеры, требуя предоставить им отдельную камеру. На следующий день парней выпустили по звонку АМчика, и они всей толпой покидали это чудное место под оглушительные овации коренных зеков. Перепечко долго заикался, ему же ещё никогда в жизни не приходилось посещать столь диковинные места сей планеты людской.
– Стёп, мы с тобой в командное поступим, я тебе Москву покажу - ты вообще умрёшь нафиг. – угорал над ним вицесержант.
– Зачем вам Москва? – подключился Соболев, - ты покажи ему местный стриптиз клуб! – закатывался парень.
– Не, соболь, боюсь, наш друг кони двинет от разрыва сердца ещё на подступах к нему! – смеялся макар.
- Чё вы ржёте, придурки! – обиделся печка.
И вот сейчас они сидели всей компанией в кафе, точнее, печка и макар сидели за столиком, остальные танцевали. Даже к Степану через некоторое время подошла Анжелка из его деревни и пригласила на танец.
- Давай, Стёпа, я за тебя помолюсь на всякий случай! – подбодрил его Макс, и тот ушёл.
- Привет, скучаешь? – тронул Макса кто-то за плечо.
- Уже нет – улыбнулся он Валерии, которая подошла к нему.
- Пойдём, потанцуем? – пригласила его девушка.
- Почему бы и нет, – согласился Максим, как раз заиграл медляк, и они пошли танцевать.
Вскоре все вернулись обратно за столик, только теперь печка был с Анжелкой, а Максим с Лерой. И вроде всё было вполне нормально, ребята шутили и смеялись от души, даже Макс стал не таким пасмурным, каким видели его друзья вот уже два месяца с тех пор, как он расстался с Полиной. Как вдруг:
- Ребят, а я Полину Сергеевну в городе видел! – сказал Трофимов, который тоже был в этом кафе, увидел ребят и подошёл к ним. – Только она теперь не Ольховская, а Свиридова. - Сухомлин двинул ему в бок, молча сверкнув глазами, что бы тот заткнулся. Но было поздно, беседу подхватили другие.
- Это та, которая этику у вас преподавала, а потом ещё замуж выскочила, да? – спросила Лера у Макса.
- Да – коротко выпалил тот, не поднимая глаз.
- Так моя мама её тоже видела! – продолжила девушка. – Она же у меня в местной консультации женской работает, говорит, Свиридова на аборт приходила. – теперь уже побледнел не только Макс, но и все его друзья.
- Лер, слушай, мне домой срочно надо, давай я тебя подброшу, если надо, куда тебе? – резко собрался уходить Макаров.
- Трофим, ну кто тебя за язык тянул, а? – возмутился Сухомлин. – Нормально же сидели, пока ты свой хавальник не открыл блин.
Максим, подвёз Леру до её дома, обменялся с ней номерами телефонов и поехал к себе домой. Он добрался без происшествий, зайдя в квартиру, бросил ключи от машины на тумбочку в коридоре и отправился в гостиную, плюхнулся на диван. Из головы не выходили последние новости, что он услышал о Полине. «Раз она, выскочив замуж, взяла фамилию мужа, должно быть, она его любит. А раз она его любит, то просто не могла сделать аборт, если только этот ребёнок не от мужа. А если это ребёнок не от мужа, значит это вполне вероятно, мой ребёнок… был… » - роились мысли в его голове. «Вот, оказывается, как ты меня очень любишь… как же я тебя ненавижу!»
На следующий день Макаров привёл к себе домой Леру, которая осталась у него на ночь, а ещё через день Макс всем представил её как свою девушку официально и бесповоротно. А свою любовь он упорно запрятал глубоко внутри, запрещая вырываться ей наружу. И лишь оставаясь один, он всё же не выдерживал и тихо выплёскивал свою боль в темноту. А свидетелями таких моментов были только ночь и луна за окном, которые не будут задавать вопросы, осуждать, советовать и сочувствовать. Утром же с восходом солнца он упорно убеждал себя в том, что Лера ничуть не хуже Полины, а может даже и лучше. «Ну какого ты болишь? Чего тебе не хватает?» - обращался он к своему сердцу, которое с новой силой продолжало кровоточить, упорно отказываясь освобождать место для новой девушки, равно как и выпускать оттуда его бывшую девушку, его настоящую любовь.

Полина подала заявление об уходе ещё в субботу, перед тем, как подарить подарок Максу. А на следующий день она вышла замуж за сына главы банды – Глеба Свиридова, и они в тот же день уехали в Москву. Новоиспечённый супруг заверил жену, что Макаровых оставили в покое. День свадьбы Ольховская предпочитала не вспоминать, а ещё лучше забыть как о страшном сне. Она даже не подозревала, что как в страшном сне она начнёт жить совсем скоро. Полина не могла забыть Макса, она даже хранила его фотографию, тихо рыдая по ночам, когда оставалась одна. Первую брачную ночь девушка воспринимала без эмоций, будто это происходило не с ней. Она даже приняла противозачаточные от греха подальше. Ей приходилось терпеть общество своего новоиспеченного супруга, успокаивая себя тем, что, по крайней мере, Макс в безопасности, а это важнее, гораздо важнее, чем состояние собственное. Девушка даже старалась относиться к мужу с некоторой благодарностью, за то, что тот относился к ней как к богине в прямом смысле этого слова, ПОКА относился. От Глеба не укрылось, то, что Полина, как бы не принадлежала ему полностью, было такое чувство, будто между ними всё время находится кто-то третий. И это его сильно задевало. Свиридов был одержим мыслью о наследнике, мол, родится ребёнок, и Полина будет уже полностью его. Однажды он пришёл домой прилично выпившим, полез в тумбочку и случайно свалил шкатулку, которая, упав на пол, разбилась и оттуда выпала фотография парня в суворовской форме. А вот и первый звоночек. Он тогда ушёл из дома, решив забыться на какое-то время. Пришёл он под утро пьяный в хлам. Разбудил Полю, которая была, мягко говоря, в шоке от такого Свиридова. Он тряс перед её лицом какой-то фотографией, когда Полина поняла, какой именно, её прошиб холодный пот, она не нашла что ответить, потому просто молчала. Тогда он впервые за всё время её ударил. А наутро просил прощения, чуть ли не на колеях ползая. А ещё чуть позднее он нашёл её таблетки, те самые, противозачаточные. Тогда он первый раз её избил. Он не бил по лицу, так как девушке иногда приходилось выходить в люди, а лишние вопросы ему были не нужны. Теперь Полине стало по- настоящему страшно. Уличив момент, она сбежала к своей единственной подруге, что была у неё в Москве - Кире. Та с радостью приняла её. А услышав рассказ Ольховской, посоветовала валить из города. Да она и сама прекрасно понимала, что Глеб не даст ей спокойной жизни в Москве. К маме девушка тоже не поедет, он её и там достанет. Глеб же не сразу кинулся искать жену, сначала он подменил её таблетки, подсыпав в пузырёк вместо противозачаточных те, что обладают обратным эффектом. Муж продолжал грезить наследником, искренне надеясь на то, что всё ещё может измениться. А в том, что она вернётся к нему, он не сомневался, ведь она не хочет, чтобы её мальчишку где-нибудь прикопали заживо. Через несколько дней Глеб позвонил жене, просил вернуться по- хорошему, обещая, что в свою очередь не тронет её. Девушка не то чтобы поверила, просто в очередной раз испугалась за Макса и вернулась к мужу, невзирая на недовольные возгласы подруги, которая предупреждала, что от таких людей надо держаться подальше, но поняв, что Свиридова всё же вернётся домой, напомнила ей, если что, приходить к ней в любое время суток. Поля вернулась к мужу, приняла таблетки. Той ночью он бросался на неё снова и снова, не обращая внимания на то, что он ей, мягко говоря, стал противен. Ему нужен был наследник, иначе отец передаст своё место в бизнесе старшему брату, у которых скоро намечалось пополнение. Потому Свиридов продолжал делать своё дело. Утро он уходил на работу, заперев жену дома, а Полина плакала до вечера. Так продолжалось несколько дней. Потом супруг уехал за границу по работе, и девушка вздохнула с облегчением. Но не на долго, в один из этих дней её затошнило. Полина, молча, сидела на стуле, тупо пялясь в тест на беременность… положительный. Она поехала к Кире, рассказала ситуацию, решив избавиться от ребёнка. В Москве это делать было опасно, Глеб узнает об этом сразу же по приезду. Потому девушка решила поехать в Тверь, и сделать все дела там. Что собственно она и сделала. С Максом в городе она не столкнулась и встреч с ним не искала, а когда закончила все дела, вернулась обратно в Москву. Относительно спокойной жизни ей оставалось где-то месяц, потом в город вернулся Свиридов, а ещё через пару недель он нашёл в ванной злощастный тест. Сначала супруг обрадовался, закатив по данному случаю банкет, и созвав на него всех друзей и родственников. Девушка про аборт естественно ничего ему не сказала, может хоть так он руки перестанет распускать. Однако, «заботливый» муж так беспокоился о состоянии будущего малыша, что сгрёб Полину и потащил к проверенным врачам, где и выяснилось, что никакого ребёнка нет и в помине, и врятли предвидится в ближайшее время. В тот день он избил её ещё сильнее. Полина еле вырвалась, ударив его по голове чем-то тяжёлым. Девушка убежала к Кире. Так с подругой они пришли к единогласному решению – валить Полине из Москвы к чертям собачьим, а точнее в Тверь. Там она остановилась у Ксюши, которую Полина посвятила во все свои проблемы. Однажды Свиридова прогуливалась по городу и увидела Макса в компании с девушкой. Он что-то увлечённо ей рассказывал, а девушка звонко смеялась в ответ. «Вот сколько мало оказывается надо человеку для счастья» - думала Полина, поспешно переходя на другую сторону дороги, пока тот её не заметил. Он определённо счастлив и она не будет ему мешать.

Максим продолжал встречаться с Лерой. Они гуляли по городу, ходили в кино, кафе, боулинг. А ещё они выезжали с друзьями на природу. Девушка довольно часто оставалась ночевать у него. Макаров даже познакомил её с родителями. Друзья Макса всерьёз задумывались над тем, что он уже и думать забыл про Полину. Пока однажды не пришёл Трофимов и не сказал, что видел в городе этикетку. Сказал он это пацанам в умывальнике в отсутствие Макса, но ребята не знали, что вицесержант как раз заходил в этот самый момент в умывальник и прекрасно всё слышал.
- Чё так резко все притихли-то? – заметил он, как замолчали пацаны. Макар, так ты это, про Полину слышал? – Спросил Сухомлин.
- Ну слышал, и чё? – как можно спокойней ответил парень.
- И что, тебе реально фиолетово? – не поверили друзья.
- Мне? По барабану вообще! – ответил он и вышел из умывальника, так и не помыв руки.
- Ага, по барабану ему… - буркнул Соболев, - вон как в лице – то поменялся, и мыло забыл, растяпа!
Потом друзья Макса сидели в комнате досуга и играли в шахматы. Как вдруг залетел Перепечко. - Пацаны, а я это, ну, Полину Сергеевну встретил! Она мимо училища шла и остановилась.
- Ну и что, Стёп, обязательно в это всех посвящать? – зыркнул на него Соболев. – Ты ещё скажи, что с ней разговаривал!
- Разговаривал! – ответил Степан. - Она сказала, что я повзрослел, про вас спрашивала, как вы тут. – В этот момент шахматные фигуры полетели на пол, Макаров встал и вышел из помещения.
- Пацаны, чего это он? – удивился печка.
- А то ты не знаешь, - ответил сухой.
- Макар, подожди! – ринулся за ним Степан, - да стой, тебе говорят, - догнал он его в коридоре.
- Чего тебе? – раздражённо ответил вицесержант.
- Макар, Полина и про тебя спрашивала….
- Мне ты это зачем рассказываешь? – шипел на него Максим.
- Ну как, ты же до сих пор по ней сохнешь, я же вижу! А Лерка твоя – это так, для фона!
- Глаза разуй, видит он… - воскликнул Макс, развернулся и пошёл прочь.

Ольховская долго себя уговаривала пойти в училище, точнее она туда бы и не пошла, если бы не Ноздрёв, случайно встретивший её на улице. Он поведал о том, что в суворовском нехватка специалистов её профиля, а преподаватель заболел, и заменить его некем. В общем, уговорил её выйти на работу. И вот настал день, когда девушка шла на работу в училище. Она всю ночь ворочалась, представляя себе реакцию Макса на её появление. Хотя, он-то как раз о ней уже наверняка и думать забыл, а вот за саму себя Полина переживала больше всего.
Поля отметилась у дежурного и прошла в свой кабинет. Сколько всего здесь было…. Воспоминания рекой полились в её голове, одни за другими. В этом кабинете, да что кабинете, буквально всё в этом училище напоминало ей о том светловолосом голубоглазом мальчишке, который сумел покорить её сердце, и которого она так и не смогла выбросить из головы. Свиридова отправилась в преподавательскую за мелом и там немного задержалась, встретив Кантемирова.
- Иван Адамович, а как у Макарова дела? – спросила Полина.
- А что Макаров? Оклемался уже давно. Поначалу тяжко было, а потом ничего, девчонку себе, вон какую отхватил, там всё серьёзней некуда, похоже! Так что не волнуйтесь, чего старое вспоминать? Как говорится, что было, то прошло! – заверил её философ.
Прозвенел звонок и Свиридова пошла на урок третьего взвода второго курса. Она вошла в класс, бросив мимолётный взгляд на Макарова, который в свою очередь мельком глянул на неё и тут же отвлёкся, достав телефон. Полина собрала всю волю в кулак, пытаясь унять своё сердце, готовое выскочить из груди. Максим же сидел бледный как стена, во рту пересохло, он не мог выдавить ни слова. Кровь закипала в жилах. В нём боролись два чувства – любовь и ненависть. Полина же продолжила вести урок.
Когда занятие закончилось, Максим не выдержал и подошёл к ней. – Зачем ты вернулась? – со злостью смотрел он на неё. – Что, счастливая семейная жизнь дала трещину?
- Максим…
- Что в городе больше работы не нашлось, кроме этого чёртова училища? Я почти тебя забыл, я научился жить без тебя! Я только начал более - менее спокойно спать по ночам, и ты тут же нарисовалась! Вали обратно в свою Москву к мужу под крылышко! – не давал ей вставить слова Макс. Он развернулся и вышел из кабинета. Полина же так и осталась сидеть, даже не пытаясь сдержать слёз, а ведь он не выбросил её подарок и продолжает носить часы, подаренные ею.
Выпустив пар и немного успокоясь, Макаров позвонил Лере и договорился о встрече в увольнении.
- Максим, что происходит? – робко спросила девушка, лёжа у него на плече.
- А что происходит? – не понял Макаров.
- Ну не знаю, ты какой – то нервный в последнее время, и вообще какой-то другой…
- Лер, что значит, другой? Я такой, какой и был! – посмотрел он на девушку.
- Нет, Макс, ты изменился!
- Да где я изменился? – начал выходить из себя парень, – если тебе что-то не нравиться, так и скажи! А не капай на мозги, блин!
- Мне всё нравится! Я тебя очень люблю, но ты изменился, чёрт возьми! – воскликнула Валерия. – Почему у меня такое чувство, что между нами кто-то третий?
- И с чего вдруг у тебя такое чувство? – прыснул Макс.
- Раньше ты был более заботливый, более внимательный, нежный, обходительный. А сейчас ты даже на пустом месте взрываешься! – закатила ему скандал девушка. – Скажи, у тебя кто-то появился, да?
- Если тебе удобнее так думать, думай на здоровье! – огрызнулся Макаров и пошёл в ванную. Немного погодя он остыл и вышел из ванны, Максим застал Валерию на кухне, задумчиво смотрящую в окно. Он подошёл к ней и обнял за талию. – Лер, прости, я люблю только тебя, остальное плод твоей фантазии! – внушал он скорее себе, чем ей. Девушка же продолжала дуться, она хотела было скинуть его руки со своей талии, да зацепилась о его часы на руке, оцарапав свою кожу, вскрикнула. – Я же просила, выбрось ты эти чёртовы часы! – всхлипывала она, - а ты их даже на ночь не снимаешь! У меня уже все руки от них болят, что трудно их хотя бы убрать, чтобы глаза мои их не видели!? – она вырвалась и ушла в гостиную. Девушка хорошо помнила, как между ними не так давно разразился первый скандал, а причиной послужили эти самые часы. Тогда они проводили вместе ночь, всё было прекрасно, пока девушка не поранилась об эти часы на его руке. Тогда она попросила его снять их, на что парень пошёл в отказ, мол, это подарок, и он привык к ним. В итоге он пообещал, что будет снимать их на ночь, пообещал, но не выполнил. Валерия же решила сама их снять, когда он спал. Наутро Максим закатил ей грандиозный скандал, когда, перевернув весь дом в поисках часов, он узнал, что это девушка их сняла. Макаров ещё потребовал вернуть ему часы, после чего снова нацепил их на руку. Тогда Лера успокоилась, в конце концов, глупо ссориться из-за каких-то там часов.
Максим достал из кармана пачку сигарет, вышел на балкон и закурил. Лерка не любила, когда он курил, она даже запах сигарет на дух не переносила и попросила его не курить. Тогда он пошёл ей на встречу и стал курить втихушку , на что девушка закатила ему скандал и потребовала чтобы он завязал с курением даже в её отсутствие, на что получила отказ. Макаров тогда ответил ей, что либо девушка принимает его таким, какой он есть, либо им просто не по пути, и что ради неё он кардинально меняться не собирается. И Лере ничего не оставалось, кроме как довольствоваться тем, что он хотя бы при ней не дымил.
Он докурил сигарету и вернулся в квартиру, зашёл в гостиную, сел на диван рядом с девушкой.
- Скажи, а кто такая Полина? – вдруг выдала Валерия, внимательно следя за его реакцией.
Макаров побледнел и тихо выругался. – Какая Полина? – стараясь придать голосу обычное звучание, спросил он.
- Я не знаю, тебе виднее, может их несколько. – Ответила девушка, - Ты просто во сне это имя выкрикиваешь, причём не единожды.
- Слушай, я не понял, ты меня в чём-то подозреваешь что ли? – Воскликнул Макс. – Или тебе выгодно в чём-то меня подозревать? – Он поднялся с дивана, - Знаешь что, это ТЫ изменилась! И если так пойдёт и дальше, боюсь, нам не по пути! – Максим вышел из квартиры, громко хлопнув дверью. – Связался, блин, на свою голову.


Болею МиП...
 
маськаДата: Понедельник, 04.06.2018, 04:24 | Сообщение # 22
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Полина вернулась домой к Ксюше расстроенной и подавленной. Из головы не выходила сегодняшняя встреча с Максом после урока. Теперь она была уверена в том, что парень её ненавидит и близко к себе не подпустит. Ксения заметила это настроение подруги и Свиридова ей всё рассказала.
- Слушай, ну а что ты хочешь? – ответила Ксения. – Он же думает, что ты его предала, вышла замуж, сменила фамилию. Он же не знает всей ситуации! Ты же с ним так и не поговорила.
- Да он мне рта открыть не давал! О каком разговоре может идти речь? – Полина достала из сумки, о, ужас, сигарету, и капец просто, закурила.
- Во всяком случае, ясно одно – судя по его реакции, могу с уверенностью сказать, что он тебя до сих пор любит, и часы, говоришь, твои носит. Хотя конечно и ненавидит, наверное, не меньше. – Ответила хозяйка. – Батюшки святы, с каких это пор, вы, девушка, закурили-то? – выпала в осадок Ксения. – Вот уж чего не ожидала, того не ожидала…
- А ты поживи со Свиридовым с месяцок, тоже закуришь! – стряхнула Полина сигарету в пепельницу.
- Да я то что, я давно курю! – воскликнула Ксения и взяла из пачки подруги сигарету, тоже закурила. – От тебя просто не ожидала! Ты же и Макса гоняла на этот счёт, кстати, при тебе он не курил! А тут я как-то его в городе видела – дымит и в ус не дует.
- Ксюш, ну мне- то ты это зачем рассказываешь? К тому же, его есть кому и без меня контролировать. – Ответила Полина, - Я видела его с девушкой в городе, да и Иван Адамович рассказывал, что у Макарова, мол, любовь новая.
- А я тебе говорю, поговори с ним! – стояла на своём подруга. Новая девушка вовсе не означает, что это новая его любовь, иначе он не устраивал бы тебе сцены и от подарка твоего давно избавился! Ты же цветы от этого, как его, Царёва, кажется, не оставляла же!
- Ксюш, я не собираюсь влезать в его отношения с девушкой!
Прошла неделя, Полина закончила вести уроки и собралась идти домой, но неудачно споткнулась в коридоре и упала, подвернув ногу. В это время мимо как раз шёл Макаров, он заметил её и поспешил на помощь, помог подняться с пола и усадил на скамейку возле окна. Затем он отпросился у Василюка и собрался отвезти Полину домой. Та конечно отказывалась, но выбора у неё особо и не было, потому в итоге девушка согласилась. Он её по-прежнему ненавидел и любил одновременно, но парню всё же пришлось взять её на руки, забыв ненадолго про ненависть. Макаров принёс её к машине и усадил в салон. Потом достал аптечку, снял с её ноги туфлю. Девушка начала было сопротивляться такому повороту событий, но у парня нашлись более убедительные аргументы, чтобы продолжить то, что начал.
- Чё ты так напряглась-то? – спросил Макс. – расслабься, я просто перевяжу тебе ногу!- И Полина немного расслабилась, в конце концов, это же не её муж деспот.
Он аккуратно коснулся её ноги, обрабатывая какой-то там мазью. Макарова окатило жаром, и сердце готово было выпрыгнуть из груди «Какая нежная кожа… ОТСТАВИТЬ БЛИН, Я ВСЕГО ЛИШЬ ДОЛЖЕН ОКАЗАТЬ ЕЙ ПЕРУЮ ПОМОЩЬ… Так хочется поцеловать… интересно, что там выше… БЛИН, ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ СТОПА! ЭТО ДАЖЕ НЕ КОЛЕНО, НУ КАКОГО ХРЕНА, БЛИН… вот так-то лучше, почти закончили…» - заканчивал он перевязывать ногу и случайно завернул край брюк выше, чем положено и просто офигел от увиденного. «СИНЯК, ТВОЮ МАТЬ… такие, точно бывают не от ушибов» Пронеслось у парня в голове, уж ему-ли не знать, какие бывают синяки от ударов, конкретных ударов, у него такие были обычно после драки или после боёв на татами. Полина же, испугалась, что тот заметит синяк, резко расправила край брюк. – Всё, можно ехать, пробормотал он, усаживаясь за руль. Макаров судорожно думал, как бы проверить, есть ли у Поли ещё синяки, «лицо у неё чистое, а под кофту я не полезу, а так хотелось бы… БЛИН, КУСОК ИДИОТА, ЗА ДОРОГОЙ СЛЕДИ!» - проносилось у него в голове. Вдруг он резко дал по тормозам. – Курица тупая, куда прёшь, знак кому висит!? - заорал он на водителя, иномарки, что его подрезала, за рулём явно была девушка. – Твою мать, щас начнётся! Слыш, корыто своё убирай! – обращался он к автоледи. Далее он вышел из машины и чуть не завернул уши в трубочку от ответного диалога, что посыпался в его сторону от автоледи. - АВТОДУРА БЛИН, БЫЛА БЫ ТЫ МУЖИК, Я БЫ ТЕБЕ ПО РОЖЕ ДАВНО СЪЕЗДИЛ! – возмущался он. Девушка отказывалась убирать свою машину, не давая ему проехать, к тому же вызвала ментов. В это время зазвонил мобильник Макарова, который он бросил на сидении машины. Полина заметила, что звонила какая-то Лера.
- Да ты знаешь, кто я? – продолжала автоледи в наглую наезжать на Макса. – Да сейчас приедут люди, да тебя в порошок сотрут!
- Окей, зови своих людей! – ответил Макс, залезая обратно в машину. – Щас я тебе устрою, мало не покажется.
- Максим, у тебя телефон звонил,– сказала ему Полина, но Макс не успел ничего ответить, как мобильник снова ожил. Макаров же сбросил вызов и принялся набирать какой-то номер.
- Ало, Ника, солнце, ты в городе? – звонил он дочке владельца нефтяной компании. Они с Максом были хорошими друзьями, да и их родители тоже. – Можешь подъехать на Смирнова недалеко от заправки?... Да курица одна раскудахталась, был бы мужик, я бы сам разобрался…Хорошо, жду! – коротко обрисовал он ситуацию. Прошло немного времени, и тачку автоледи, что перекрыла Максу путь, протаранила другая, более навороченная тачка. – Ай, Ника, красотка! – Воскликнул Макс, заметив эту тачку, помахал ей рукой, дал по газам и сорвался с места. – Ой, не завидую я этой автодуре, несладко же ей придётся, – от души веселился Макс. Вскоре он зарулил на заправку и вышел из машины, мобильник снова остался в салоне и стал трезвонить, это опять была Лера. Когда же Макаров вернулся, Полина сказала, что ему снова звонили, он посмотрел на входящие, но перезванивать не стал. – Это девушка Игоряна, достала блин, – соврал он, сам не зная, зачем, так, на всякий случай. Так они добрались до дома Ксюхи, которая уже ждала подругу у подъезда и была явно взволнована. Макс помог девушке добраться до скамейки, на предложение отнести её в квартиру она категорично замотала головой. Полина вспомнила, что оставила свой телефон у него в машине. Пока парень ходил за ним, к подъезду подошёл мужик и стал наезжать на Полю и хватать её за руки.
- Свиридова, ты совсем обнаглела? – возникал мужик, - думаешь, свалила в Тверь, и я тебя тут не найду?
- Глеб, оставь меня в покое уже! – отвечала девушка.
- Нет, дорогая, собирайся, мы едем в Москву! – настаивал Свиридов. Он узнал, что жена сбежала из города, и сразу догадался, куда. И вот теперь он примчался за ней.
- Я с тобой никуда не поеду, пока ты не оформишь бумаги на развод! – заявила ему девушка.
- Свиридова, я не собираюсь ничего никому переоформлять! – он разозлился не на шутку и стал хватать её за руки.
- Эй, ты руки – то не распускай! – испугалась Ксения, которая стояла рядом.
- Слыш, коряги свои убрал от неё! – налетел на него Макс, спрятав девушку за свою спину.
- Это ещё кто такой, а, Ольховская? – Свиридов явно не ожидал, что за его жену будет кто-то заступаться. Он хотел было снова кинуться на девушку, но тут же получил удар в пятак и отлетел в сторону.
- Максим, не надо… - испугалась Полина и схватила его за руку.
- Если ты хоть раз пальцем её тронешь, я тебя в асфальт зарою! – орал на мужика Макаров. Мужик же медленно поднялся с земли и поковылял прочь, зло сверкнув глазами. Максим же теперь твёрдо решил доставить девушку прямо в квартиру, мало ли кто в подъезде нападёт.
- Полин, у меня стойкое ощущение того, что у тебя проблемы, – начал Макс, когда они уже сидели в гостиной у Ксении в квартире.
- Макс, пожалуйста, не встревай, я сама со всем разберусь! – не хотела посвящать его в свои проблемы девушка.
- А это кто вообще был-то? – спросил Макаров.
- Ну как… муж…
- Капец, я фигею… Как ты вообще за такого вышла… - обалдел Макаров.
-Максим, Мы давно не живём вместе, а штамп в паспорте это так, формальность.
-И сильно он тебя достаёт, муж этот формальный?
- Тебя это не касается!
- Хорошо, а за руки он тебя хватал у подъезда тоже…формально? – Он не выдержал и поднял ей рукав блузки где-то до локтя. – И синяки вот эти тоже формальность? – выдохнул он.
- Максим…
- Только не надо мне заливать про косяки и углы незамеченные! Я с детства борьбой занимаюсь и вполне способен отличить эти синяки от простых ушибов!
- Максим, это не твоё дело! и вообще, тебя уже давно девушка ждёт, а ты ей так и не перезвонил, между прочим, да и увольнение заканчивается.
Макарову ничего не оставалось, кроме как уйти, а время действительно поджимало, он поехал в училище, где на КПП его ждала Валерия. Она тусовалась тут уже некоторое время и была явно не в духе.
- Макаров, это как понимать? – набросилась на него девушка, сразу, как только заметила.
- Что именно? – раздражённо ответил он.
- Сам не догадываешься? – она подозрительно смотрела на него. – Я прихожу на КПП, а тебя нет, мне сказали, что ты в городе! – чуть не визжала она.
- Представь себе, нас иногда отправляют в город среди недели! – начинал закипать Максим.
- Что на звонки отвечать уже не модно стало? – продолжала сверлить его убийственным взглядом Лерка. – Сначала ты не брал трубку, а потом вообще сбрасывал!
- Не отвечал, значит, занят был! Что тут непонятного? Или ты хочешь, чтобы я, будучи за рулём, бросал всё и отвечал на твои звонки? – Макарова уже начинала порядком бесить эта персона.
- Что, к этикетке своей ездил, да? На старенькое потянуло?
- Слушай, - окончательно разозлился Макс, - Меня достали твои дурацкие подозрения, когда ты уже угомонишься, весь мозг съела уже! Если ты пришла, чтобы орать на меня, сделай одолжение, не приходи больше! – Он развернулся и вышел с КПП. Настроение у него испортилось окончательно. У Макса не было ни времени, ни желания выяснять отношения с Лерой. У него были куда более насущные проблемы. Макаров вошёл в расположения, достал мобильник и набрал номер. – Алло, Александр Михайлович, это Максим! Вы бы не могли пробить адресок одного чела, очень срочно?!... – К вечеру у Макарова был нужный ему адрес. Он попросил ребят прикрыть его, а сам, рванул в самоволку, перемахнув через забор.
Шло время, Макарова всё не было, ребята уже начали беспокоиться, он не сказал куда пойдёт, Но почему-то Сухомлин решил, что друг закрутил старый роман по-новому и позвонил Полине, но девушка ответила, что понятия не имеет, где Макс. В казарму зашёл философ, чтобы построить взвод на ужин.
- Так, я не понял, а где ваш вицесержант? – обнаружил он пропажу. Все молчали. – Мне повторить вопрос? Что вы как воды в рот набрали?
- Он в библиотеке! – ляпнул Соболев первое, что пришло в голову. Философ отправил его за ним. Выйдя из казармы, парень набрал номер друга, но абонент был не доступен. – Его там книжки клеить заставили – доложил Соболев по возвращении, он, как мог, тянул время, периодически набирая Макса, но тот по-прежнему оставался вне зоны. Ни во время, ни после ужина Макаров так и не появился.

Глеб Свиридов, приехав в Тверь, хотел было забрать жену в Москву, но та упёрлась и пошла в отказ. И всё бы ничего, Глеб, не смотря ни на что, увёз бы её, если бы не этот пацан, который бросился на защиту девушки, разукрасив Свиридову физиономию. Так что ему ничего не оставалось, кроме как вернуться в гостиничный номер, который он снял на время пребывания в Твери. «Ну козёл, ну надо же. Чуть нос не сломал» - думал он, сидя в номере и разглядывая себя любимого в зеркале. Почему-то ему показалось знакомо лицо этого защитника, Где-то он его раньше видел, а вот где именно, забыл. Свиридов хотел было разработать новый план, как увезти Полину в Москву, ведь там у них была квартира в ипотеке, за которую нужно было вносить платёжку. Однако без подписи второго супруга платёжку было сделать невозможно, а жена как назло упёрлась рогом и отказалась подписывать документы, требуя в свою очередь, переоформить кредит на него самого, так как под залог в ипотеке оставлена квартира её мамы. Девушка кроме того требовала подписать соглашение на развод, так как в суд обратиться она не могла из-за квартиры мамы. Зазвонил телефон в его номере, сообщили, что к нему, мол, приехал какой-то армейский друг. «Какой блин, друг армейский, если я в армии-то не служил» - подумал он, но всё же любопытство взяло верх, и он захотел посмотреть на так называемого друга, и вышел из номера. Не найдя никакого друга, он хотел было выйти на улицу, как вдруг путь ему преградил тот самый козёл, что разукрасил его рожу накануне.
-Я не понял, ты, что ли меня вызывал? – удивился Глеб.
- Ну я! – Макаров смотрел на него в упор.
- А почему мне сказали, что какой-то армейский друг?
- Ну как я им сообщил, так тебе и передали! – сквозь зубы проговорил парень.
- Чё тебе от меня понадобилось? – спросил Свиридов, он был на полторы головы выше Макса, но ему почему-то казалось, что тот смотрит на него сверху вниз.
- Да вот пришёл тебе сказать, вали-ка ты, Глеб, обратно в Москву! Там вам, видимо, законом разрешено женщин бить! – готов был наброситься на него вицесержант.
- Слушай, пацан, это ты вали отсюда подобру –по здорову, а то возьму тебя тихонечко тюкну вот об эту стеночку и всё! – разозлился Глеб.
- Смотри, как бы тебя кто ни тюкнул! – Макаров сжал кулаки. – Чё вылупился? Или ты только женщин и лупишь? Давай со мной попробуй! Только имей в виду, поддаваться не стоит, я тебя всё равно пришью за Полину, понял?
- Уверен, что тебе это надо? – вышел из себя Свиридов, получив утвердительный кивок в ответ, он набросал кому-то смску. – Ну, пойдём, выйдем.
- Я смотрю, ты уже успел подготовиться! – воскликнул Макаров, завидев ещё двух качков, - твоё счастье, что я сегодня своих не привёл, думал, тет-а-тет разберемся, а ты оказывается ссыкло, Глеб! Только и можешь, что на женщин руку поднимать, а против меня слабо? – завязалась драка. Одного из качков Макаров в нокаут отправил сразу, Глебу сломал руку и нехило засветил в рожу, а вот с третьим пришлось повозиться. Парень в очередной раз порадовался, что носит титул чемпиона страны, иначе бы его закопали на раз.
- Запомни, упырь, а лучше запиши, если хоть один волос с её головы упадёт, я тебя урою нафиг! – сказал Макаров, когда ему, наконец, удалось расправиться с третьим.
Полина продолжала жить у Ксении. Сегодня подруга предупредила, что не придёт ночевать. Свиридова собиралась уже ложиться спать, стрелки на часах перевалили за полночь. Как вдруг раздался звонок в дверь. Когда девушка открыла её, на пороге стоял избитый перебинтованный супруг.
- Жёнушка, я тебе не перестаю удивляться! Ты что, детей на меня натравливаешь? – прошипел он, вваливаясь в квартиру, не дожидаясь приглашения.
- Свиридов, ты, по-моему, уже совсем с катушек полетел?- разозлилась девушка. – Каких детей?
- Ну этот твой, суворовец, кажется! – он демонстративно потирал гипс. – Ты что его с руки кормишь?
- Подожди, Глеб – испугалась девушка, - это что тебя Максим так?
- Не переживай, ему тоже досталось! А это, между прочим, статья – продолжил он, указывая на руку.
- Рада, что хоть кто-то тебе ответил! – Воскликнула девушка.
- Значит так, Свиридова, развод ты не получишь! Советую собирать вещи, мы едем в Москву проводить платёж.
- Я никуда с тобой не поеду! – отказывалась девушка, тогда он замахнулся на неё и рассёк девушке бровь. – Убирайся отсюда – всхлипывала девушка выталкивая его за дверь, если бы не гипс, врят- ли бы ей удалось с ним справиться. «Господи, что же он с Максом – то сделал…» думала Полина, набирая номер Макарова, но абонент оказался вне зоны.
Когда Макаров перемахнул через забор на территорию училища, в казарме уже наступил отбой и стрелки на часах перевалили за полночь. У парня был разбит лоб, из носа сочилась кровь. Вдобавок ко всему, во время драки он раздолбил к чертям мобильник. Максим понимал, что о самоходе наверняка уже знают офицеры. В подтверждении его догадок в коридоре вицесержанта ждал злой Василюк. – Я не понял, Макаров, что с лицом? Какого чёрта вообще происходит? – орал на него Пал Палыч. На что Макс не нашёл что сказать, потому просто молчал. – Так, всё с тобой понятно. Значит так, сейчас отбой, а завтра после обеда вернётся начальник училища, он уже подписал приказ об отчислении. Не смотря на это, на занятиях ты всё же успеешь отсидеть последний раз.
Макаров молча, отправился в казарму, переоделся и нырнул под одеяло, правда так и не смог заснуть. Наутро он ни с кем на тему самохода разговаривать не захотел, мол, всё равно отчисляют, чего трепаться, к еде за завтраком не притронулся. Матвеев вернулся в училище ещё до обеда и вызвал парня к себе на ковёр. Но любой вопрос, что ни задал бы начальник училища, остался без ответа. Единственное, что сказал вицесержант, это то, что он дрался с отморозком за дело, собственно из-за него он и покинул территорию училища самовольно. Конкретно с кем и почему он дрался, парень не сказал.
Когда Полина пришла на работу в училище, до неё дошли слухи, что Максима отчисляют за драку в самоволке. Девушка прекрасно поняла, за какую драку и пошла к начальнику училища, где пояснила, что суворовец на самом деле защитил её от отморозка, который якобы напал на неё. После этого Свиридова вошла в свой кабинет по звонку, начала вести урок, изредка поглядывая на Макарова, который сидел за первой партой и теребил в руках ручку, костяшки пальцев были разбиты в кровь, на лице несколько ссадин. После урока вицесержант снова отправился на ковёр к Матвееву.
- И что же ты, Макаров, не сказал, что защищал Полину Сергеевну? – задал вопрос начальник училища, на что парень снова молчал. – Значит так, суворовец, иди, учись! Однако с лычками всё же придётся распрощаться.
Обалдевший Макаров вернулся в кабинет этики, где сидела за столом Свиридова и проверяла тетради. – Что же ты обманула начальника училища?- подошёл он к ней.
- Максим, я так за тебя испугалась, - девушка машинально взяла его за руку, в глазах стояли слёзы.
- А жить с этим уродом ты не боишься? – Макс заметил над бровью девушки свежую ссадину. – Он что, и у Ксюхи тебя уже достал?
- Макс, всё нормально…
- Да где нормально? – он достал из кармана брюк ключи от квартиры и протянул их девушке. – Вот, держи, сегодня же переезжаешь ко мне, я всё равно всю неделю в училище, квартира пустая, внизу охрана, да и найдёт он тебя явно не сразу, адрес мой ему не известен.
- Максим, я не могу переехать в твою квартиру! – отказывалась Свиридова, - твоя девушка будет явно не в восторге от такого поворота событий.
- Я тебя не к девушке подселяю, а в свою квартиру, где никто не живёт! – настаивал на своём парень. – К тому же там тебе будет безопасно. Я же только раз в неделю туда прихожу, ну хочешь, могу вон, у кислого кости кинуть или на крайняк у родителей. Поверь, они очень обрадуются, что я останусь у них, они ж меня и так очень редко видят!
- Максим, ты вовсе не обязан уходить из собственной квартиры! Или там что, всего одна комната?
- Да нет, комнат там вагон и маленькая тележка! – обрадовался Макаров. – В общем, договорились, сегодня едешь туда, можешь взять только самое необходимое из вещей на пару дней. А в субботу я приду в увал, и перевезём остальные твои вещи.
- Макаров! – собиралась было что-то возразить Полина, но тот уже выскочил из кабинета.
После работы Полина зашла к Ксюхе, взять некоторые вещи. Подруга собиралась уезжать в командировку и Свиридовой совершенно не улыбалась перспектива оставаться здесь одной. Свою квартиру, в которой Полина жила до так называемого замужества, она сдавала, да и это было не лучшее место, где можно было спрятаться от мужа, потому Девушка отправилась на квартиру к Максу. Прибыв на место, Полина первым делом приняла душ и осмотрела квартиру, чтобы понять, где тут что, ведь раньше она тут не была. Максим несколько раз предлагал ей переехать к нему, когда они были вместе, но тогда ей показалась эта идея сумасшедшей, возрастные предрассудки, понимаете ли. Когда она, наконец, осмотрелась, пришла на кухню и сварила чашку кофе. Девушке показалось, что для пустующей квартиры, в которой никто не живёт, здесь было как-то слишком чисто, что ли. Если только Максим приходит раз в неделю и тратит всё увольнение на уборку квартиры, звучит неубедительно. Выпив кофе, Полина прошла в его комнату на втором этаже, включила ноутбук. Ей нужно было закончить курсовые, которыми она подрабатывала в свободное от основой работы время. Пользователь был защищён паролем, и ей пришлось звонить Максиму.
- Алло, Макс, а ты мне так и не сказал, сколько я тебе должна за проживание и какую комнату я могу занять?- спросила Поля, когда он ответил на звонок.
- В смысле, сколько должна? – Макаров поперхнулся от поступившего вопроса.
- Ну как, я же вроде у тебя квартиру снимаю…
- Полин, давай договоримся, что ты не будешь забивать себе голову всякой ерундой? Снимает она…. А насчёт комнат, да любую занимай, хоть все!
- Ладно, спасибо! – сдалась, наконец, девушка, - только одной комнаты мне вполне достаточно.
- Ну, тогда занимай ту, которая понравится больше всего!
- Максим, а ты не мог бы сказать мне пароль от твоего пользователя? А то я хотела курсовую доделать. – На том конце провода повисла тишина. – Мааакс, ты меня слышишь?
- Да, я слышу, - наконец подал голос Макаров, - пароль… твоё имя и дата рождения… тоже твоя… Ладно, у нас построение, звони, если что! Пока, – ответил Макс и нажал на отбой.
Полина же была слегка поражена, что максим забил такой пароль и до сих пор его не сменил. Она ввела пароль, получив доступ к пользователю. В следующую секунду её окатило жаром, а сердце царапнула ревность. На заставке макаровского ноутбука стояло фото его и его девушки, той самой из медпункта, они так конкретно приобнялись, что Полине захотелось в них запустить что-нибудь тяжёлое. Но она вовремя опомнилась «Ольховская, возьми себя в руки, этот пацан уже давно не твой, у него своя жизнь, а у тебя своя… ну и что, что пустил на квартиру…. Мы же можем, чёрт побери, оставаться хорошими друзьями…. Подумаешь, пароль не сменил, может он давно сюда не заходил, он же сказал, что редко здесь бывает…. Какая тебе разница с кем… что, не видно что ли, с кем, явно с этой мымрой с фотографии… у него определенно хороший вкус? Это ты на себя намекаешь, что ли? А может эта девушка действительно тут не бывает? Тогда боюсь представить, что он делает с этой фотографией или на эту фотографию… блин, Макаров, у тебя в последнее время со вкусом явно что-то не то… блииин, да к чёрту эту курсовую!» - пронеслись в голове у Полины мысли явно не педагогического характера, и она захлопнула ноутбук. Немного успокоившись, Полина с интересом рассматривала стеллаж с книгами, её заинтересовала одна из них. Девушка хотела было вытащить её, но аккуратно это сделать не получилось, потому три другие книги, что лежали поверх этой, с грохотом улетели на пол, из одной выпала фотография. «ах ты ж сорванец малолетний…теперь понятно, чем ты занимался на моих уроках…» думала Свиридова, разглядывая собственную фотографию эмм… как бы это по корректней выразиться, в нижнем белье. «Гхм… смею заметить, со вкусом у вас, господин Макаров, проблем нет… .Сразу видно, и с фотошопом вы на «ты»…Теперь мне ясен этот взгляд, коим пялился ты на меня все уроки на первом курсе…. Это ж надо было додуматься, снять с меня строгий костюм, в котором я собственно всегда прихожу в училище и оставить лишь в этом… кхм в нижнем белье… надо сказать бельё супер, знать бы где такое продаётся, я бы и в реале себе такое прикупила…нет ну засранец малолетний а, хоть бы фон сменил что ли, а то прямо в кабинете, на столе… боже мой, спасибо хоть ноги не раздвинул, сам вероятно додумал без стимулирующих зрелищ…» - Полина издала нервный смешок «надеюсь, хоть другим не отксерил, боюсь спросить, что же ты на эту фотку кхм… фантазируешь…» - и тут в Полину голову пришла гениальная идея, как отомстить Максу. Она порылась у себя в сумочке и достала его фотку, ту самую, в суворовской форме, включила ноутбук, нашла фотошоп и пустила это фото в обработку. «Прощай строгая суворовская форма или вы меня не дооценили! А я, оказывается, и навыками фотошопа владею на ура! Советую, перед тем как включишь ноутбук, Макаров, выпить солидную дозу валерьянки». - Активно размышляла Полина, разглядывая его фотку, параллельно думая, оставить его в трусах, или всё таки рискнуть и снять их к чёрту… «хотя нет, пусть в трусах останется, а то не приведи боже его бабёнке в одежонке на глаза попадётся. Такое зрелище не для слабонервных.» Когда же Полина закончила обрабатывать фотку Макса, она запустила сиё творение во всей красе на заставку рабочего стола.
Настала суббота, Макаров должен был прийти в увольнение, Свиридова приготовила обед, должна же она, в конце концов, хоть чем-то его отблагодарить. Шло время, Максима всё не было. Полина решила, что он, вероятно, гуляет со своей девушкой. Погода стояла отличная, как раз для прогулок. Возможно, после он решит привести её сюда, и Полина не будет им мешать, потому девушка переоделась и тоже вышла прогуляться, а потом она задержится у Ксюши, которая как раз прилетела из-за границы, так, на всякий случай.
Максим, выйдя из училища, хотел было ехать домой, но позвонила мама и попросила его приехать, там у неё сюрприз для него какой-то «ну мама, блин даёт» - подумал парень, однако делать нечего, пришлось заскочить домой к родителям. Когда он пришёл, то мягко говоря, обалдел, к нему на шею бросилась Валерия собственной персоной. – Я чёт не понял, ты что тут делаешь?- спросил он девушку.
- Вообще-то тебя жду! – надула губки Лерка, - я соскучилась!
- Я рад за тебя, - буркнул Макс, такого сюрприза он явно не ожидал. Настроение вмиг упало ниже плинтуса. Макаров скинул куртку и прошёл в гостиную, опустился в кресло.
- Макс, я так рада, что мы, наконец, одни! – пробормотала девушка и залезла сверху, стала целовать его в губы прежде, чем Макаров успел что либо сообразить, мозгами-то он был явно не здесь. Ему пришлось ответить на поцелуй, во избежание ненужных вопросов. Не знаю, насколько далеко бы всё зашло, если бы не вернулись родители Макса, да при том не одни, а в компании родителей девушки.
-ГХМ… не помешаю? – раздался громогласный голос папы Леры, что вошёл в гостиную и застал сию картину.
Макаров пребывал в глубоком шоке, не найдя, что ответить. Лерка же слезла с парня и, не теряя драгоценные минуты, принялась знакомить отца с, как ей казалось, будущим зятем. – «Ах***ть просто… без меня меня женили… какого х**???» - пронеслись в голове суворовца мысли слегка нецензурного содержания. А вслух при этом произнёс: – Очень приятно и пожал руку так называемому « будущему тестю».
- Сыночек, познакомься, это Варвара Николаевна, мама Леры! – представила Лариса парню его, стало быть, тёщу.
- Рад знакомству, пробормотал парень, в то время как в голове пропела песня «дайте мне верёвку с мылом, я пойду, повешусь,… кто поёт? Не знаю кто, сам придумал в виду происходящих событий». Этикет не позволяет произносить такие мысли вслух, а жаль. Пришлось с ними отобедать, Лерка всё время липла как репей, будто он её собственность без права выбора, на ком ему жениться. – Мам, я надеюсь, свадьба не завтра? – убийственно смотрел он на неё.
- Ну это уже как вы решите! – улыбалась Лариса.
- Спасибо и на этом, а то я ещё пожить хотел! – пробормотал он в ответ.
- Максим, а чем ты вообще занимаешься? – спросил его папа Леры.
- Пью, курю, по девочкам бегаю! – выпалил парень, - думаю, вам лучше поискать для своей дочери более подходящую кандидатуру – улыбался он в ответ.
- Не обращайте внимания, это у нас шутки такие! – встряла в разговор Лариса Сергеевна, отвесив сыну подзатыльник. Она сразу поняла, что у Макса с Лерой явно какой-то конфликт, уж больно сухо он отвечал на её вопросы, да и в основном вовсе молчал. – Максим, можно тебя на секундочку? – не выдержала Лариса бесконечных подколов, которые бросал парень в сторону девушки. – Скажи мне, что происходит? – спросила она, когда они вышли в коридор.
- Нет, мамулечка, это ТЫ мне ответь, какого тут вообще происходит? Это и есть твой сюрприз? – зашипел на неё сын, – спасибо, блин, огромное!
- Максим, я что-то не поняла, ты не рад, что ли?
- Рад, пипец как, мам! Без меня меня женили, охренеть , что ещё сказать? У меня слов больше нет, одни маты! – сорвался парень почти на крик.
- Ну почему сразу женили? Просто познакомили с родителями! – обиделась Лариса.
- А меня спросить забыли? Я может уже другую нашел! – выпалил Макс.
- Сынок, но ты же сам нас с Лерой познакомил! – Не сдавалась Макарова.
- И что? это когда было…. И вообще мне идти пора, увала у меня сегодня нет, кое-как отпросился на три часа. – Максим попрощался с гостями и выскочил из квартиры, рванув к себе домой.
Когда же Макаров пришёл, точнее, прибежал на место, он позвонил в звонок, но ему никто не открыл, тогда парень зашёл к Кисляку за запасными ключами. Зайдя в квартиру, он понял, что там никого нет. Стрелки на часах показывали шесть вечера. Ни через час, ни через два Полина так и не пришла. Когда время подошло к восьми, он всерьёз забеспокоился, позвонил кислому, спросил, не видел ли он Полю, но тот сказал, что девушка ушла в районе четырёх вечера.
Макаров вышел на балкон, закурил. Он уже хотел было ехать искать её, но тут увидел с балкона, как девушка подходит к подъезду и вздохнул с облегчением.
- Максим, ты уже проводил девушку, или мне ещё погулять? Огорошила его вопросом Свиридова, заметив его на балконе с сигаретой.
Макаров подавился дымом и закашлялся «ну не жена, а золото… вот женюсь, а она мне: дорогой, ты уже проводил любовницу или мне ещё погулять?... АХАХ… капец…» - проносились мысли у него в голове. - Заходи, она в шкафу тихонько посидит до завтра! – смеялся он в ответ.
- Максим, я вообще-то серьёзно!
- Так и я серьёзно! – чуть не плакал со смеху парень, - заходи уже, нет тут никого!
Свиридова вернулась в квартиру. – За вещами твоими поедим завтра? – спросил Максим, встречая Полю в коридоре.
- Вообще-то я их уже привезла, - поставила она сумку небольших размеров. - остальное – то у меня в Москве осталось.
- Предлагаю отметить это дело походом в ресторан! – обрадовался Макаров, кажется, жизнь налаживается.
- Предпочитаешь ресторанные блюда домашней еде? – спросила девушка.
- А что есть возражения?
- Не то чтобы я против, просто, я тут тебе приготовила уже, выбрасывать жалко будет, – вздохнула девушка.
- Ладно, разогревай, я люблю твои блюда, и никакой ресторан с ними не сравнится! – ещё больше обрадовался Макс и, заглянув в бар, достал бутылочку вина. – Твоё любимое, между прочим.
- А девушка твоя не будет против? – поставила Полина на стол разогретый поздний ужин.
- Не знаю, шкаф открой, спроси у неё! – прыснул парень.
- Максим…
- Полин, ты видишь тут девушку? – нет! Всё, тема закрыта! Хотя постой, ты ревнуешь что ли? Или может мне у мужа твоего спросить? – выдал вдруг он.
- Боже упаси! И да, ты прав, давай лучше есть!
- Вот и я о том же! – согласился парень, разливая вино по бокалам.
Так, за приятной беседой ни о чём, они не заметили, как пролетело время, и стрелки на часах перевалили за полночь. Макаров слегка опьянел, от счастья, наверное, да и Полине алкоголь тоже слегка ударил в голову. Не смотря на это, они всё же разошлись по разным комнатам, преодолевая желание завалиться где-нибудь вместе. Полина ушла в комнату Макса, в то время как сам он расположился в гостиной на диване. И если девушка практически сразу отключилась, сонная доза видимо сработала, то Макаров ворочался всю ночь и не мог уснуть от одной лишь мысли, что она тут рядом, почти, не считая этажа, разделяющего их. Максим из последних сил боролся с желанием пойти в свою комнату, где была девушка, и наконец, он не выдержал, встал с дивана и, выйдя в коридор, поднялся по лестнице на второй этаж. Он в нерешительности замер у двери прислушиваясь. Было тихо, парень осторожно толкнул дверь, которая оказалась не заперта. Сердце стучало в бешеном ритме, оно как будто оживало. Когда Максим подошёл к дивану, он заметил, что девушка крепко спит, одеяло при этом сползло, оголяя плечё. Максим нервно сглотнул, поборов желание прикоснуться губами к плечу. Он аккуратно накрыл её одеялом, чтобы она не замёрзла, проведя рукой по нежной и такой любимой коже, запах которой он не спутает ни с чем другим. Затем не сдержался и прильнул лицом в рыжие локоны, что рассыпались по подушке, вдыхая манящий аромат. Полина заворочалась, бормоча что-то во сне, и Макс резко отпрянул от неё, замер, боясь, что разбудит. «Спи, родная, я не потревожу твой сон» - думал он про себя. Макаров поборол желание, поднялся с колен, осторожно ступая, вышел из комнаты, тихонько закрыв за собой дверь. Он вернулся обратно в гостиную и лёг на диван. В ту ночь он заснул только под утро.
Свиридова проснулась утром в прекрасном расположении духа. Она так давно не высыпалась. Луч солнца прокрался в комнату сквозь шторы, играя с её рыжими локонами. Девушка вдруг осознала, что для полного счастья ей не хватает светловолосого голубоглазого сорванца рядом на подушке, но, увы, он предпочёл диван обществу рыжеволосой девушки. Этой ночью кажется, ей приснился сон, что Максим таки пришёл к ней в комнату, осторожно крадучись, коснулся её кожи, блин, аж до мурашек, а потом вдруг ушёл, оставив девушку в гордом одиночестве. «А может он и вправду приходил? Да нее, тогда бы он наверняка остался…. Хотя стоп, куда это вас, госпожа Ольховская, понесло? Вы между прочим за-му-жем!!! У него есть девушка и он счастлив… ну и что, что глаза грустные… какие нафиг влюблённые?... бьюсь об заклад, он до сих пор дрыхнет на диване и о тебе, дурёха, думать забыл!» - роились мысли в голове у девушки, она смахнула слезу, одиноко скатившуюся по щеке, пошла принять душ, а заодно и мозг себе прополоскать от всяких ненужных неприличных мыслей… или всё-таки нужных? Может быть, но чертовски неприличных…. Выйдя из душа, она всё же не удержалась и тихонько прокралась в гостиную «Я только краем глаза посмотрю и выйду… О МАЙ ГАД… именно гад! Иначе и не назовёшь, кубики, какие кубики… какого хрена ты не накрылся одеялом с головой… » - Полина сглотнула слюну, ей безумно хотелось прикоснуться к этим эм… кубикам, да уж с физухой у парня будь здоров, не зря их в училище гоняют как тараканов. Она всё же не удержалась и коснулась рукой его светлых волос. «тише ты, сердце, разбудишь ещё…» - говорила она про себя. Полина убрала руку, укрыла его одеялом, и крадучись вышла из гостиной, тихонько прикрыв за собой дверь.


Болею МиП...
 
маськаДата: Понедельник, 04.06.2018, 04:31 | Сообщение # 23
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
И вот ещё одна неделя подходила к концу, приближая очередное увольнение. Свиридова продолжала жить у Максима, периодически наведываясь к Ксюхе в гости. Когда она вернулась от подруги, решила принять ванную. Девушка, прикрыв глаза, нежилась в воде, покрытой густой пеной. И ничто не предвещало беды, как вдруг, спустя некоторое время, она услышала, как кто-то скребётся под дверью… или под ванной… или где? В одном она не сомневалась точно, тут кто-то был…. От страха девушка не могла пошевелиться некоторое время, продолжая находиться в воде. Недавно она посмотрела фильм ужасов на свою голову, там дементр пробрался в ванную и съел к чертям молоденькую квартирантку, которая вот точно так же осталась одна в квартире и решила принять ванную, как оказалось, последнюю в своей жизни. Свиридова, сглотнув подступивший к горлу комок, медленно поднялась и завернулась в полотенце. В следующий миг она услышала скрежет замка входной двери и увидела, как что-то чёрное огромное с жутким звуком проскользнуло по кафелю из-за раковины и нырнуло прямо под ванную. Всё… Полина с диким воплем выпрыгнула из ванной комнаты прямо в коридор.
Макаров собирался в увольнение, сегодня его отпустили пораньше, и потому он прибывал в прекрасном расположении духа. Парень не стал звонить в дверь, а просто постучал, но никто не открыл. Тогда он открыл дверь запасным ключом и вошёл в квартиру. Макс не успел ничего толком сообразить, как вдруг раздались оглушительные вопли, и в следующий миг из ванны выскочила его обожаемая нимфа, завёрнутая в одно лишь коротенькое полотенце. Она сиганула прямо на него, обхватив ногами за талию, вцепилась мёртвой хваткой в шею парня, расцарапав её к чертям. Был бы Макаров девчонкой, он бы наверное тоже куда-нибудь сиганул от страха, а так он не посмел даже завизжать, потому так и остался молча стоять с открытым ртом, машинально обняв девушку чуть ниже края полотенца, не в силах вымолвить ни слова. Огонь желания боролся с тихим ужасом, охвативших парня практически одновременно.
- Полин, ты ли это? – почти шепотом пробормотал он, не веря в происходящее.
- Там… Там… - выдавила Свиридова дрожащим от страха голосом, продолжая висеть на нём, намертво вцепившись в парня,– дементр! – наконец выпалила она.
Макаров поперхнулся слюной от только что услышанного. О, как ему не хотелось её отпускать, прям так бы и прижал к стенке, но там как назло какой-то дементр нарисовался, чтоб его… «интересно, что за дементр сидит в ванной комнате…» Парень отнёс девушку в гостиную, аккуратно усадив на диван. Она явно была очень напугана. Затем он направился в ванную ловить «дементора».
- Максим, не ходи туда, он тебя съест! – испугалась девушка.
- Боюсь, подавится! – ответил парень, - я слишком костлявый, ему бы печку сожрать – вот это я понимаю, обед! – попытался пошутить Макаров, затем поскользнулся на мокром кафеле и улетел под раковину с громким матом.
- МАКСИИИМ! Я ИДУ К ТЕБЕ!– завопила Полина, услышав грохот, она залетела на кухню и в следующий миг (и откуда только храбрость взялась ) показалась в ванной, держа в руках сковородку солидных размеров, довольно тяжёлую! – где этот козёл???
- Вот он! – вынырнул Макаров из-под раковины, держа в руках крохотного мышонка. – Боюсь, если ты меня сейчас не покормишь, придётся мне таки зажарить и съесть этого дементра! – смеялся макар, выходя из ванной. У парня от столь ярких событий разыгрался аппетит. Девушка же так и осталась стоять завёрнутая в полотенце со сковородкой в руках. – Надо сказать, у вас очень впечатляющий вид – не удержался от комментария Макс, окинув голодным взглядом Полю, и на всякий случай скрылся в гостиной.
- Ты что, и вправду подумала, что в ванной дементр? – прицепился к девушке Макаров, когда они уже пообедали и теперь просто сидели и мирно болтали.
- Ну, не знаю, называй, как хочешь: барабашка, привидение, домовой! – ответила девушка. – Так страшно было, кошмар просто!
- Ага,- веселился парень, - я заметил! Хорошо, хоть полотенце не забыла! «Хотя, жаль, конечно, лучше бы забыла…»- думал он про себя.
- Макаров! – Свиридова закрыла лицо руками, готовая провалиться сквозь землю. – Давай лучше чай пить.
- Как скажешь, – вздохнул парень, - чай, так чай.
День подходил к концу, ещё с вечера погода стала портиться. Небо заволокло поистине чёрными тучами, ближе к ночи стали слышны раскаты грома. Максим с Полиной разошлись по разным комнатам. Ветер за окном усиливался, и дождь барабанил по стеклу всё сильнее. Свиридова не спала, она всё думала о Максе, о том, что она, чёрт возьми, не может выбросить его из головы, даже не смотря на тот факт, что у него есть девушка. С тех пор, как Полина с Максом расстались, не прошло не одного дня, чтобы, девушка о нём не вспомнила, не прошло не одной ночи, чтобы Свиридова о нём не думала, заставляя сердце биться чаще в груди. Всё это время она жила этими воспоминаниями. Раздался гром, свернула молния, потом ещё и ещё. Поля с детства боялась грозы, и вот теперь в её душу закрался самый неподдельный страх. Недолго думая, она встала с постели и вышла из комнаты.
Макаров тоже не спал. Он уже пересчитал овечек, баранов и коз, один фиг, ничего не помогало. Рыжеволосая бестия похитила его сон и покой, пожалуй, до конца дней своих. С тех самых пор, как они расстались, не прошло ни одного дня и ни одной ночи, чтобы он не вспоминал о ней. И эта ночь не стала исключением. Полина прочно поселилась в его мыслях, заставляя сердце выскакивать из груди, в который раз воскрешая душу, которая, казалось, умерла с её уходом. И не смотря на тот факт, что она замужем, он по-прежнему её любил. Даже ненависть, что постоянно присутствовала рядом с этой любовью, с тех самых пор, как она предала его, в последнее время куда-то испарилась.
Тем временем погода за окном разбушевалась не на шутку. Накануне в городе было объявлено штормовое предупреждение, и на этот раз синоптики угадали прогноз. Местная горэлектросеть подстраховалась и вырубила электричество во всех домах. Тверь погрузилась в темноту, и теперь освещалась лишь вспышками молний, которые постепенно учащались.
Дверь в гостиную тихонько открылась. – Маакс, ты спишь?- Спросила девушка, дрожа от страха. Она готова была уже зареветь в голос.
- Нет, не сплю, - парень сел на диване, поджав под себя ноги.
- Я грозы боюсь! – выпалила девушка. В это время как раз шарахнула молния, и Полина с визгом запрыгнула к Максиму на диван.
- А я и не знал, что ты такая трусиха, - выдохнул Макаров, машинально обняв девушку за плечи. Надо сказать, он был слегка шокирован в очередной раз за последние сутки. Полина же даже не пыталась сопротивляться, напротив, сильнее прижималась к нему. От страха она даже забыла накинуть халат, когда почти выбежала из своей комнаты, и теперь пребывала в одном лишь ночном одеянии. Максима накрыла волна желания. Ему пришлось закусить губу, из последних сил сдерживая себя. - Не бойся, солнышко, я рядом! – пробормотал он, уткнувшись в рыжую макушку, сердце колотилось в бешеном ритме. Он опустил руки ей на талию, ощущая сквозь тонкий шёлк ночнухи её нежное тело. Он склонился к её лицу, нашёл губами её губы. Полина же и на этот раз его не оттолкнула, и даже ответила на поцелуй. Его горячее дыхание обжигало её шею, разжигая пламя у неё внутри. По их телам прошёл мощный разряд, подобный молниям за окном. Максим ловким движением рук снял с неё шёлковое одеяние и прильнул к упругим полусферам, прижимая её к себе ещё сильнее. Всё время, что они были в разлуке, он бредил во снах лишь о ней, и вот теперь наяву он прикасается к ней, целует её и любит той безбашеной любовью, на какую только способен человек. Такая любовь не знает границ, не признаёт запретов, посылая к чёрту условности и правила. Эта рыжая бестия словно воскресила его с того света, заставляя вновь дышать полной грудью. По его телу прошла сладкая дрожь, и Полина отвечала ему тем же. Волна наслаждения накрыла их с головой, заставляя забыть обо всём и обо всех. Словно на этой планете существовали только двое – он и она. Отныне у них снова один пульс на двоих, их сердца воссоединились в одно большое целое, и поодиночке они снова будут кровоточить. Они ловили каждый момент, отдавая себя без остатка, получая нечто большее взамен. А ветер за окном разошёлся не на шутку, заглушая их стоны, вырывающиеся из груди и заставляющие их тела содрогаться сладкой дрожью снова и снова.
Утром Макаров проснулся и не обнаружил рядом с собой девушки. Он оделся, прошёл на кухню, но и там никого не было. Тогда парень поднялся на второй этаж, подойдя к двери своей комнаты, и услышал всхлипывания.
- Полин, ты что, плачешь? – обеспокоено спросил он, войдя в комнату. Свиридова сидела на диване, складывая свои вещи в сумку. – Ты что делаешь? – подошёл он к ней.
- Что не видишь, вещи собираю! – выдохнула она, поспешно смахивая слёзы с ресниц.
- Как собираешь? Куда? Зачем? – теперь он уже реально испугался. – Поль, я тебя что, обидел? – Макар сел рядом на диван, обхватив голову руками. – Да не молчи ты, пожалуйста! Скажи уже что-нибудь! У меня скоро голова развалится!
- Максим, я уезжаю в Москву, – наконец ответила девушка. – Прости, нам не нужно было начинать всё снова…
- Поль, я нихрена не понимаю! – не мог поверить в только что услышанное он. – Совсем недавно всё было хорошо, а сейчас что изменилось?
- Макс, у нас ничего не получится! Всё что мы делаем, это тупик! Понимаешь? Всё!
- У нас не может получиться только в одном случае, - стоял на своём парень, - если ты меня не любишь! Скажи, что ты меня не любишь, и я тебя держать не стану!
- Максим, у тебя есть девушка, да и я замужем! Глеб в городе, он меня ищет, - воскликнула Свиридова, закрывая чемодан.
- И что, ты сейчас возьмёшь вот так вот и уедешь? И на этом всё? К нему поедешь, да? – голос его дрогнул, Макаров сжал кулаки.
- У нас нет другого выхода!- продолжала гнуть свою линию девушка.
- Да выход есть всегда!
- Да, но не в нашем случае! – Полина посмотрела на него.
- Полиночка, скажи, что ты меня не любишь?
- Максим…
- Ты не ответила!
- Я тебя очень люблю но…
- Ну вот и всё!- подошёл он к двери, преграждая ей путь. – Я тебя никуда не отпущу!
- Но, Макс, Глеб он ведь рано или поздно за мной придёт!
- Как придёт, так и уйдёт! – Макаров обнял девушку. – Если что, ты сразу звони мне.
- Максим, я прошу тебя, не вмешивайся!- отвечала девушка. – Он мне тогда развод ни за что не подпишет!
- Подпишет, никуда не денется! – он вытер слёзы, бегущие по её лицу. – А нет, так подашь в суд.
- Тогда заберут квартиру моей мамы!
- Никто ни у кого ничего не заберёт! – успокаивал её Максим. – Я решу этот вопрос, но ты должна мне пообещать, что никуда не уедешь! – Он с надеждой смотрел ей в глаза. – Обещаешь? – девушка кивнула, - Ну и славно, – Макаров поцеловал её в губы, – мне пора в училище! Бонусный выходной лишь до обеда!

В училище суворовцы понемногу подтягивались из затяжного сквозного увольнения, коим наградили лишь Тверских учащихся, иногородние же ночевали в училище, отправляясь в город только днём. Макаров по возвращении из дома сидел в комнате досуга, решая одну непростую шахматную задачу, параллельно размышляя о делах насущных. Его размышления прервал Перепечко, шумно ввалившийся в помещение.
- О, Макар, наконец-то ты вернулся! – выпалил он, завидев друга, и приземлился рядом с ним так, что с доски улетело несколько фигур. – Я тебя все выходные жду!
- Печка, блин, такую комбинацию испортил! – бурчал недовольный Максим. – Чего тебе?
- Макар, я тут это… Ну… Короче с Анжлкой встречаюсь! Прикинь!
- Поздравляю! – прыснул Макар, - ты ждал меня все выходные, чтобы мне об этом сообщить что ли? Весёленькие у тебя свидания, однако! Анжелка –то ничего не сказала?
- В смысле? – не понял Стёпка.
- Ну, что ты гуляешь с ней, и всё время при этом обо мне думаешь?
- Придурок! – обиделся Степан, но тут же вспомнил, что хотел у него кое- о чём спросить и вмиг забыл про обиду. Он вообще-то парень не злопамятный, и ко всем шуткам пацанов давно привык, а это у него так, слова-паразиты вылетали каждый раз, как только кто-то из друзей пытался его подколоть по-дружески естественно. Правда сначала некоторые вещи он воспринимал вполне серьёзно, поэтому-то над ним и любили приколоться, но только по-братски. – Я вообще-то тебя хотел спросить кое о чём – несмело выдавил покрасневший Перепечко.
- Прямо заинтриговал. – Макаров сложил руки на груди и заинтересовано посмотрел на него.
Предугадать заранее, что может выдать этот с виду простой деревенский парень, было практически невозможно. – Короче, ну, это, в общем,… какие мне цветы подарить Анжелке? – огорошил мэрского сынка Стёпка.
- Блин, печка, - прыснул макар, - родил наконец-то! – и это то, ради чего ты меня ждал все выходные?
- Макар, ну просто такие вопросы по телефону не решить… Так что подарить?
- Ну не знаю, подари ей ромашки! – ответил парень, а лучше узнай, какие у неё любимые цветы.
- Блин точняк, макар, и как это я не догадался! – стукнул себя по лбу Перепечко. – А денег займи, ну, на ромашки?
- Блин, печка, с того и надо было начинать! – он достал с кармана кителя деньги и протянул другу.
- Спасибо, ты настоящий друг! Макар, вообще-то это не всё!
- Блин, задолбал реально!- закатил глаза Макаров. – Что ещё? - Печка несмело молчал, а потом, густо покраснев, стал что-то говорить ему на ухо. Макаров поперхнулся от услышанного. – Ты прав, Степан, вопрос настолько конфиденциален, что его по телефону не решают, отбой ромашкам! – пробормотал Максим, еле сдерживая смех.
- Почему отбой? – удивился Стёпка.
- Потому, Стёпа, ромашки - символ чистоты и невинности! А то, что ты у меня спрашиваешь, смутно напоминает что-то в корне противоположное! Кстати, - вспомнил вдруг Макс, - ты же уже неделю назад свою клешню засунул ко мне в портмоне и спёр оттуда целую пачку!
- Макар, тебе жалко, что ли? – жалобно скулил Степан.
- Боже упаси, Стёпа, просто мне пришлось тратить драгоценное время на аптеку, чтобы пополнить, так сказать, стратегические запасы на случай непредвиденной атаки! – он порылся в карманах кителя и протянул другу ещё денег. – Лилии подари, ты же у нас типа опытный ловелас!
- Спасибо, друг – поблагодарил Степан, - а это…
- А это, Стёпа, в аптеке купишь, Ромео, блин…
- Так, а у тебя что, нету? – удивился Перепечко. – Ты же сказал, что запасы пополнил!
- Ну, извини, брат, я как-то не подумал, что меня в стенах родного училища может постигнуть внезапная атака противоположного пола, с этим как раз тут полная напряжёнка, – открыл ему страшную тайну Макаров.
Перепечко же взял деньги и убежал. Макаров уже хотел было позвонить Полине, но тут в комнату досуга снова вломился Степан. – Макар, а это… может ты… ну… сам купишь… ну в аптеке… штуки эти?
- Стёпа, твою мать, как ты собираешься с девушкой время проводить, если ты даже в аптеку ссышь сходить?
- Да аптекарша, просто, так смотрит! – покраснел Степан. – Я стесняюсь называть вслух то, что собираюсь купить, как-то так.
- Ну, шепни ей на ухо, так же как мне нашептал! – смеялся мажор.
- Макар, придурок, ну помоги, а, будь другом! – прицепился к нему сокурсник.
- Ой, Стёпа, фиг с тобой, пойдём! – я смотрю, тебя так припёрло, что мёртвого поднимешь, так что лучше куплю, от греха подальше. Я надеюсь, ты Анжелку в училище не приведешь, а дождёшься, как благородный рыцарь следующего увольнения?
- Само собой, не в училище же! – обрадовался Перепечко и посеменил за другом. Купив необходимое, они вернулись обратно в расположение. Макаров отдал другу покупки, и уже хотел было заземлиться, но тут, как назло, в казарму вошёл философ, а может и к счастью, что это был не Ротмистров. Перепечко как раз складывал причиндалы в тумбочку, да с перепугу одну пачку уронил, и она улетела под ноги Максу, который шустро поднял её и спрятал в карман, мысленно кроя Степана трёхэтажками.
- А ну-ка, взвод, строиться на ужин! – скомандовал Кантемиров, ребята отправились на построение. Иван Адамович, построил взвод, убедился, что все прибыли из увольнения, хотел было отправлять ребят в столовую, как вдруг в расположение принесла нелёгкая генеральскую проверку. А после убийственной фразы канта, КАРМАНЫ К ОСМОТРУ, прозвучавшей в присутствии самого начальника училища, у Макарова в голове было только одно блюдо – «Перепечко, запеченный в духовке и зажаренный повторно в трёх маслах на сковороде… - Так, а это что такое??? – заметил кант в руке у Макса пачку сомнительного содержания. «Ну, печка, баран косорукий, урою блин…» - только и успел подумать Макар, а вслух произнёс – не могу знать!
- Макаров, три наряда вне очереди плюс строгий выговор! – рявкнул зелёный от злости Иван Адамович. – Завтра родителей ждём в гости, так сказать, пусть просветят сыночка, для чего и куда надевают эти штуки! Взвод, ТУМБОЧКИ К ОСМОТРУ! – продолжил командовать философ, и все отправились в казарму.
- Печка, ты труп! – шипел на парня Макаров, генерал тем временем следовал за ребятами. Когда же все пришли в казарму и открыли тумбочки, Перепечко вдруг вцепился в свою тумбочку, что есть мочи, на отрез отказываясь её открывать. – Печка, кабан, открывай, давай! – снова шикнул на него Макс, - не мне же одному толчки драить!
- Степан, мы ждём! – скомандовал философ.
- Товарищ прапорщик там просто это…ну… - мямлил печка, не решаясь открыть тумбочку.
- Что там ЭТО НУ? – философ отодвинул суворовца и, открыв тумбочку, извлёк оттуда содержимое. – тааак… а вот это уже интересно! – он держал в руках пачку того, чего извлёк у Макарова и журнал Playboy. – Перепечко, тебя что же, так плющит, что перед тем, как разглядывать картинки весьма занимательного содержания, ты надеваешь средства защиты? – Взвод практически лёг от дикого ржача, даже генерал не удержался от смеха и только Перепечко молча стоял красный, как помидор.
Пётр Иванович вот уже десять минут как сидит в кабинете заместителя начальника училища и нервно долбит пальцами по столешнице. Его неожиданно выдернули прямо из командировки, сообщив, что его чадо что-то натворило, что-то из ряда вон выходящее.
- Неужели, БТР угнал? – размышлял Макаров - старший вслух. – У-ду-шу!
- Да вы подождите, варианты придумывать, - пытался его остудить полковник Ноздрёв. – Сейчас он придёт, и всё узнаете. – Тем временем в кабинете стали собираться остальные офицеры и преподавательский состав в лице учителей математики, литературы и эстетики. Они же БМП, ПАЛОЧКА и ЭТИКЕТКА, завершала сию колонию психолог Софья Константиновна. Им сообщили, что в третьем взводе двое учудили и надо бы их разобрать на педсовете в присутствии родителей.
Первым под раздачу попал Макаров, и это хорошо, что Перепечко зайдёт после него, иначе он бы его убил прямо тут. Парень зашёл в кабинет, окинув взглядом присутствующих, молчал.
- Узнаешь? – Ноздрёв бросил пачку презервативов, на стол.
- Никак нет! – выпалил Макаров, готовый провалиться сквозь землю.
- Я извиняюсь, сыночка, - чуть не визжа от увиденного, обратился к Максу отец, - но лучше бы ты и вправду БТР угнал!
- Пётр Иваныч, вы уж объясните отпрыску, что это такое, куда и когда надевают! А то не знает мальчик! – иронизировал полковник.
- Мда… уж я ему и расскажу и покажу! На этот счёт вы не сомневайтесь! – ответил полковнику красный мэр города. – Где взял, чучело? – обратился он к сыну, что стоял, ни жив, ни мёртв. – В аптеке напротив училища? То – то я еду по проспекту, смотрю, а моё чадо с пухлым в придачу из аптеки вылетают такие голуби важные и через дорогу рысью…
- А это, стало быть, у вас с Перепечко на двоих? – Ноздрёв достал из-за стола порно журнал. Полина поперхнулась от увиденного. – Ну что вы, Полина Сергеевна, тут, между прочим, вполне эстетичные натуры! – продолжал вещать Ноздрёв. У Макса пересохло во рту, он закашлялся, а про себя подумал, лучше бы подавился насмерть. А Ноздрёв тем временем набрал дежурного и попросил поторопить суворовца Перепечко, который, будучи в наряде, домывал расположение. Вскоре дверь в кабинет заместителя открылась, вошёл хмурый Стёпка и остановился как вкопанный рядом с Максом, который тут же показал ему кулак и смерил многообещающим взглядом. – Ну а ты, Перепечко, может объяснишь, откуда у тебя журнальчик – то с коробочкой занимательной?
- Так я это, ну… - заикал пацан… - кхм…как бы это сказать-то…
- Ля, мать, ты смотри, икает бедный! – подал голос отец Степана, что сидел вместе с женой всё в том же кабинете. – Что, забыл как называется что ли? Так я те напомню! Год нечем будет…
- Старый, чё ты мелешь! – перебила его жена.
- Цыц, дурында! Я говорю, год не на чем сидеть будет, всю задницу синяками обработаю! Ишь чего удумал! – Он злобно посмотрел на сына – ты даже не знаешь, как это называется, а уже прикупил понимаешь ли… Давай, покажи нам мастер класс, все в сборе!
- Думаю, обойдёмся без мастер класса! – перебил его Ноздрёв. В общем, так, супчики, отныне на ближайшие три дня ваша постоянная и единственная девушка будет тряпка в комплекте со шваброй! И не забудьте про средства защиты, я имею в виду перчатки!
Ночь. В суворовском отбой, и только два залётчика шуршат, к утру казарма должно блистать от чистоты и порядка. – Печка, козёл ты косорукий! – время от времени срывался Макаров на друга, - как мне теперь Полине в глаза смотреть?
- Макар, ну извини, я не хотел, так получилось! – мямлил Стёпка, у которого уже все кости ломило от усталости. – Хочешь, я к ней сам подойду и скажу, как всё было на самом деле?
- Нет уж, уволь! – испугался Максим, ты про эти штуки резиновые со своей Анжелкой разговаривай, а не с моей девушкой!
- Блин, макар, а у меня же батя пачку конфисковал! – вспомнил Степан. – Чё теперь делать, а?
- В монахи постригись, блин! – рыкнул Макаров, который мало того что до сих пор оставался не в духе, так ещё и проделанная работа, за которую он нехило огрёб от папы, оказалась обречена на провал. – Ну, или штурмуй детские магазины, боюсь, последний вариант твоему бате не понравится.
- Слушай, а может, ты ещё раз… ну… в аптеку сгоняешь? – с надеждой спросил пухлый.
- Э не! – отказался Макаров, - меня батя так вздрючил, одного раза хватило! У него и так из-за, прости господи, пачки каких-то несчастных гондонов, в самом что ни на есть прямом смысле этого слова, важная сделка с иностранцами сорвалась. Так что на ближайшее время я у него в чёрном списке. Шаг влево, шаг вправо – расстрел.
Так за разговорами они закончили первую вахту своего наряда вне очереди.
Поспать Макарову с Перепечко так и не удалось, потому парни, как могли, старались на занятиях не заснуть. Степан в итоге интегрально захрапел на геометрии, смачно при этом причмокивая губами, схлопотав, таким образом, пару гранат от БМП. Максим же как – то уронил голову соседу на плечё на литературе, но Соболев среагировал во время, толкнув его в бок так, что тот на какое – то время забыл про сон. Так они дожили до последней пары – эстетики. Макаров честно старался слушать Свиридову, без конца зевая, прячась за учебником, из последних сил боролся со сном, который всё - таки его сморил спустя минут десять после начала урока, да сморил так, что пушкой не разбудишь. Он тихо мирно спал на первой парте своего любимого предмета, хорошо хоть не храпел. И Полина не стала его будить, старательно делая вид, что не замечает такого вопиющего факта. Ведь она прекрасно видела, как он бедненький, еле дополз до её кабинета, после суток, проведенных в наряде, да и ещё ночь без сна накануне в придачу. Перепечко же, напротив, плющил харю добрую половину геометрии, зато теперь выглядел огурцом, и даже успевал записывать лекцию не только за себя, но и за Максима. И всё казалось, шло гладко, как вдруг, принесла же нелёгкая, дверь открылась, в кабинет вошёл тот самый случай, который кадеты называли в рифму между собой естественно – Ротмистров собственной персоной, «горяче любимый» третьим взводом. Ребята, было, трухнули за Макарова, что продолжал мирно спать за первой партой, но тот вдруг, как по заказу, вскочил с места и гаркнул: СМИРНО!!! Сказать, что все обалдели, – ничего не сказать. Его как будто выдернули из глубокого сна, видок, конечно у него был весьма заспанный, ну хоть офицер не успел заметить, что кадет спал. Вадим Юрич дал распоряжения кадетам и вышел. Макаров же опустился обратно на стул.
- Нифига, макар, у тебя что, чуйка на Ротмистрова? – восхищались пацаны, - а мы уж было испугались, что тебя попалят!
- Сам в шоке – ответил Макс, - он мне во сне приснился, вот я и вскочил, походу! – Через пару минут все стихли, и Полина продолжила вести занятие, Макаров же снова задрых мёртвым сном практически мгновенно.
Шло время, наступила суббота, Полина сходила в магазин, приняла душ и теперь корпела над тетрадями. Максим сегодня не придёт, ему закрыли увольнение из-за недавнего случая вместе с Перепечко. Зазвонил мобильный, девушка, посмотрев на дисплей, сбросила вызов. Это был Свиридов, и ей очень не хотелось общаться с ним даже по телефону. Полина догадывалась, что он хочет её сманить в Москву, а Поле, если честно, ехать с ним было страшно. У девушки синяки совсем недавно зажили, и ей не хотелось подвергать себя новой опасности. Да и Макс от такой идеи, мягко говоря, будет не в восторге, хотя какой там не в восторге, он её просто не отпустит. Её размышления прервал звук открывающейся входной двери…
Макаров отработал свой внеочередной наряд, парень практически валился с ног от усталости. Он доплёлся до казармы и плашмя рухнул на кровать. И пусть заходит хоть сам министр обороны, он ни за какие коврижки не поднимет свои кости в вертикальное положение. Через некоторое время его вызвали на КПП, придя туда, он увидел Валерию.
- Чего тебе? – смерил он недовольным взглядом девушку.
- Макаров я тебе поражаюсь, - отвечала она. – А что мне уже к своему парню прийти нельзя? Соскучилась и решила навестить, а ты, я смотрю, не в духе, что с настроением? – Девушка хотела было его обнять, но Макаров резким движением скинул её руки со своих плеч. – Я не понимаю, - не ожидала такой реакции Валерия, - ты что, всё ещё обижаешься на меня?
- Лер, мы больше не можем встречаться! – выпалил Максим. – Прости!
- Макаров, ты в своём уме? – пришла в ужас от подобного заявления девушка. – Да мы с тобой последний раз виделись чёрте когда! Что ты, чёрт возьми, несёшь?
- Я люблю другую! – твёрдо стоял на своём парень, - всегда любил только её!
- Так значит, да? – она готова была заплакать, - значит, мне тогда не показалось! Ты поэтому меня к себе не звал в последнее время? Кого ты там прячешь на самом деле, квартирантку ли? – ещё чуть-чуть и у неё начнётся истерика.
- Лер, прости, я пытался её забыть, но у меня не получилось! Давай, это будет последний раз, когда мы с тобой виделись? – Он развернулся и пошёл прочь, не дожидаясь ответа.
Валерия же, придя в себя, решила наведаться к родителям Макса. Через некоторое время она уже звонила в дверь квартиры Макаровых – старших.
- Здравствуйте, Лариса Сергеевна! – поздоровалась девушка. Надо сказать, она неплохо ладила с мамой Максима, равно как и с отцом. – Вы не могли бы дать мне ключи от квартиры Макса? Я просто там кое-какие вещи оставила, хотела забрать. – Она действительно там оставила свои вещи.
- Конечно, Лерочка! – Макарова охотно протянула ей ключи. – Мы как-то с Петей хотели туда наведаться, прибраться, а Максим сказал, что квартирантов пустил туда, так что мы давно уже там не были.
Лера взяла ключи и отправилась на квартиру к Максу. Когда она пришла, открыла дверь ключом и вошла в квартиру. Надо сказать, девушка была при полном параде: короткая юбка, топ, еле прикрывающий все её прелести и кожаная куртка, на лице тонна косметики. Она же не думала, что Макаров решит вот так с ней расстаться. В коридоре она столкнулась с девушкой, которая показалась ей знакомой.
- Здрасти, я вещи свои забрать пришла, Максим мне дал ключи, - разглядывала оценивающим взглядом Валерия девушку, прошла по-хозяйски в спальню на первом этаже, открыла шкаф, стала собирать свои вещи. Их было немного, ведь Макаров ей так и не предложил переехать к нему за всё время, что они встречались, потому тут были только самые необходимые вещи. Полина же молча стояла в стороне, наблюдая сею картину, она сразу поняла, что это его девушка. Валерия тем временем вспомнила, где она видела эту квартирантку, на фотографии, которую она нашла как-то у Макса в кармане куртки. Лера тогда закатила Макарову скандал и потребовала объяснений, на что он ответил, что ничего ей объяснять не обязан, а от фотки, мол, избавится. Лера в очередной раз поверила ему на слово и в очередной раз он это слово не сдержал. Позднее она находила эту же фотку в коробке с дисками у него в комнате, но поднимать эту тему не стала. Теперь же девушка была уверена, что «квартирантка», которую якобы пустил Макс на квартиру и есть та самая этикетка из училища. Она не оставит всё так просто…
- А вы и есть та самая квартирантка? – спросила вдруг она, - Максим мне говорил, что сдаёт квартиру. – Хотите совет? Вы только с хозяином этой квартиры не связывайтесь! Бабник, каких поискать! Мы когда с ним встречались, он мне выше крыши нагонит про увалы закрытые, про то, что он в нарядах зашивается, бедненький! А сам тем временем по гостиницам с бабами разными путешествовал, козёл!
- Простите, конечно – подала голос Полина, - но зачем вы мне всё это рассказываете? – Она поняла, что видимо Макаров с Лерой расстался, вот та и бесится теперь. Хотя в душу закралась какая-то непонятная ревность и тревога.
- Я вас умоляю, ничего личного, - Лера закончила собирать вещи и направилась к выходу, - так, решила предупредить, солидарности ради! Он ведь наверняка сегодня ночевать не придёт, а в училище, кстати, его нет, в увольнении гуляет, я узнавала! Всего доброго, - процедила она сквозь зубы и вышла из квартиры, бросив на тумбочку в прихожей связку ключей. Полина закрыла за ней дверь, она решила всё же проверить, где сейчас Максим. Немного погодя девушка отправилась в училище, но на КПП сказали, что Макарова в расположении нет.

Макар сидел в бытовке, вот уже в сотый раз набирал номер Полины, но та не брала трубку, он уже начал беспокоиться. «Неужели она всё-таки уехала к этому своему Глебу» - роились мысли в его голове, от которых всё внутри переворачивалось. Ещё немного, и он начнёт тут всё крушить. А тут ещё как назло СОСы, один за другим периодически шныряли в бытовку, и парня это стало порядком раздражать, он не выдержал и наорал на парочку таких залётных.
- Чего орёшь, аж стены дрожат? – зашёл в бытовку Сухомлин, решил СОСов погонять?
- Сухой, прикрой, ладно? Мне в город позарез надо! – выпалил Макс, и вышел из бытовки, отправляясь на улицу.
Ему было плевать на то, что у него наряд и за подобный самоход обычно четвертуют, а точнее, ещё никто ранее даже не пытался уйти в самоволку, будучи в наряде. Макаров, перемахнув через забор, рванул домой через дворы, срезая, таким образом, путь, а заодно и уменьшая шансы нарваться на патруль, который обычно прочёсывал центральные улицы города. Когда он, наконец, добрался до дома, то не обнаружил там Полины. «Полечка, пожалуйста, возьми трубку…» - думал он, набирая её номер, но абонент теперь просто был отключен. Тогда Макс рванул на вокзал, по пути набирая номер АМчика, помощника отца. – «Алло, Александр Михайлович, мне нужно срочно пробить московский адрес одного чувака… Свиридов Глеб…. И ещё, отмажьте меня в училище, а то я в самоволке и теперь собираюсь в Москву…. Нельзя откладывать, вопрос жизни и смерти»…
Когда он ехал в поезде, помощник мэра уже сообщил ему московский адрес Свиридова, а так же сказал, что отмазал его в училище на пару дней. На вопрос, что у него случилось, Макс ответил, что разберётся сам. Через три часа он был уже в Москве. Найти нужный адрес особого труда не составило, и вот он стоит у дверей квартиры Свиридова и звонит в звонок. Как только Глеб открыл дверь, то сразу же отлетел в сторону от удара в лицо. – Какого хрена… - только и пробормотал хозяин, машинально закрывая лицо руками, сквозь пальцы при этом сочилось кровь.
- Где она? – спросил Макс и снова стал наносить один удар за другим. – Убью, сука! – Орал он на Свиридова. На шум в коридор из спальни выбежала испуганная девушка, завёрнутая в полотенце. Макаров отвлёкся на неё, за что получил ответный удар под дых. – Полина где, урод? – сцепился парень со Свиридовым, убедившись, что это была не Поля. – Что ты с ней сделал, мразь?
- Слушай, сопляк, а не ты ли случайно её прячешь всё это время, что я её ищу? – подозрительно спросил Глеб. – Видишь ли, у меня её нет, но я буду тебе преблагодарен, если ты мне скажешь, где ты её прячешь? – он скрутил парня и слегка ослабил хватку, чтобы тот не склеил ласты. Свиридов будет использовать его как приманку для своей «горяче любимой» жены.
- Значит, она не у тебя? – начал понимать Макаров, что девушка тут не появлялась «Сказать можно всё что угодно, а если он её где-нибудь держит…» - думал парень про себя. - Тогда где?
- Понятия не имею! Я же говорю, сам её разыскиваю! – шипел Свиридов, в душе радуясь, что такая рыба, как сынок мэра, сама в сети заплыла. – Собственно, сейчас узнаем, - Свиридов достал телефон, и хотел было набрать номер жены, как вдруг в кармане Макса зазвонил мобильник – это была Полина. Он вытащил телефон парня из кармана и ответил на звонок. Максим ничего не смог сделать, слишком сильно его скрутил Глеб, и руки его теперь были связаны. К тому же этот козёл уже и охрану свою вызвал, чтобы уж наверняка рыба из сетей не выпрыгнула.
Полина, когда узнала, что Макса нет в училище, решила, что он всё же гуляет в увольнении с какой-нибудь девицей, как и сказала ей Валерия. Расстроенная она отправилась домой, собирать вещи, намереваясь съехать от Максима. Она хотела было позвонить Ксюше, что бы та её приютила на некоторое время у себя, но как назло не нашла телефона. Девушка зашла в квартиру и обнаружила свой мобильник в ванной на полу отключенным. Видимо села батарейка. «Вот же растяпа» - думала она, подключая мобильник к зарядке. Когда же мобильник зарядился, она включила его и замерла. На дисплее высветилась куча пропущенных от Макса. «Выходит, он мне всё это время пытался дозвониться, какая же я дурра…» - думала девушка, поспешно набирая его номер. Однако ответил не Максим.
- ГЛЕБ??? – узнала голос в трубке девушка. – Что ты сделал с Максом? Он у тебя?
- Здравствуй, любимая! – ответил Свиридов, - пока ничего не сделал, а потом, это уже от тебя зависит…
- Я хочу его услышать! – потребовала девушка, из последних сил сдерживая слёзы.
- Как скажешь, любимая, - он подал знак охранникам, которые всё это время сторожили парня, один из них нанёс ему резкий удар в грудную клетку так, что Макс не сдержался и вскрикнул.
- Глеб, пожалуйста, не трогай его – плакала девушка, услышав голос Макса. – Я сделаю всё, что ты скажешь, только отпусти его!
- Естественно сделаешь! – констатировал Свиридов. – Другого выхода у тебя нет. Значит так, дорогая моя супруга, ты сейчас идёшь к папаше этого мэрского сынка и требуешь отдать моему отцу завод, это раз. Дальше ты едешь в Москву, и возвращаешься в лоно семьи, и заживём мы с тобой долго и счастливо! Надеюсь, пацан твой от горя не помрёт!
- Полина, не слушай его! Не вздумай сюда приезжать! Всё будет хорошо, только, прошу тебя, не уезжай из Твери! – Закричал Макс, в надежде, что Поля его услышит, и тут же был отправлен в нокаут, а то, не дай бог, соседи ещё сбегутся.


Болею МиП...
 
маськаДата: Понедельник, 04.06.2018, 04:35 | Сообщение # 24
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 57
Репутация: 262
Статус: Offline
Игорь Соколовский смотрел по телеку футбол. На столе стояла пока нетронутая бутылка пива и ещё несколько таких же в холодильнике. Парень затарился давно, но всё никак не мог выкроить время, чтобы попробовать этот божественный напиток. Несколько раз до настоящего времени мажор, как ему казалось, находил это время, но ему это только казалось. Как только он собирался выпить пива, к нему сразу же поступали звонки от друзей с просьбой помочь им выбраться из дерьма, куда нечаянно те вляпывались накануне. А последние два случая выпить пива запорол ему макар собственной персоной: то с Полиной поругался, погано ему видите ли, и пиво его не катит, пришлось выпить водяры. То загремел в ментовку по пьяни, так что пришлось Игорю вписаться за друга. Ну какое пиво, люди, тут даже виски не помогут разве что печкин самогон, привезенный из деревни накануне как раз пришёлся к стати- любой стресс снимает на ура вместе с башней собственно. После такой грандиозной пьянки его самого вместе с макаром и печкой пришлось вытаскивать из обезьянника. С тех пор мажор был в завязке, и вот он вспомнил о заначке. Как раз время нарисовалось, словом, всё как по заказу. Парень сгонял в ларёк за свежей воблой и теперь располагался перед телеком. Но не успел он налить пенное в бокал, как раздался протяжный звонок в дверь. Соколовский даже обрадовался возможности выпить пива в компании, но, открыв дверь, он увидел Полину.
- Макса похитили – с ходу выдала девушка, готовая разрыдаться.
- Так, успокойся, - сам чуть не выпал в осадок Соколовский, запуская девушку в квартиру. Он усадил её в гостиной. – А теперь с чувством с толком с расстановкой, что случилось?
- Глеб похитил Макса и держит его в Москве у себя в квартире, – сбиваясь, выдавила девушка.
- Кто такой Глеб?- вытягивал информацию мажор.
- Это мой муж…
- Ахренеть… - обалдел от услышанного Игорь. – Я и не знал, что ты замужем. А он что, узнал про вас с макаром?- девушка кивнула. – Дела…. На вот ключи – достал он из кармана связку и протянул девушке. – Жди меня в машине, я ребят подключу и поедем.
По дороге в Москву Полина всё рассказала Игорю всё с самого начала: и про мужа, и про то, как она вышла замуж, и про отца своего, так называемого мужа.
- Капец, Полин, - только и сказал мажор. – Я думал после того как ты замуж вышла и уехала, мы его потеряем. Связался он с Леркой на свою голову, та ещё штучка и родоки у неё не а